Примэрия разработала новый регламент для наружной рекламы, эксперты подвергли его жесткой критике

Снести 95% всех рекламных панно. Цена вопроса — 27 млн леев. Именно столько от «наружки» ежегодно получает местный бюджет. Говорится в материале logos.press.md

Фото:

Новой команде примэрии столицы удалось то, что не смогли сделать их предшественники — вынести на суд общественности Регламент по наружной рекламе. Для его разработки понадобилось три месяца и одна навязчивая идея: снести 95% всех рекламных панно. Цена вопроса — 27 млн леев. Именно столько от «наружки» ежегодно получает местный бюджет.

 

Проект регламента был вынесен на публичные обсуждения и наделал много шума. На кону оказалась целая отрасль с оборотом в 80 млн леев, которая концентрируется в столице. Новый документ вытесняет «outdoor» на кишиневскую окраину без учета экономического фактора. Он предусматривает разделение города на три зоны: центральную, ограниченную и расширенную. В центральной зоне установка конструкций будет полностью запрещена, в остальных двух она жестко регламентируется. Но все сводится к тому, что стандартный щит (даже в самой современной его модификации) не сможет быть частью городского пространства.

Есть мнение, что участники рынка особо не пострадают. Зам. примара Виктор Киронда, к примеру, уверен, что сокращение рекламных площадей приведет к ажиотажному спросу на рекламные услуги. По его словам, стоимость «наружки» станет выше, а значит, «пропорции сохранятся». Сегодня цена одного рекламного панно варьирует в пределах 200-350 евро в месяц. Предполагается, что к концу года этот прайс, как минимум, удвоится. Тот факт, что в 2020-м операторы прогнозируют 50%-ное падение рынка (до 40 млн леев), чиновника не озадачил.

Любопытно, что специалистов рынка outdoor к разработке проекта не допустили. Условно в команду разработчиков включили Санду Осадченко, «пионера» рынка наружной рекламы и владельца «Neorama», а также Андрея Жикол, владельца компании «Trendseter». Однако их замечания никто в расчет не взял, как у лиц крайне заинтересованных.

Между тем, против данного документа выступила Патронатная ассоциация наружной рекламы, в которую входят основные участники outdoor. По их мнению, к разработке Регламента чиновники подошли не профессионально: он носит авторитарный характер, не соответствует законодательству и содержит элементы, стимулирующие коррупцию.

Так, к примеру, в документе не указаны основные компоненты наружной рекламы (конструкция и изображение), что приводит к многочисленным погрешностям и нестыковкам. Отсутствуют целые разделы, объясняющие условия авторизации и размещения рекламы. Нет концепции размещения наружной рекламы, которую операторы рынка ждут с 2000 года. Не прописан четкий механизм продления авторизации, и что самое важное — не указано приоритетное право владельца авторизации продлить ее. Нет ни слова о паспорте рекламного устройства, а это основной документ на основании которого выдается авторизация. Ничего не сказано и о том, какова ответственность лиц, принимающих решения за выдачу, продление и отзыв авторизаций, что было основной проблемой рынка последние 20 лет.

По словам Санду Осадченко, одна из коррупционных составляющих - организация аукционов без дополнительных оговорок. «За последние три года сотрудники примэрии фигурировали в нескольких делах, возбужденных прокуратурой из-за махинаций с аукционами. Мы не можем вспомнить ни одного прозрачного тендера! Причина таких спекуляций понятна: нас заставляют платить огромные суммы, помимо тех, что полагаются по закону. Хотя закон о рекламе четко указывает, что для размещения наружной рекламы взимается плата, установленная Налоговым кодексом, другие налоги и сборы запрещены. Т. е. для отрасли с самого начала было очевидно, что все эти аукционы нелегальны. Теперь данную практику хотят продолжить, перетащив ее в новый документ».

Помимо этого в нем не указан порядок изменения систематизации рекламных сетей. Не оговорены случаи продажи и передачи сетей — практика, которая существует во всем мире. Непонятно, как и при каких условиях будут браться на учет новые объединенные или распределенные сети рекламных панно. Взамен местная администрация оставляет за собой право на снос конструкций административным путем, «независимо от категории собственности, на которой они расположены, без выдачи авторизации на снос и без привлечения судебных инстанций».

Другими словами, предлагается узаконить снос конструкции безо всякого документа, разрешающего такое действие. Предприниматели считают это поводом немедленного обращения в суд. Поскольку речь идет о частной собственности, снос может быть осуществлен только по решению судебных инстанций.

По словам председателя Патронатной ассоциации наружной рекламы Дойны Кучурка, проект Регламента почти не затронул рекламу на торговых объектах и объектах предоставления услуг. Вскользь упоминается об освещении витрин и расстоянии между стеклом и экспонируемым материалом. «Но из этого документа не ясно: реклама в местах продаж и сервиса считается наружной рекламой, авторизируется ли она и является ли объектом налогообложения? Закон гласит, что это не так, а Регламент молчит. Но нужно понимать, что именно здесь находятся резервы для получения доходов от налогов на рекламу. Такие же пробелы есть и в случае с рекламой на транспорте, поскольку предложенный документ не объясняет, распространяется ли он на рекламу на междугороднем и международном транспорте», - отмечает Кучурка.

По мнению операторов, перечень запретов на установку рекламных конструкций является неполным и требует доработки. Они считают, что в Кишиневе следует запретить размещение щитов внутри кругового движения транспорта; на опорах электрических сетей, а также уличного освещения; на этажах и крышах подземных переходов; на тротуарах, за исключением тротуарной рекламы, а также над подземными сетями коммуникации (водоснабжение, канализация, газ, телефония).

«В Регламенте приведен ряд нормативов, которые не имеют ничего общего с современным рынком outdoor, - отметил Санду Осадченко. - На международном уровне существует неписаное правило, которое можно выучить на лекциях по визуальной коммуникации западных университетов: нормативные документы не содержат и не могут содержать положения о форматах рекламных устройств, таких как: 7м х 1м, 1,2м х 1,8м, 2,5м х 4м. Во-первых, не демократично диктовать формат, в котором художник должен выполнять свою работу. Только этой причины достаточно для того, чтобы в крупных городах мира размеры рекламных конструкций исчезли из нормативных актов. Во-вторых, среда не подлежит стандартизации, как и визуальное искусство, выставленное в этой среде. Нельзя всех обуть в туфли одного размера! В-третьих, соответствие архитектурной формы, материалов и размеров устройства с окружающей средой является основным условием для принятия решения. И тут надо понимать, что рекламная конструкция, размещенная на улице 31 августа, может быть непохожей на ту, что размещена на бул. Дачия. Потому что отличается среда, и конструкция должна быть адаптирована к окружающей среде».

Кстати, во время разработки нового закона о рекламе, который уже был утвержден в первом чтении, авторы — журналисты по образованию - столкнулись с той же проблемой. Первое, что они сделали, когда добрались до раздела наружной рекламы, установили размеры форматов. Что делать дальше, никто не знал. На вопрос, почему установлен формат панно 1,4м х 3,7м, аргументов не нашлось, т. к. размеры были установлены спонтанно. Операторы outdoor считают, что разработчики Регламента поступили по такому же принципу. По их мнению, регулироваться должны не размеры конструкций, а расстояния между ними, причем по универсальному правилу - один метр для каждого километра допустимой скорости на данном участке.

Указали операторы и на ряд грубых ошибок. К примеру, документ запрещает размещение рекламных устройств в пределах красных линий улиц, с площадью более 18 кв.м. «Этот пункт вызывает смех сквозь слезы, - комментирует г-н Осадченко. - С грамматической точки зрения ясно, что понятие поверхности подчинено слову «улица». Однако любая (!) улица в Кишиневе и его окрестностях имеет площадь более 18 кв. м. Если эти 18 м относится к линии, то линия не имеет поверхности. Возможно, норма относится к рекламным конструкциям, тогда формулировка должна быть другой — простой и понятной. Отсюда вопрос к авторам проекта: где могут располагаться конструкции более 18 кв. м, если это запрещено между красными линиями? Красных линий не существует только в чистом поле».

Есть и другое непонятное требование. Так, рекламные экраны, расположенные на земле, «должны соответствовать техническим условиям, касающимся яркости и частоты смены показываемых изображений, с тем, чтобы исключить риск нарушения дорожного движения в районе их размещения».

«Авторы даже не задались вопросом, существует ли нормативный документ, содержащий технические условия частоты смены изображений, - подчеркнул г-н Осадченко — Или речь идет о яркости цифровых экранов? По какому нормативу сверять свою деятельность участнику рынка? При введении правил в Регламент должны быть включены точные физические параметры, а также информация о том, кто, как и какими методами будет контролировать частоту? Что подразумевается под частотой - частота кадров (Fps) или частота электрической сети (Гц)? Может быть, длительность каждого ролика? Что должен понимать распространитель рекламы под такой формулировкой?».

Единственный положительный момент, который участники «наружки» отметили в Регламенте — полный и окончательный запрет на наклейку рекламы на торговых витринах. Сегодня этот мусор — бесконтрольный, хотя официально его курирует рекламный отдел муниципального управления архитектуры, градостроительства и земельных отношений. Все столичное «изобразительное искусство» в местах продаж не поддается учету и, соответственно, налогообложению. Хотя теоретически одних только вывесок не меньше 30 тыс. - ровно столько, сколько в столице зарегистрировано коммерческих объектов.

Обсудить