Путин вводит российские силы специального назначения в борьбу с COVID-19

Президент Российской Федерации Владимир Путин приказал министру обороны России Сергею Шойгу разработать план использования российских сил специальных операций (ССО), а также других сил и средств Министерства обороны для борьбы с распространением вируса SARS CoV-2.

Распоряжение было издано после совещания на тему «Санитарно-эпидемиологическая ситуация в России» , которое президент провел онлайн с правительственными чиновниками 13 апреля 2020 года, и в ходе которого он подчеркнул тот факт, что российские военные эффективно работают за пределами России против эпидемии SARS CoV-2, набирая опыт в сложных условиях.

Ранее, в конце марта Путин распорядился провести комплексные действия по проверке российских ВС, чтобы определить их уровень готовности к участию в борьбе с эпидемией коронавируса.

Действительно, российские военные специалисты и техника были направлены в миссии за рубежом, в Армению, Боснию и Герцеговину, Италию и Сербию, по официальной версии - для борьбы с эпидемией. Они возвращаются с опытом и ценной информацией, которые Путин хочет использовать борьбы с последствиями пандемии коронавируса уже в Российской Федерации. Однако не все столь однозначно

Споры по поводу помощи Российской Федерации Италии в преодолении кризиса, вызванного пандемией COVID-19

Газета La Stampa выдвинула серию обвинений против Моквы в связи с российской помощью Италии. По мнению авторов статьи, Путин просто воспользовался возможностью расширить свое влияние в регионе в трудное время для Запада, используя инструменты «мягкой силы». При этом, в операцию были вовлечены также и сотрудники ГРУ, которые, как как утверждается в статье, тайно проникли в составе российской миссии на территории Италии в марте этого года. Известно, что премьер-министр Италии рассматривает Россию в качестве стратегического партнера, и с момента своего визита в Москву в 2018 году он призывает к прекращению санкций ЕС в отношении РФ.

Впоследствии американский аналитический центр «Институтом исследований глобальных угроз и демократий» (IGTDS), позиционирующий себя как некоммерческая независимая организация по исследованию государственной политики, опубликовал анализ военного присутствия России в Италии, подтвердив выводы La Stampa на основании анализа информации из открытых источников. В заключительной части своего анализа IGTDS указывает на наличие «документальных доказательств предположений La Stampa о том, что 80% российской помощи, направляемой в Италию, фактически бесполезны, в то время как развернутые так российские войска являются не только военными врачами, но и также разведчиками, офицерами спецназа и военными химиками».

Среди других аргументов в пользу этого утверждения был приведен и тот факт, что перед развертыванием российские военные изучали язык страны пребывания, что было истолковано как атрибут миссий, выполняемых ССО; российские военные, прибывающие на военно-воздушную базу Пратика-ди-Маре в Италии, носили знаки отличия, не связанные с российскими медицинскими или химическими войсками; Россия направила в Италию военную технику, используемую для дезактивации тяжелой и специальной военной техники, для анализа и генотипирования, обработки информации, для противодействия высокоточному оружию путем распространения аэрозольного щита, а также для бактериологических исследований; среди сотрудников, задействованных в миссии, имелись специалисты по военной разведке и психологическим операциям. Кроме того, количество самолетов российских ВВС, приземлившихся на авиабазе Практика-ди-Маре, а также интервалы между посадками напоминали операцию, проведенную Россией в Крыму в 2014 году, когда группа быстрого реагирования были развернуты в этом районе за несколько часов до того, как они захватили ключевые стратегические цели.

Хотя МО РФ и отвергло обвинения, опубликованные в итальянских СМИ, утверждая, что гуманитарная помощь, оказанная Италии, была бескорыстным шагом, некоторые подозрения остаются. Тот факт, что Путин хочет использовать опыт российских военных, наработанный ими за пределами страны, в миссиях по борьбе против COVID-19 на территории России, а также приказ о том, ССО участвовали в таких миссиях, последовавший через несколько недель после высадки российских военных в Италии, порождает дополнительные вопросы.

Примеры использования вооруженных сил в борьбе с пандемией COVID-19

Большинство стран, затронутых пандемией коронавируса, решили использовать свои вооруженные силы в этой «мировой войне» против невидимого врага, наряду с другими силами и средствами, особенно после введения чрезвычайного положения. Это нормально, и, в целом, отвечает назначению мощных инструментов, обеспечивающих национальную безопасность и оборону, но также имеющих опыт, человеческие ресурсы и материалы для эффективного вмешательства в случае бедствий и, в частности, располагающих сложными и мощными системами логистики. Мы видели такие примеры в Китае, Италии, Испании, США, а также в Румынии.

Румынские военные, в том числе военнослужащие FOS, в дополнение к адаптации тактики, методов и процедур к новым реалиям (например, социальное дистанцирование), участвовали, по просьбе властей, в различных мероприятиях, таких как поддержка военно-медицинского персонала в эпидемиологических процедурах сортировки в пунктах пересечения границы или в гражданских и военных медицинских учреждениях на территории страны; воздушная репатриация граждан в районах, подверженных риску заражения за пределами страны; установка и ввод в эксплуатацию модульных медицинских больниц; развертывание и эксплуатация систем обеззараживания персонала, загрязненного биологическими агентами; воздушные или автомобильные транспортные операции во взаимодействии с партнерами по НАТО, доставка медицинских материалов и  оборудования, приобретенного за рубежом; миссии по усилению персонала, работающего в пунктах пересечения границы и совместному патрулированию с силами МВД; проведение анализов на заражение вирусом SARS CoV-2 и других.

В свою очередь, американские военные из состава сил специальных операций, в основном медицинский персонал с предшествующим практическим опытом, проходили подготовку в рамках программы SOCRATES  для оказания медицинской помощи пациентам с COVID-19, включая обеспечение аппаратами искусственной вентиляции легких. Кроме того, военные наладили изготовление защитных масок.

Это всего лишь несколько примеров, которые подтверждают идею о том, что ССО не играют особой роли в этой миссии, а являются лишь инструментом усиления, который вместе с основными силами способствует достижению конечной стратегической цели - победе над вирусом-убийцей.

Место, роль и задачи российских ССО в ВС РФ

Спустя пять лет после создания российского командования сил специальных операций Путин в своем послании ССО подчеркнул, что создание этих подразделений стало «важным этапом в качественном развитии Вооруженных сил России, в повышении их мобильности и боеготовности. У страны появился еще один мощный, эффективный инструмент защиты национальных интересов».

Первый центр специальных операций в российской армии был создан в конце 1990-х годов по инициативе начальника Генерального штаба и официально назывался «Центр подготовки специалистов» при ГРУ. По имеющейся информации бойцы Центра активно участвовали в операциях по борьбе с терроризмом в Чечне, борьбе с пиратством в Аденском заливе, учениях в странах СНГ и конфликте с Грузией в августе 2008 года.

В 2009 году было создано Управление специальных операций под командованием начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, а в 2012 году в ходе процесса модернизации Вооруженных Сил оно было преобразовано в Командование Сил специальных операций Вооруженных Сил. Российской Федерации. Официально о создании ССО в ВС РФ было объявлено в начале 2013 года.

По словам начальника ГШ ВС РФ генерала Валерия Герасимова, российские ССО и их командно-управляющая архитектура были созданы после изучения передового опыта обучения, подготовки и использования в бою таких подразделений в наиболее продвинутых в этой области странах мира.

В настоящее время ССО РФ обладают экспедиционными возможностями быстрого реагирования стратегического уровня, которые позволяют им действовать как компоненты наземных, воздушных и морских силы; имеют собственные учебные центры, полностью независимые от других родов войск, комплектуются только профессиональными военными, оснащены самым современным оружием и техникой, имеют упрощенную и уникальную систему командования и контроля, подчиняясь непосредственно начальнику Генерального штаба. Он, по согласованию с министром обороны и президентом Путиным, и отдает распоряжения об их использовании в конкретных миссиях, таких как военное вмешательство или помощь, специальные операции в глубине вражеской территории, организация саботажа или борьбы с саботажем, контртеррористические операции и другие задачи, как в России, так и за её пределами. Впрочем, подробности обо всем этом публикуются, как и следует ожидать, крайне редко.

Российские ССО оказались в центре внимания мировой  общественности во время военной интервенции РФ весной 2014 года на Крымском полуострове, в результате которой эта украинская территория была аннексирована. Именно тогда они и заслужили прозвище «вежливых людей» - в русской версии или «зеленых человечков» в версии, принятой на Западе. Российская пропаганда широко использовала термин «вежливые люди» в пропагандистских целях, а некоторые российские чиновники даже выступили с лозунгами, такими как «Вежливость - это сила, которая откроет любую дверь».

Использование российских ССО в борьбе с КОВИД-19 на территории Российской Федерации

Вернемся к вопросу о том, чего хочет достичь президент Путин, отдавая приказ об использовании ССО в борьбе с COVID-19 в Российской Федерации, и открыто публикуя его на сайте Кремля?

Идет ли речь только о способности этих войск и их медицинских бригад или парамедиков быстро реагировать? Пригоден ли для борьбы с эпидемией опыт медперсонала в российских ССО? Если это так, и такой опыт был получен в ходе миссий по оказанию помощи другим государствам, то означает ли это, что предположения итальянских СМИ относительно присутствия военнослужащих из состава ССО РФ на территории их страны каким-то образом подтверждаются? Мы этого не знаем, потому, что мы не знаем, какие конкретные задачи ставятся российским ССО в управлении рисками, порожденными пандемией.

Наиболее очевидно использование специальных возможностей транспортной логистики, включая мобильные медицинские учреждения, такие как полевые больницы. Возможно и выполнение миссий по усилению присутствия для транспортных потоков на различных КПП или в совместных патрулях. с другими силами государственной администрации, включая психологическое влияние на население военных и их техники на улицах, с тем, чтобы контролировать и ограничивать его свободу передвижения для минимизации рисков распространения инфекции.

Но что еще, по мысли Путина, смогут делать эти «вежливые люди» или «зеленые человечки», неизвестно. Не вызывает сомнений лишь то, что в срок, установленный в указе президента Путина, никакие детали о планируемом использовании ССО в борьбе с COVID-19 не были опубликованы. Почему? В качестве меры по защите секретности специальных операций?

Среди мер, принятых МО РФ в борьбе с предотвращением распространения новой коронавирусной инфекции, представленных в последнем информационном бюллетене, размещенном на его веб-сайте, перечислены только те, которые предназначены для профилактики, тестирования и диагностики собственного персонала, обеспечение его средствами индивидуальной защиты, дезинфекция медицинского персонала, временное приостановление призыва на срочную военную службу, установка, строительство и ввод в эксплуатацию многофункциональных медицинских центров и дезинфекция помещений и сооружений.

Если в случае смешанной операции по аннексии Крымского полуострова «зелёным людям» удалось открыть с «профессиональной вежливостью» дверь в сердца и умы жителей этой территории (что, впрочем, верно в основном для крымчан только русского происхождения) и занять одну за другой стратегические позиции, контролирующие весь полуостров, то какую стратегию и тактику они будут применять для достижения своих целей в борьбе с вирусом-убийцей и только ли борьбой с вирусом всё еще ограничится? Это ещё предстоит выяснить. Во всяком случае, в Крыму российские ССО были очень хорошо подготовлены, экипированы, обучены и успешно использованы в операции, сумев завоевать репутацию «тихих профессионалов».

Вполне вероятно, что эти элитные военные возможности будут играть только роль средства усиления в борьбе с вирусом-убийцей в Российской Федерации. Но только дальнейший ход событий покажет, будут ли их возможности использованы в борьбе с невидимым врагом, или это только имиджевая игра президента РФ. Ведь в конечном счете силы специального назначения не являются и не должны считаться чудесной панацеей.

Примечания:

Мягкая сила - использование культурного и экономического влияния государства, чтобы убедить другие государства сделать что-либо, применяемое как альтернатива использованию военной силы; Кембриджский словарь

ГРУ - Главное Разведывательное Управление Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.

 «Вежливые люди». Термин впервые был использован главным редактором сайта «Голос Севастополя» со ссылкой на сообщение в блоге начальника службы безопасности украинского аэропорта, который сообщил, что российские военные «вежливо попросили» его сотрудников уйти, сопровождаемое угрожающими изображениями российской армии. Российские государственные СМИ быстро приняли этот термин в пропагандистских целях, и некоторые российские чиновники выступили с такими лозунгами, как «Вежливость - это сила, которая откроет любую дверь». 

 «Маленькие зеленые человечки» -  термин, используемый для описания русских солдат в масках, одетых в зеленую военную форму без эмблем и знаков различия, вооруженных до зубов современным российским военным оружием и техникой, наблюдаемых в Крыму во время российского вторжения в 2014 году.

Оригинал статьи

Автор -  Даниэль Илие (Daniel Ilie)

Перевод - Сергей Ильченко

Обсудить

Другие материалы рубрики

Апокалипсис завтра

Путин открыто заявляет Западу следующее: я собираюсь выиграть у вас гибридную войну и поставить вас на колени, несмотря на то, что я уступаю вам во всем. Потому что у меня есть перед вами одно решающее преимущество: в ходе моей агрессии я готов применить ядерное оружие, а вы для своей защиты нет. Я готов пожертвовать жизнями сотен тысяч, а может быть, и миллионов людей, а вы нет. Поэтому вы отступите и капитулируете.