8 Эстонский стрелковый корпус

В предшествующей своей статье («День Примирения») автор затронул болезненную проблему – как расхождения между различными национальными историческими традициями, различными интерпретациями событий Великой Отечественной войны усиливают взаимное отталкивание между народами бывшего СССР.

Наиболее резкий образец противопоставления национальных версий истории Великой войны и осмыслений имевших место в ее ходе событий представляет вопрос участия эстонского народа в тех драматических событиях. Наличие в эстонской исторической концепции «традиций боевой славы» (традиции таких формирований как 20-я ваффен-гренадерская эстонская дивизия СС или созданная в 1941 г.в Финляндии разведовательно – диверсионная группа Абвера «Эрна»)  затрудняет диалог между двумя Национальными Историями – российской и эстонской, что на международно-политическом уровне всемерно усиливает взаимную «глухоту» двух наций.

        Что же делать в такой ситуации? Наверное, просто вспомнить (и почаще вспоминать) тот факт, что была и другая история участия эстонцев в Великой Отечественной войне, история, в которой эстонцы доблестно сражались за общую Победу плечом к плечу с представителями других народов СССР. Прежде всего, речь должна идти о боевом пути 8 Эстонского стрелкового корпуса, о чем автор считает необходимым рассказать в этой статье.

        Замысел формирования войсковых образований в составе Советской Армии, укомплектованных эстонцами, возник сразу же после присоединения Эстонии к СССР летом 1940 г. Так в августе 1940 г. возник 22 стрелковый корпус, иначе именуемый 22-м Эстонским территориальным корпусом. Этот корпус во многом был сформирован на основе войсковых структур бывшей эстонской армии, командный состав был во многом укомплектован офицерами, служившими независимой Эстонии и даже сохранившими свою традиционную военную форму, только с советскими знаками различия. 22 корпус принял участие в боевых действиях против германских войск в июле – августе 1941 г., до официального расформирования корпусного управления 22 сентября 1941 г. Опыт формирования первого Эстонского корпуса в российской исторической традиции считается неудачным, при этом упор делается на многочисленных случаях дезертирства и перехода солдат и офицеров 22 корпуса на германскую сторону. Следует признать, что в этом случае имеет место неоправданное сгущение красок. В реальности Эстонский корпус принял участие в многочисленных ожесточенных боях на ленинградском направлении, в частности в обороне г. Порхов, а в середине июля 1941 г. отмечалась исключительная стойкость и упорство в бою военнослужащих входившей в 22 корпус 182-й эстонской стрелковой дивизии, защищавшей от германских войск г. Дно Псковской обл. Также в июле 1941 г. 180-я эстонская стрелковая дивизия участвовала в знаменитом контрударе под Сольцами, ставшем одним из первых успешных боев советских войск в ходе войны (под Сольцами в тяжелом положении оказались войска лучшего германского полководца Второй Мировой войны Эриха фон Манштайна), несколько позднее, в середине августа, эстонские дивизии участвовали в контрударе под Старой Руссой, имели тактический успех и на некоторое время смогли установить контроль над большей частью этого города. Доблесть эстонских воинов была по достоинству оценена советской стороной – под Порховым был установлен памятный знак в честь солдат и офицеров 22 эстонского территориального стрелкового корпуса.

        Здесь стоит вспомнить также подвиг его бойца, зам. политрука Арнольда Мери – первого эстонца, удостоенного звания Героя Советского Союза (присвоение звания – август 1941 г.). 17 июля 41-го, ведя наступление на г.Дно, германские войска атаковали 415-й отдельный батальон связи, в котором служил А.Мери, на боевые порядки батальона был выброшен десант, возникла угроза захвата штаба части врагом.  В критический момент боя А.Мери собрал вокруг себя группу бойцов и организовал стойкое сопротивление. В этом бою герой был четыре раза ранен, но штаб был спасен.

        Вскоре после расформирования 22 стрелкового корпуса руководящие органы Эстонской ССР, вследствие оккупации республики германскими войсками оказавшиеся «в эмиграции» (т.е. в Москве), обратились к военно – политическому руководству СССР, в частности в ГКО СССР,  с инициативой создания эстонского национального войскового соединения – стрелковой дивизии, ссылаясь на возможность немедленного использования для такого формирования 18 тыс. эстонцев. 18 декабря 1941 г. ГКО принимает постановление о создании на территории Уральского Военного Округа 7-й стрелковой дивизии, укомплектованной эстонцами. Для решения этой задачи призывались владеющие эстонским языком граждане Эстонской СССР – в т.ч. ушедшие в 1941 г. из Прибалтики с советскими войсками, а также эстонцы, проживавшие еще до 1940 г. на территории РСФСР, прежде всего в Калининской области. При создании эстонских национальных формирований были активно использованы воины бывшего 22 корпуса, а также бойцы созданных еще в начале войны в Эстонии вооруженных образований – рабочих отрядов и истребительных батальонов, уже участвовавших в боях при обороне Таллинна и Нарвы. Для сведения – в истребительные батальоны, предназначенные для борьбы в прифронтовой полосе с вражескими парашютистами, диверсантами, а также с «отечественным» уголовным элементом и бандами дезертиров, отбирались исключительно патриотически настроенные и лояльные граждане.

        Вскоре после начала формирования 7-й дивизии выяснилось, что количество отмобилизованных эстонцев намного превышает штатную численность такого соединения (дивизия насчитывала уже более 12 тыс. чел.). Поэтому в феврале 1942 г. было принято решение о создании еще одной этнически – эстонской, 249-й стрелковой дивизии.

        Летом 1942 г. формирование и 7-й, и 249-й дивизий было успешно завершено, соответственно возник вопрос о необходимости создания на их основе национального эстонского стрелкового корпуса. В конце сентября 1942 г. директива Наркомата обороны СССР утвердила решение о формировании 8-го эстонского стрелкового корпуса в составе двух названных дивизий, а также эстонского запасного полка. Поскольку две трети личного состава корпуса не имели боевого опыта и достаточной подготовки, было решено для усиления включить в его состав 9-ю гвардейскую стр. дивизию генерала А.П.Белобородова (при отправке на фронт 9 гв.сд была заменена в составе корпуса на 19 гв. Сд, а сам ген. Белобородов был поставлен командовать 5 гвардейским стрелковым корпусом, во взаимодействии с которым эстонцам 8-го корпуса довелось участвовать в Великолукской операции в декабре 1942 – январе 1943 г.), а также ряд отдельных частей – гаубичный артиллерийский и танковый полки и др. На ноябрь 1942 г. общая численность эстонских воинских формирований составляла более 27 тыс. военнослужащих (на 10 декабря 1942-го, к моменту вступления частей корпуса в первый бой, в его составе насчитывалось почти 32,5  тыс.чел.), из которых 88% составляли этнические эстонцы. Окончательное доукомплектование и сколачивание 8 корпуса осуществлялось осенью 1942 г. уже в составе Московского Военного округа, командиром корпуса был назначен участник боевых действий с первого дня войны эстонец генерал – майор Л.А.Пэрн. В октябре 1942 г. 8 корпус был передан в резерв Ставки ВГК, и вскоре Ставка приняла решение направить корпус в состав Калининского фронта, в расположение боевых порядков которого 8 корпус прибыл в ноябре и был передан в состав 3 ударной армии генерала Кузьмы Никитовича Галицкого, которой предстояло наступать на Великие Луки. В подчинение командарма К.Галицкого эстонцы поступили 9 декабря, уже в разгар Великолукской операции, совершив перед этим 130-километровый марш в условиях полного бездорожья и сильной метели, Любой читатель, когда-либо служивший в армии, без труда поймет, ЧТО это  такое.

        Однако о боях за Великие Луки мы расскажем отдельно, пока что отметим – боевой путь эстонского корпуса был трудным и славным, достойным самых высоких оценок и похвал. В январе 1943 г. вследствие понесенных под Великими Луками очень тяжелых потерь – в составе корпуса осталось немногим более 12 тыс. бойцов, в особенности велика была убыль в офицерском составе, - 8 эстонский корпус был выведен в резерв Калининского фронта на доукомплектование, причем пополнение  в основном состояло из этнических эстонцев – до конца войны их доля в личном составе этого соединения не опускалась ниже 80%. Уже в ноябре 1943 г. артиллерийские части корпуса были использованы в отражении контрудара гитлеровцев под Невелем. На определенном этапе бои под Невелем складывались достаточно неудачно для советских войск, возникла угроза окружения нескольких дивизий, а генералу А.И.Еременко эти неудачи стоили поста командующего 1-м Прибалтийским фронтом. В этой ситуации эстонские артиллеристы совместно с другими частями и соединениями советских войск сумели парировать развитие кризиса, а сменивший Еременко Иван Христофорович Баграмян выправил положение и разбил прорвавшуюся группировку противника. В январе 1944 г. те же эстонские артиллерийские полки поддерживали наступление 22 армии 1-го Прибалтийского фронта  на стратегически важный (см. об этом в последующем материале о Великолукской операции) железнодорожный узел г. Новосокольники на Псковщине, бои за который носили исключительно ожесточенный и кровопролитный характер (по некоторым сведениям в боях за этот узел, периодически возобновлявшихся на протяжении более чем года – с ноября 1942 г. по январь 1944 г., - погибло в общей сложности ок. 11 тыс. советских солдат и офицеров). Воины – эстонцы и в данном случае проявили высокую воинскую выучку и мужество, и 29 января Новосокольники были освобождены.

        После разгрома в январе – феврале 1944 г. блокировавшей Ленинград 18-й германской армии войска Ленинградского фронта вышли непосредственно к границам Эстонии. 8 стрелковый корпус был включен в состав этого фронтового объединения в марте 1944 г., и с этого момента воины – эстонцы в течение многих месяцев, до декабря, занимались выполнением своей основной задачи – освобождением родной земли. Летом 1944-го корпус вел боевые действия по расширению плацдармов на западном берегу р. Нарва (корпусному 85-му артиллерийскому полку за эти бои было присвоено почетное наименование Нарвский), а также по освобождению находящегося на восточном берегу Нарвы г.Ивангород, а в сентябре успешно сражался в районе Тарту, в  частности, сыграл основную роль в прорыве сильной оборонительной линии гитлеровцев на р. Эмайыги и в разгроме всей тартусской группировки врага. По итогам форсирования Эмайыги, в ходе которого 249 эстонская сд понесла тяжелые потери,  действия героев – эстонцев были высоко оценены советским командованием. 20 сентября был зачитан по радио приказ Верховного Главнокомандующего с благодарностью войскам Ленинградского фронта за победоносные действия в районе Тарту, среди особо отличившихся частей и соединений фронта был отмечен 8 стрелковый корпус, было упомянуто имя его командующего Лембита Абрамовича Пэрна.

После победы под Тарту войскам Ленинградского фронта была поставлена задача стремительным броском выйти к Таллинну и 22 сентября освободить столицу Эстонской ССР. Из состава 8 корпуса была сформирована одна из фронтовых передовых подвижных групп, этот отряд принял непосредственное участие в боях за Таллинн, боевое знамя соединения на башне Длинный Герман водрузили воины – эстонцы лейтенант Йоханнес Лумисте и ефрейтор Эльмар Нагельман. К концу сентября после непрерывных 10-дневных боев корпус вышел к границам Эстонии, завершив освобождение ее материковой части.

        Последний яркий эпизод участия воинов – эстонцев в боевых действиях в 1944 г. связан с их участием в Моонзундской операции, в ходе которой были очищены от германских войск четыре острова Моонзундского архипелага, последней территории Эстонии, остававшейся под оккупацией. Первый же бой в ходе этой операции, захват о.Муху, принес успех бойцам эстонской 249-й стрелковой дивизии – 5600 солдат и офицеров этого соединения были переправлены на этот остров 29 сентября на катерах и амфибиях КБФ (Краснознаменный Балтийский флот) под постоянным огнем противника,, что позволило уже к 1 октября полностью овладеть островом. За этот бой сразу три бойца 249 сд были удостоены звания Героя Советского Союза.

        Бои за Моонзундские острова осенью 1944 г. относятся к числу очень «трудных» наступательных операций советских войск. Операция продолжалась, несмотря на весьма ограниченную территорию боевых действий, огромное превосходство советских войск в силах и средствах и полное господство КБФ на Балтике, в течение двух месяцев, с конца сентября по 24 ноября 1944 г. В первые дни боев Советской Армии удалось успешно очистить от противника острова Вормси, Муху и Хийумаа, однако на крупнейшем в этом архипелаге о.Сааремаа германские части закрепились на полуострове Сырве, длинной узкой полосой выдающемся в южном направлении в сторону курляндского побережья Латвии. Условия проведения в этой зоне наступательных действий были наихудшими, из-за рельефных особенностей невозможно было фиксировать даже расположение вражеских артиллерийских огневых позиций, не говоря уже о необходимости атаковать позиции противника на узком, не дающем возможности для маневра пространстве. Именно на решение такой сверх-сложной задачи и были брошены соединения 8 корпуса. Неся очень большие потери, эстонцы более месяца штурмовали немецкие позиции, предприняли ряд неудачных попыток прорыва обороны противника и лишь 18 ноября добились успеха, что позволило за несколько дней завершить чрезмерно затянувшуюся операцию. Свой долг – полное освобождение эстонской земли от оккупантов,- солдаты и офицеры 8 эстонского стрелкового корпуса выполнили тем самым с честью и до конца.

        Завершив освобождение родной земли, 8 эстонский корпус остался воевать в Прибалтике, приняв участие в боевых действиях против окопавшихся в Курляндии 16-й и 18-й германских армий, ранее составлявших Группу Армий «Север». В Курляндии германские войска сопротивлялись несколько месяцев с особым упорством, успешно отразили по меньшей мере три стоивших большой крови попытки советских войск  наступать на этот плацдарм и сдались лишь 9 мая 1945 г., после сообщения о капитуляции Германии (при этом по описанию очевидцев, германские солдаты и офицеры в Курляндии с крайним недовольством восприняли весть о необходимости сдаваться и были настроены продолжать сопротивление). Именно против таких стойких и упорных врагов приходилось действовать эстонцам в последние месяцы войны, в определенный момент, совершив прорыв обороны противника, 8 корпус попал в окружение, но смог вырваться из «мешка». Корпус участвовал в марте 1945 г. в наступлении в районе Салдуса, где в ночь на 18 марта при освобождении ж-д станции Елидене  командир взвода в составе 7-й эстонской сд лейтенант Якоб Кундер повторил подвиг Александра Матросова и был удостоен звания Героя Советского Союза. Всего за годы войны этого звания были удостоены пять воинов эстонского корпуса.

В целом за годы войны в эстонских национальных формированиях Советской Армии сражалось ок.70 тыс. человек, итоги боевых действий- освобождение многих городов и сел, разгром десятков частей и подразделений противника, при этом более 5.5 тыс. гитлеровцев было взято в плен. Подвиги эстонцев – воинов корпуса были высоко оценены советским командованием – в июне 1945 г. 8 стрелковый корпус,7-я и 249-я стрелковые дивизии были преобразованы в гвардейские соединения, а 24 июня сводный взвод корпуса принял участие в Параде Победы на Красной площади в Москве. Необходимо отметить, что эстонцы воевали не только в составе названных войсковых единиц, но и в «обычных» советских частях и соединениях, около 10 тыс. эстонцев еще в 1941 г. пополнили ряды ополченческих формирований, в составе которых участвовали в обороне не только эстонской земли. но и Ленинграда.

        Мы перечислили целый ряд ярких и достопамятных эпизодов боевого пути 8 эстонского стрелкового корпуса, однако наибольшей боевой славой покрыли себя эстонцы все-таки в своем первом сражении, в ходе боев под Великими Луками в конце 1942 – начале 1943 гг. О Великолукской операции мы расскажем в следующей статье, эта страница Великой Отечественной войны заслуживает отдельного упоминания – перефразируя знаменитое высказывание Жоржа Дантона «она того стоит».

Подводя итог сказанному, отметим – участие воинов – эстонцев в Великой Войне дает ярчайшие примеры того Фронтового Братства, товарищества по оружию, о которых ранее доводилось говорить автору. И в ходе Великолукской мясорубки, и в критические моменты боев под Невелем, и под Новосокольниками, и под Нарвой бойцы эстонских частей и соединений неизменно приходили на помощь своим соратникам из «обычных», т.е. многонациональных по своему составу частей и соединений. При освобождении Моонзунда в составе 8-й армии генерал-лейтенанта Ф.Н.Старикова бок о бок сражались 8 эстонский и 109-й «не-эстонский» стрелковые корпуса. И на Эмайыги, и во время броска к Таллинну эстонцы шли вперед вместе с представителями других народов Советского Союза, не задумываясь о том, что через несколько десятилетий их боевых товарищей в родной Эстонии будут именовать оккупантами. Справедлива ли такая оценка в современной эстонской историко – патриотической традиции, обсуждать и спорить не будем, однако тот факт, что тогда, в годы войны, для сражающихся против нацизма эстонцев все другие советские солдаты и офицеры, вне зависимости от национального происхождения и идейных убеждений, были именно братьями, боевыми соратниками, никто и никогда отменить не сможет. Очевидно, если бы современные носители эстонской и российской военно – исторических традиций почаще вспоминали бы о таком боевом соратничестве, взаимопонимание между представителями двух этих народов могло бы подняться на качественно более высокий уровень. История боевого пути 8 эстонского стрелкового корпуса – достаточно плодородная почва для взращивания семян такого взаимопонимания, поэтому заслуживает самого пристального изучения. Безусловно, наивно предполагать, что если история этого эстонского соединения будет в полной мере оценена и изучена как в самой Эстонии (до распада Союза в Эстонской СССР было издано немало исследований и популярных изложений на эту тему,однако tempora mutantur) и в России, отношения между этими двумя странами тут же станут идеальными, но как говорил великий древний мудрец Лао Цзы, «путешествие в тысячу ли (мера длины ок.0,5 км) начинается с одного шага».

 

    

Обсудить