Отказ Путина прекратить огонь в горячих точках, и попытка дискредитировать Макрона

23 марта Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш призвал прекратить все вооруженные конфликты. По его словам, сегодня мир стоит перед общим врагом - коронавирусной инфекцией COVID-19, которая поражает всех, независимо от национальности или вероисповедания.

В странах, разоренных войнами, медицинское обслуживание разрушено, а врачи часто подвергаются нападениям. Призыв Генсека ООН получил поддержку от постоянных членов Совета Безопасности ООН: США, КНР, Франции, ВБ, но не России.

Несмотря на демарш Путина относительно мирных инициатив Запада, президент Франции все же вызвался выступить парламентером. Макрон с Путиным провел телефонный разговор, в котором глава Елисейского дворца призвал прекратить военные действия на Донбассе, в Ливии и Сирии. В интервью радио France Internationale Макрон заявил, что готов к очередному диалогу с главой Кремля. Вопрос в другом, почему вообще другие лидеры должны уговаривать Путина прекратить огонь? Адекватные лидеры европейских стран знают, что прекращение войн в условиях массовой эпидемии и угроз жизни и здоровью населения планеты – это вынужденная мера. Но, несмотря на обращение Генсека ООН и личного призыва Макрона Путин продолжает делать то, что ему кажется «правильным».

Примечательно, что именно Франция, а не Россия (как главный виновник войны в Украине) выступила с инициативой на период пандемии прекратить огонь в горячих точках. По словам Макрона все члены Совбеза кроме России поддержали его предложение. Путин предпочел телефонный разговор в стиле старой советской кулуарной дипломатии. В этом же стиле, пресс-секретарь Песков, а не Путин озвучил подход Кремля заявив, что Россия пока не определилась поддерживать ли инициативу Макрона. Другими словами, «господа, мы ждем взамен предложения, которое придется по вкусу и удовлетворит имперские аппетиты Кремля».

В политике Макрон уделяет все больше внимания умеренности и желанию сохранить единство в стране, а также не допустить присутствие в Елисейском дворце в будущем пророссийских ультраправых политиков, связанных финансовыми обязательствами с Путиным. Яркий тому пример госпожа Марин Ле Пен. Кредо Макрона умение искать окно возможностей каждый раз, а если появляется брешь – ее заделывать. Но Макрон не учитывает, что кредо Путина создавать проблемы. Яркий тому пример: более ста случаев, когда пророссийские боевики нарушили режим прекращения огня. В Ливии под покровом пандемии пророссийская Ливийская национальная армия фельдмаршала Халифы Хафтара совместно с ЧВК «Вагнера» начали активные атакующие действия. Были захвачены прибережные зоны и готовилась полномасштабное наступление на Триполи, что заставило турецкую сторону вмешаться и ввести свой военный контингент на помощь легитимной власти Ливии (признанной мировым сообществом – Правительству национального согласия).

Макрон использует глубокое прочтение игры с Путиным – так он сказал. А после Саммита 9 декабря по Донбассу и освобождения заключенных он пытается закрепить успех переговоров. Такой же подход исповедует Макрон и с Сирией. Но Макрон не учитывает разницу его подходов и подходов Путина даже в прекращении огня. Для Парижа и для Европы это способ залечить раны и прекратить страдания людей, сберечь деньги и направить их на решение социально-экономических проектов, которые важны для мирного сосуществования. Но для Путина это лишь игра – с постоянным пополнением обменного фонда заложников для террора Киева и шантажа Запада, а война как фактор отвлечения внимания населения России от коллапса в экономике. Для Путина роль собирателя земель и сильного правителя в совокупности с желанием уничтожить ту Европейскую безопасность, которую так желает сберечь Макрон, выше ожидаемых экономических потрясений российского гражданина, и уж те боле европейцев.

Российский диктатор по телефону проинформировал президента Франции о спецоперациях в Идлибе. А решение гуманитарных вопросов будут обсуждаться в Москве в ходе российско-турецких переговоров. Путин «выбивает почву из-под ног» у Макрона намекая, что это не его зона ответственности. Макрон считает ключом к дальнейшему продвижению в вопросе Идлиба – решение гуманитарного аспекта. В конце концов таким образом он думает решить миграционную проблему ЕС, но для Путина это прием давления на Европу.  В свое время газета Le Figaro писала, что «…пока Макрон говорит, войска России бомбят». Война для Путина – это лишь способ максимально увеличить цену приза, который Кремль получит в результате переговоров.

Российская пропаганда пытается представить версию телефонного звонка Макрона, что он не против подружится с Путиным несмотря на войну с Украиной. Нагнетается истерия вокруг инициатив НАТО в Латвии и учений, которые Альянс проводит в Балтийском и Черном морях. Заявления Столтенберга, который заявил о необходимости дальнейшего «сдерживания» России и присутствия в Черноморском регионе (на фоне оккупации Крыма) трактуются Москвой исключительно как желание противостоять режиму Путина. Пропагандисты заявляют об ущемлении непризнанных республик обвиняя Макрона и Меркель в неспособности усадить Киев за стол переговоров с представителями «ЛДНР». Инициатива Макрона воспринимается Москвой как двуличный подход Запада, обвиняя Макрона в присваивании своих инициатив по снятию санкций и прекращению экономических войн в период пандемии. Как известно, российская резолюция по снятию санкций за агрессию против Украины была заблокирована западными странами, в том числе и Францией.

Но Путин все более настойчивее пытается навязать Западу мысль о том, что за прекращение огня нужно заплатить снятием санкций с России и поддержать инициативы Кремля в СБ и ГА ООН. Эту давнюю стратегию Путин давно продвигает. В конце концов именно для отвлечения внимания от аннексии и оккупации Крыма, Путин развязал войну на Донбассе.

Игнорирование Кремлем президента Франции, обосновывается и тем, что Путин не считает Макрона равным игроком, с которым нужно договариваться. Кремль видит в Мароне блеклую тень Шарля Де Голя, который был способен перечить США. Тогда как основная задача Путина – «усадить» за стол переговоров Трампа и наконец достичь договоренностей по разделению сфер влияния, которые в последствии будут закреплены в соглашении «Ялта-2». Именно такой раздел миропорядка видит Путин и никак иначе.

Путин не видит возможностей у Макрона протащить через СБ ООН резолюцию, которая связала бы руки США в вопросе военных операций за ее пределами (особенно на Ближнем Востоке). Более того, недавний отказ Дональда Трампа от таких инициатив не дает амбициям Путина пойти на согласования любых условий даже в период пандемии.

В инициативах Макрона Кремль видит исключительно европейский внутренний контекст, а потому ни на переговоры, ни на условия Запада не пойдет. В условиях «увядающей» Меркель и британского Brexit предложения президента Франции были расценены Путиным исключительно как способ получить и закрепить для Макрона статус лидера Европы за счет России. Именно из-за этого «царь» России не поддержал Макрона. Москва толкует так, что потери Франции в период пандемии выше потерь Германии из-за разницы в экономике, к тому же на носу муниципальные выборы во Франции, именно поэтому по мнению Кремля президент Франции юлит и пытается выдать желаемое за действительное. Путина как любого диктатора абсолютно не волнует ни война, ни жертвы среди российских военных, которых становится все больше из-за кровавых авантюр, лишь геополитика.

Стоит ли ожидать изменений в России? Разве что в худшую сторону. Наступит момент, когда российские финансы «начнут петь романсы», но непоколебимость Путина не даст ему покинуть свое грязное дело. Даже если 80% российского народа будет в нищете, это не станет поводом для признания своих ошибок, разве что еще большего ужесточения правил жизни.

Однако вопрос состоит в другом, если «матушку-Россию» уже не спасти, то сколько Европа будет терпеть все эти выходки бандитов из Кремля, которые ведут себя все более и более похабно, нарушая международное право и ущемляя права не только своих граждан, но и мирного населения стран Евросоюза.

Обсудить