Без политического «нерва». Приднестровье готовится к выборам

В Приднестровье началась избирательная кампания по выборам депутатов Верховного Совета VII созыва и местных советов. Единый день голосования назначен на 29 ноября.

Эти выборы будут отличаться от предыдущих. В результате проведенной реформы значительно сократилось количество депутатских мандатов всех уровней. Число мест в парламенте уменьшилось с 43 до 33. Кроме того, в межвыборный период были внесены серьезные поправки в Избирательный кодекс республики относительно порога явки на выборы и требований к кандидатам.

Об особенностях нынешней приднестровской избирательной кампании и перспективах работы представительных органов власти Приднестровья в следующие пять лет в интервью «ПолитНавигатору» рассказал заместитель директора Института социально-политических исследований и регионального развития (Тирасполь) Андрей Моспанов.

ПолитНавигатор: Выборы в Верховный Совет и местные советы Приднестровья пройдут в 2020 году по новым правилам – количество округов, и соответственно, депутатов ощутимо сокращается, отменен порог явки избирателей. Насколько все это оправданно?

Андрей Моспанов: Давайте разделим ваш вопрос на две части. Что касается почти 25%-ного сокращения числа округов, а значит, и уменьшения численного состава Верховного Совета ПМР до 33 человек, то этот шаг кажется нам обоснованным.

В 2000 году, когда принимались поправки в Конституцию ПМР, сделавшие парламент однопалатным и установившие его нынешний, пока еще действующий численный состав – 43 депутата, численность населения Приднестровья, по данным местной статистики, составляла 650 тысяч человек. Сейчас же, спустя 20 лет, это 465 тысяч. То есть для того, чтобы сохранить нормы представительства на уровне 2000 года, нам сегодня, по большому счету, нужен 31 депутат Верховного Совета.

Если же говорить об отмене порога явки избирателей для признания выборов состоявшимися (до середины 2018 года такой порог составлял 25% – прим. ред.), то это спорный момент. Конечно, можно сослаться на то, что участие в выборах является индивидуальным правом, а не обязанностью. Но это с юридической точки зрения. А с политической – порог явки был немаловажным мобилизующим фактором и для граждан, и для политиков.

Если в условиях международной непризнанности ПМР явка на выборы окажется слишком уж низкой, то найдется немало недоброжелателей, которые спросят: а кого вообще представляют приднестровские власти?

ПолитНавигатор: После президентских выборов 2016 года в республике, по сути, нет внутриполитических противоречий, все ветви власти действуют в тандеме, оппозиция очень слаба, если не сказать, что ее вовсе нет.  Можно ли предполагать, что парламентские и местные выборы станут для крупнейшей и фактически единственной приднестровской партии «Обновление» и ее сторонников легкой прогулкой?

Андрей Моспанов: Да, партия «Обновление» идет к тому, чтобы с сухим счетом выиграть эти выборы. В самом деле, и выигрывать-то их, в общем, уже не у кого. Это будет матч, в котором на поле выйдет только одна команда. За последние 5 лет политическое поле республики стало очень однородным – политические дискуссии у нас остались только в социальных сетях.

Однако это не значит, что выборы станут для «Обновления» совсем легкой прогулкой. На отдельных округах, все-таки, намечаются какие-никакие, но альтернативные кандидаты. Кандидатам-«обновленцам» предстоит выслушать со стороны избирателей и жалобы, и претензии. Особенно это касается тех, кто является депутатом нынешнего созыва, выдвигается на новый срок, но, скажем так, нужного внимания своему округу в последние годы не уделял.

Одной из главных проблем на этих выборах опять же станет обеспечение явки избирателей. Здесь мы с вами возвращаемся к нашему первому вопросу. Политического «нерва» у предстоящей избирательной кампании нет, и некоторые могут рассудить так: зачем идти на выборы, когда и так понятно, кто победит, и мой голос ничего не решает? Или – зачем идти на выборы, если в последние 15-20 лет от раза к разу выдвигаются одни и те же кандидаты и при этом жизнь населения к лучшему не меняется? Эти фразы мы сегодня слышим от избирателей чаще, чем раньше.

ПолитНавигатор: Не вредны ли «тепличные» условия (когда нет политических конкурентов) для кандидатов в депутаты, политиков, вообще для воспитания лидеров? 

Андрей Моспанов: Слишком «тепличные» условия вредны абсолютно для всех, и тем более для политиков. Когда нет конкуренции, политические структуры коснеют и в итоге теряют чувство реальности, гибкость и дееспособность. И от всего этого совершенно не застрахованы и правящие партии.

Если нет серьезной внешней конкуренции, то нужно создавать, хотя бы внутреннюю конкурентную среду. В «Единой России», например, для этого с 2007 года существуют праймериз, внутрипартийные выборы – практика, на которую можно обратить внимание и приднестровскому «Обновлению».

ПолитНавигатор: В действующем созыве Верховного Совета мы наблюдали не так много дискуссий и споров по законопроектам, голосование, как правило, шло гладко и организованно. Надо ли ожидать, что значение парламента как дискуссионной площадки, на которой должны представляться различные точки зрения, будет и дальше снижаться? Насколько отличается нынешний приднестровский парламент от Верховного Совета первых созывов, работавших в период становления республики?  

Андрей Моспанов:  Да, в последние 5 лет значение Верховного Совета ПМР как дискуссионной площадки неуклонно снижалось. Работа парламента еще в 2017-2018 годах (когда в том числе велись и прямые видеотрансляции с его заседаний, которые мог посмотреть каждый) и сегодня – это две довольно заметные разницы.

Можно прогнозировать, что будущий Верховный Совет седьмого созыва станет самым «тихим» по сравнению с прошлыми парламентскими составами. Приднестровский законодательный орган сегодня перестал быть главным политическим ньюсмейкером и все больше работает как своеобразный «совет директоров», утверждая, в общем-то, уже согласованные решения. И эта тенденция, очевидно, продолжится.

Нынешний парламент и Верховный Совет 90-х отличаются, прежде всего, социальным составом. Первые два парламентских созыва включали тех, кто так или иначе участвовал в создании приднестровского государства, и это были разные люди, из разных социальных групп. Соответственно, атмосфера была более демократичной. Сегодня Верховный Совет практически полностью состоит из людей, связанных с крупным и средним бизнесом. И в будущем созыве эта однородность только усилится.

ПолитНавигатор: Некоторые эксперты рассуждают о необходимости проведения в Приднестровье выборов по партийной системе или внедрении смешанной модели выборов. Возможно ли это в республике, хотя бы теоретически, или – только мажоритарка?

Андрей Моспанов:  Это большая тема, она точно заслуживает отдельного разговора, и здесь мы очертим только несколько тезисов. Для того, чтобы у нас проходили выборы по пропорциональной или смешанной системе, нужна сформировавшаяся система политических партий. Пока ее нет даже в зачаточном состоянии. На сайте приднестровского министерства юстиции можно прочесть, что в ПМР зарегистрировано 10 партий. Но 7 из них только там, в реестре минюста, и числятся; еще две партии скорее мертвы, чем живы.

Важно, чтобы партийная система возникла не только «сверху», но и «снизу»; эволюционным путем, а не путем политтехнологических манипуляций; чтобы у партий была реальная общественная поддержка. Да, возможно, нужно смягчить требования приднестровского законодательства в части численности политических партий; но в то же время они, согласитесь, никак не могут состоять из 10-20 человек.

По нашим наблюдениям, сегодня в приднестровском обществе нет сколько-нибудь заметного запроса на членство в партиях.

С учетом этого Приднестровью пока нет и большого смысла отказываться от мажоритарной системы выборов. Главный ее плюс в наших условиях: депутат не может спрятаться за партийным фасадом и уйти в какие-то отвлеченные политические заявления. Он должен поддерживать прямой контакт со своим избирателем и реагировать на конкретные запросы. И избиратель опять же знает, с кого именно спросить.

ПолитНавигатор: Многие приднестровские парламентарии, часто совместно с депутатами местных советов, непосредственно занимаются решением коммунальных и бытовых проблем граждан, и большинство людей уже воспринимают это как должное, критикуя депутатов, которые не чинят крыши и не красят скамейки на округах. Это такая приднестровская традиция?

Андрей Моспанов:  Да, один из электоральных императивов сегодня таков: депутат, который не чинит и не красит, – плохой депутат. За последние 20-25 лет это уже стало традицией, и, думается, что от нее теперь будет сложно отказаться как избирателям, так и самим кандидатам в депутаты и депутатам. Наверное, это связано и с небольшими размерами нашего государства, когда какие-то локальные проблемы трудно отделить от общегосударственных.

Мы сегодня видим, что даже те парламентарии, которые далеки от сферы ЖКХ и благоустройства, главная область деятельности которых – политический анализ, даже и они закупают краску и самолично развозят ее по своему округу. Как ни крути, а в Приднестровье это необходимый элемент избирательной кампании.

ПолитНавигатор: Как можно оценить работу местных советов Приднестровья – органов власти непризнанной республики, наиболее легитимных в глазах мирового сообщества?

Андрей Моспанов:  Местные советы сегодня где-то повторяют путь и судьбу Верховного Совета. Голос их депутатов уже не так слышен, как в 90-х годах прошлого века, в период приднестровского государственного строительства. Хочется, чтобы это изменилось, поскольку ближе всего к избирателям именно городской, районный и сельский депутат.

Обсудить

Другие материалы рубрики