Человек на своем месте

Владимир СИДОРЕНКО | Судите сами

В народе бытует выражение: человек на своем месте. До интервью с Александру Ботнарь я полагал, что оно существует разве что для красного словца. Но после беседы с человеком, добровольно отказавшимся от должности заместителя министра и от мандата депутата парламента, предпочтя должность примара муниципия Хынчешть, я изменил свое мнение. Впрочем, судите сами…

 

Б&Ф: Господин Ботнарь, каковы обязанности примара города?

А.Б.:
Их много. Хотя бы потому, что постоянно приходят люди с различными просьбами и проблемами: медицинскими, юридическими, экономическими, житейскими… Впрочем, имеется закон о местном публичном управлении, в котором определены все обязанности примара.

Б&Ф: Не все обязанности, обозначенные в этом законе, понятны. Например, как постичь смысл фразы, которая гласит, что именно примар принимает оперативные меры по обеспечению нормального функционирования соответствующих служб коммунального хозяйства. Если оно так, то для чего тогда действует муниципальное коммунальное предприятие во главе с директором, которого в должности утверждает не примар, а местный совет?

А.Б.:
В соответствии с законом о местном публичном управлении именно примар представляет на утверждение консилиума местного совета программу развития системы социальных услуг.

Б&Ф: Представление программы отнюдь не тождественно словосочетаниям «осуществление оперативных мер по функционированию коммунальных служб». Кроме того, для решения многих городских проблем необходимы финансовые ресурсы. А их недостаточно. Насколько я осведомлен, бюджет муниципия Хынчешть на 2020 г. составляет 38 млн. леев, при том что налог на недвижимое имущество составляет всего лишь одну десятую доходной части, и это при условии его 100%-ной оплаты (фактически же в бюджет поступает примерно 90%). Выходит, что жители Хынчешть, желая проживать в комфортабельных бытовых условиях, предпочитают не вкладывать средства в их создание. Не парадокс ли это?

А.Б.:
Не вижу ничего парадоксального в том, что в середине XXI века жители нашего города желают проживать в комфортабельных жилищных условиях. Кроме того, горожане, помимо налога на недвижимое имущество, уплачивают в бюджет подоходный налог из заработной платы и другие платежи. То есть свою лепту, пусть и не очень значительную, в создание коммунальной инфраструктуры они вносят. При этом вы не задаетесь вопросом: почему жители Кишинева, не вложив личные средства в строительство канализационных и водопроводных коммуникаций, пользуются благами цивилизации?

К тому же одной из многочисленных обязанностей примара как раз и является поиск финансовых источников для прокладки канализационных и водопроводных сетей, в том числе и у внешних партнеров. Благо, что наши просьбы находят у них отклики. Так, прокладка канализационных сетей и строительство современной очистной станции в Хынчешть будут осуществляться за счет гранта, выделенного департаментом регионального развития Чехии. Работы по реализации данного проекта начнутся в ближайшее время. Сдерживает строительство канализационных сетей в городе. К централизованному водоснабжению питьевой водой в Хынчешть подключено около 90% домов, но через него половина жилищного сектора города снабжается буркутной водой, которая хороша для полива огородов, но отнюдь не для питья или приготовления пищи.

Проблему с обеспечением водой следует решать. Но для этого необходимо осуществить модернизацию насосной станции и построить девять артезианских скважин. Общая сметная стоимость работ - около 30 млн. леев, а прокладка канализационных сетей - 50 млн. леев. И их следует изыскать.

Б&Ф: Где?

А.Б.:
Не теряем надежду на предоставление международного гранта. Но если не удастся его получить, то параллельно мы ведем переговоры с разными международными финансовыми структурами, в том числе и с Европейским банком реконструкции и развития, на предоставление нам кредита с погашением в течение 20 лет.

Хотел бы заметить, что проблема обеспечения питьевой водой населения страны стоит остро не только в Хынчешть, а во многих других регионах Молдовы. Потому она является не местечковой, а национальной. И решать ее необходимо централизованно, за счет средств государственного бюджета. Правительству давно уже надлежало разработать, а парламенту утвердить национальную программу, которой, увы, до сих пор нет.

Б&Ф: Почему, став депутатом, вы не предложили высшему законодательному органу страны принять ее?

А.Б.:
Некому было предлагать. Потому что в ходе постоянных политических баталий лидерам парламентских фракций недосуг было обсуждать проблемы водоснабжения регионов и намечать пути их решения. Необходима не только эта национальная программа, но и другие.

Так, давно пришло время для проведения административно-территориальной реформы в Республике Молдова. Я являюсь активным ее сторонником.

Б&Ф: Предлагаете ликвидировать районы, образовав вместо них уезды (жудецы)?

А.Б.:
Да. Но если значительная часть населения Молдовы не желает именовать новые административно-территориальные образования, по примеру Румынии, жудецами, их можно обозначить по-иному. Например, назвать регионами. Суть не в названии, а в содержании. В более качественном решении проблем населения, проживающего в глубинке, оптимизации расходов, необходимых для содержания территориально-административного аппарата.

Да, в бытность, когда уезды функционировали, были допущены отдельные ошибки. Например, города, являвшиеся в прошлом районными центрами, перестали развиваться, что вызвало недовольство местного населения. Потому необходимо, одновременно при утверждении нового административно-территориального деления, разработать и утвердить программу развития небольших городов. Но как бы мы сегодня ни оттягивали процесс начала проведения административно-территориальной реформы, она необходима. Это очевидно многим.    

Б&Ф: Но если все так очевидно, то почему парламент РМ не приступает к осуществлению этого объективно давно назревшего процесса?

А.Б.:
Потому что для его старта в стране должен наличествовать политический консенсус. А его нет. Партии, являющиеся основой высшего представительного органа страны, не желают к ней приступать. Поскольку их приверженцы, проживающие в райцентрах, потеряв работу, перестанут им симпатизировать. В итоге желание заполучить голоса избирателей на выборах превалирует над проблемами самих избирателей. В этом и абсурд!

На содержание районных администраций и бюджетных учреждений ежегодно расходуется 2 млрд. леев в год. После проведения административной реформы - экономия составит 1 млрд. леев. Эти деньги можно было успешно использовать на строительство систем водоснабжения и канализаций, на ремонт дорог местного значения, улучшение уличного освещения.

Б&Ф: На последних выборах вы баллотировались как независимый кандидат в избирательном округе, состоящем из жителей 25 сел и города Хынчешть, и прошли в парламент, набрав 48%, что является одним из лучших показателей по стране среди мажоритариев. Но через восемь месяцев посчитали нужным добровольно отказаться от мандата. Почему отказались оправдывать доверие, оказанное вам избирателями?

А.Б.:
Потому что его невозможно оправдать, находясь в стенах парламента. Мне не удалось изыскать финансовые ресурсы для реализации проектов, улучшающих и облегчающих жизнь селян и горожан моего округа. Предложения по претворению в жизнь наказов и просьб избирателей не находили поддержки. В лучшем случае кулуарно поясняли, что время для их осуществлений еще не пришло. Хотя их пора настала не сегодня, а позавчера.

Более того, те незначительные государственные ассигнования, которые предусматривались для поддержки территорий, и те стали урезать.
Так, в период деятельности правительства Майи Санду было принято решение уменьшить на 400 млн. леев отчисления в фонд эффективности электроэнергии. А ведь именно через него осуществляется финансирование работ по установке уличного освещения в городках и селах, термоизоляции зданий школ и детсадов, что в итоге обеспечивает энергосбережение и сокращение трат на отопление.

Возможно, что для кого-то 400 млн. леев, предусмотренные для осуществления этих работ и перенаправленных на финансирование других проектов, всего лишь обезличенная сумма. Для меня же, и сегодня помнящего просьбы и наказы избирателей, – это деньги, архиважные для территорий.

Б&Ф: Но решение о сложении депутатских полномочий вы приняли уже в период правительства во главе с Ионом Кику. Новые члены кабинета министров так же не желали вникать в нужды глубинки?

А.Б.:
Так же. Как говорится, кормили обещаниями. А я не желал выглядеть «бледно» перед жителями Хынчештского района и муниципия, как многие другие депутаты из нашего района, когда люди задавали им вопрос: почему за время нахождения в стенах парламента РМ вы не сделали ничего полезного для развития нашего региона?

Осознав, что, сидя в кресле депутата, я не оправдаю доверие людей, которые меня выдвинули в парламент, я принял решение сдать мандат и вернуться обратно на должность примара Хынчешть и реализовывать  значительные и амбициозные инвестиционные проекты, которые были начаты при моем непосредственном участии, изыскивая финансирование для их претворения в жизнь.

Б&Ф: Какое число жителей проживало в городе, именовавшемся Котовском, и сколько их проживает в муниципии Хынчешть? Каков жилищный фонд?

А.Б.:
В советский период времени количество жителей города составляло 25 тыс. человек. В настоящее время списочная численность муниципия 20 тыс. Но фактически проживает менее 16 тыс. Одноэтажных зданий около пяти тыс. Плюс 23 многоэтажных блочных квартирных дома.

Б&Ф: Какие промышленные предприятия работали в городе и какие из них ныне действуют в муниципии?

А.Б.:
В Котовске работали молочный комбинат, швейная фабрика «Флоаре», машиностроительное предприятие «Луч», на котором производились детали для военных самолетов, винодельческий завод.

Нынче действуют фабрика «Флоаре» и винзавод, но выпускают они продукцию не в столь значительных производственных объемах, какие были во времена Советского Союза. Хотя, как говорится, нет худа без добра. Так, объемы производства продукции на винзаводе хоть и сократились, но качество возросло в 10 раз. Впрочем, нынешние владельцы завода планируют наращивать выпуск бутилированного вина, инвестируя средства в развитие и модернизацию предприятия.

В настоящее время в Хынчешть успешно действуют другие предприятия. Например, компания «Tehostel-car» занимается производством мясной продукции, которая в значительных количествах экспортируется за рубеж.
Работает и завод по производству спирта. Кроме того, мы ведем переговоры со многими зарубежными инвесторами, объясняя им преимущество размещения промышленных производств именно в Хынчешть.

 

 



Б&Ф: В одном из интервью вы заявили о том, что оплата труда работникам предприятий, расположенных в Хынчешть, должна быть от 700 евро и выше. Что, только такая заработная плата может заинтересовать жителей Хынчешть, работающих на чужбине, возвратиться в родные пенаты. Но если оплата труда вкупе с отчислениями в бюджет государственного социального страхования и в фонд страховой медицины в расчете на одного работника превысит 1000 евро – это неизбежно повлечет значительное удорожание себестоимости продукции и, как следствие, приведет к резкому скачку оптовых и розничных цен. Высокая стоимость снизит спрос на готовую продукцию. При этом вы утверждаете, что такими суммами по оплате труда возможно завлечь в Хынчешть серьезных инвесторов?

А.Б.:
Да. Более того, именно на таких условиях уже достигнуты договоренности с инвесторами по размещению в муниципии Хынчешть предприятий по выпуску лекарств и  производству продуктов питания. Да, себестоимость продукции, несомненно, возрастет, но инвесторы согласны пойти на установление такой оплаты труда работникам предприятий, поскольку планируют основную часть  готовой продукции реализовывать за пределами Молдовы - в странах, в которых зарплата на аналогичных производствах составляет 1000 евро и выше.

Зарубежные инвесторы не останутся в финансовом накладе, поскольку себестоимость продукции, произведенной в Молдове, все равно будет ниже, чем в странах, входящих в состав Евросоюза. Но при этом и оплата труда в Молдове будет не ничтожной, а достойной.  

В нынешнем году мы планировали провести в Хынчешть региональный международный экономический форум с участием в нем бывших наших земляков, имеющих немалые средства, накопленные ими в период проживания в других странах. С тем, чтобы они рассмотрели предложения по вложению денег на взаимовыгодных условиях в развитие бизнеса в Хынчешть. Не зря же народная поговорка гласит: где родился, там и пригодился. Ведь никто иной, как именно они должны способствовать развитию тех мест, где появились на свет.

Предполагаем пригласить для участия в форуме также и бизнес-сообщества из городов-побратимов Хынчешть в других странах. А их у нас немало. Есть они в Китае, Израиле, России, Румынии, Польше, Беларуси…

Но сегодня в мире бушует пандемия коронавируса и действует много различных ограничений. Если в будущем эпидемиологическая ситуация изменится в лучшую сторону, то непременно организуем и проведем форум в 2021 году. Но уже сегодня, не дожидаясь его открытия, мы готовы рассматривать различные предложения зарубежных инвесторов.

Б&Ф: Вы ранее заявили, что довольны ростом численности ребятишек в детских садах. С одной стороны - это не может вас не радовать, но с другой – это увеличение нагрузки на расходную часть муниципального бюджета. Сегодня на содержание пяти дошкольных учреждений расходуется 16 млн. леев. Почти половина муниципального бюджета. В то же время родители многих детсадовцев, трудясь за рубежом, мало чем поддерживают местный бюджет, при этом они еще являются недоимщиками по уплате налога на недвижимое имущество. Но пользуются равными правами при оплате за посещения детсадов с теми, кто, трудясь в Хынчешть, наполняет доходную часть его бюджета. Справедлив ли такой единый подход?

А.Б.:
Несколько лет назад пять городских детских садов посещало 800 ребятишек, а нынче их уже 1100. Меня как городского главу такое обстоятельство не может не радовать. Что же касается малого участия гастарбайтеров в формировании доходной части муниципального бюджета, то это меня не огорчает. Но при этом я не могу не радоваться тому обстоятельству, что детишки впервые видят свет не где-нибудь за границей, а именно в Хынчешть!

Б&Ф: В былые времена в городе работал кинотеатр, функционировал музей Григория Котовского. Почему сузилось пространство для проведения культурного досуга?  

А.Б.:
Кинотеатр прекратил функционирование, но не по чьему-то злому умыслу, а в связи с низким спросом на эту услугу. Музей закрылся еще в начале 90-х годов прошлого столетия, после того как его здание было продано. Я полагаю, что это было, мягко говоря, неразумное решение. Хотя бы потому, что Григорий Иванович Котовский является одним из самых известных наших земляков. Но что сделано, то сделано.

Зато в Хынчешть по-прежнему успешно работает Дом культуры, при котором действуют оркестр народной музыки «Тараф», изобразительная и танцевальная студии. Реконструирован городской стадион, трибуны которого во время проведения домашних матчей местной команды «Петрокуб-Хынчешть», являющейся бронзовым призером Национальной дивизии чемпионата Молдовы по футболу последних трех лет и нынешним обладателем Кубка Молдовы, собирают большое количество болельщиков.

Юные любители спорта имеют возможность заниматься в спортивной школе примэрии в секциях дзюдо и бокса. Среди наших воспитанников есть и чемпионы Европы, и участники Олимпийских игр. В стадии завершения находится строительство городского спортивного комплекса сметной стоимостью в 47 млн. леев. Координирует его возведение районный совет Хынчештского района.

Но проблема в другом. Многие юные и молодые жители города не стремятся заниматься спортом. Их больше привлекают смартфоны, компьютеры, бары. Впрочем, и в других городах Молдовы наблюдается аналогичная ситуация. Более того, молодежь не желает не только спортом заниматься, а вообще не хочет работать. При том, что на отдельных предприятиях нашего города зарплата составляет 10 тыс. леев.

Б&Ф: Какую же сумму за свой труд они желают получать?

А.Б.:
Парадокс заключается в том, что, находясь за границей, они трудятся. А дома желают получать высокую заработную плату за «не произведенную» работу.

Б&Ф: На каком основании?

А.Б.:
Ни на каком. Просто желают ее получать и все.

Б&Ф: Кто внушил им этот абсурд?

А.Б.:
Общество, сформировавшееся в течение 30 лет независимости Молдовы. А это и семья, и школа, и политика. Это и отсутствие внутренней культуры и гражданской ответственности перед обществом. Мне доводилось слышать рассуждения о том, что такое отношение к труду свойственно молодому поколению и в других государствах, возникших после распада Советского Союза. Не соглашусь с ними. Поскольку, например, в Беларуси молодежь трудится. А если кто-то желает, как говорится, бить баклуши, то попадает и под государственный «каток», и, что немаловажно, подвергается  общественному порицанию.

Б&Ф: Повышение уровня культуры необходимо. Но для того, чтобы исправить сложившуюся пагубную ситуацию, следует поднять экономику. А как это сделать в стране, не располагающей в своих недрах энергоносителями, чьи границы не омывают моря и на ее территории не находятся заснеженные горные вершины?

А.Б.:
Многие страны не обладают теми природными условиями, что вы перечислили, но при этом экономика этих государств не находится в столь плачевном состоянии, в котором сегодня она пребывает в Молдове. Одним из направлений ее возрождения, на мой взгляд, может стать строительство двух современных многополосных транснациональных платных автобанов по направлению с юга на север и с запада на восток. Они способны стать толчком к развитию экономики в регионах. Опыт других стран этому наглядное свидетельство.

Б&Ф: Для воплощения в жизнь данной идеи придется снести значительное количество домов в селах, расположенных вдоль автомагистралей. Разве такое допустимо?

А.Б.:
А то, что мы снесли всю страну, ничего не получив взамен, – это лучше? Один мой хороший знакомый, многолетний председатель колхоза-миллионера, бывший депутат парламента, светлая ему память, однажды сказал: «Если бы на территории Молдовы шла война и земля постоянно подвергалась бомбежкам, то все равно не было бы таких разрушений, которые нанесены в мирное время».

Мне нечего было ему возразить. Ведь именно мы и никто иной «разбомбили» промышленные предприятия, животноводческие фермы, тракторные бригады. Какие блага в итоге принесло сельским жителям растасканное по дворам государственное или кооперативное имущество?

Б&Ф: Раздел общественного имущества осуществлялся отнюдь не стихийно. Разве под него не была подведена законодательная база?

А.Б.:
Была. Но в том-то и беда, что эти законы мы сами и приняли. Да, при переходе экономики с плановой на рыночную процесс приватизации был необходим. Но он не должен был быть разрушительным для экономики.

Приватизацию следовало осуществить на бумаге, в виде выдачи акций. Недопустимо было делить имущество физически. Отдать одному в собственность трактор, другому прицеп, третьему плуг и борону. Снятые с крыши шифер и с петель двери в коровниках не сделали крестьян богаче, но зато разрушили животноводческие комплексы. Я уже не говорю о том, какое значительное количество работоспособного населения страны, в поисках лучшей материальной доли, сегодня трудится на чужбине.

Не хочу быть неправильно понятым, что именно только строительство автобанов  является панацеей. Развивать следует и сельское хозяйство, и возрождать животноводческую дея-тельность. Только все следует делать с умом. Если на юге уместнее выращивать виноград или зерновые культуры, а на севере лучше произрастает сахарная свекла – значит, их и нужно культивировать. И даже при «взлете» в определенные годы цен на пшеницу не следует идти на перепрофилирование сельскохозяйственных культур или же на выкорчевывание садов. Необходимо осуществлять инфраструктурное развитие порта в Джурджулештах и развивать новые виды промышленных производств.
 
На государственном уровне следует задуматься о процессе получения высшего образования. Потому что давно ни для кого не является секретом то, что сразу после получения дипломов многие молодые специалисты уезжают работать за рубеж. А если оно так,  тогда зачем государству тратить сотни миллионов леев для содержания бюджетных мест в университетах? Почему власти совместно с бизнесом не стремятся, например, задействовать по специальности выпускников медицинских вузов?

Б&Ф: Каким образом?

А.Б.:
Путем создания приватных лечебных медицинских центров, причем комплексных. Осуществляющих и диагностику, и операции, и последующее лечебно-санаторное восстановление. Создадим их и большое количество граждан из других стран потянутся к нам за медицинской помощью.

К сожалению, у нас отсутствует и процесс отбора при назначении людей на высокие государственные должности. Чаще всего они выдвигаются либо на основе политических предпочтений, либо кумнатско-финских отношений. Да и нет такой государственной структуры, которая бы отслеживала и рекомендовала выдвижение на государственные посты тех или иных талантливых менеджеров.

Б&Ф: Для чего же тогда функционирует Академия публичного управления при президенте РМ, в которой вы прошли полный цикл обучения?

А.Б.:
Ответить на ваш вопрос могу лишь вопросом: вы полагаете, что кто-то из представителей высшего эшелона власти обратился к профессорам этой академии за советом или рекомендацией?

Б&Ф: Предлагаю этот вопрос переадресовать читателям. А вас я благодарю за откровенную и содержательную беседу, которая, я полагаю, будет интересна многим.  

А.Б.:
А я, в свою очередь, хочу поблагодарить редакцию за актуальные поднятые вопросы и желание узнать о жизни жителей муниципия Хынчешть. Уверен, что она может быть лучше. Но это зависит от каждого из нас.■

 

Обсудить