Основы молдавской этнологии и социолингвистики

«Соловьи других сторон...» приходили к нам, в Карпато-Днестровские края, не только слушать нашу дойну, но и познавать нетронутую природу нашей земли, особенности местных жителей, их обычаи... Нередко иностранцы: колонизаторы, миссионеры доверяли бумаге свои впечатления. Эти исключительно ценные по своей первичности, непосредственности наблюдения, констатации опровергают поздние, продиктованные конъюнктурой или политиканством декларации.

      Михаил Садовяну, размышляя об особенностях других наций, писал, что при распределении небесных благ «Господь дал немцам шуруп», наделяя их даром обращаться с техникой. Время показало, что немцы умеют не только изобретать и использовать технические новшества, но и образовывать и управлять чужими королевствами...

            Роль немцев в освоении Восточного Прикарпатья – более значимая и благородная. Кажется невероятным, но до наших дней остаются недостаточно изученными средневековые связи немцев (тевтонцев/саксов) с Молдавией, особенно первоначального периода утверждения молдаван и основания Молдовы. Оказавшись в плену долгой (со второй половины XIX в.) оглушительной латиномании/романомании, молдавское сообщество было лишено возможности убедиться, что является частью немецкого терминологического (гидронимического, топонимического и даже этнонимического) ареала.

            Как доказал историк Евгений Паскарь, имя Moldauia (с вариантами Mulde, Molda) «область с определенными границами» в Центральной Европе известно задолго до колонизации тевтонами/саксами Восточного Прикарпатья и основания ими Stadt Molde на берегу реки Moldau, в бассейне которой возникла Muldener Land –  Земля Молдавская. Молдавский историк открыл, что в 1586 г. в Кракове вышла книга с комментариями Ганнибала Росселли Калабри. Глава De regno Bohemiae содержит «исключительно важное сведение 1086 г. о ПРОВИНЦИИ  MOLDAUIA...»: «Anno Christi 1086, в Майнце на княжеском совете императора Генриха, Вратислав был провозглашен королем, после того как провинции Молдавия и Силезия (prouinciis Moldauia et Silesia) были присоединены к Богемии» (Е.Паскарь. Неизвестная Молдавия. Одесса. 2014. С. 184 – 185).

            Формы Mulde, Molda, Molde (топоним, гидроним, урбоним, ороним) широко распространены в Германии (Саксонии), Чехии, Польше... И в Молдавии, на северо-востоке Верхнего Сирета, в зоне города Кымпулунг-Молдовенеск есть гора Молда, населенный пункт Фундул Молдовей... Другие топонимы с радикалом Молд-: Молдиш, Молдовиш отмечены академиком Йоргу Йордан (Nume de locuri, 1952). На севере Молдавии и в Трансильвании молдэ означает «корыто». В молдавском языке молдэ определяется как «лохань (длинная, широкая)» – Dicţionar moldovenesc-romînesc, 2011. Этот германизм – молдэ проявился и в молдавской антропонимии. Детское имя Молда упоминается в грамоте Стефана Великого от 16.03.1490 г.

            Немцы являются первыми зарубежными авторами, которые еще в 1502 г. написали на немецком языке историю der Muldener Land – историю Земли Молдавской. Фактически это история Стефана III Великого Хартмана Шеделя, вошедшая в историю культуры с заглавием на латинском языке Cronica brevis scripta Stephani voievoda terrarum Moldannensium..., известная и как Кроника молдо-ӂерманэ/Молдавско-немецкая летопись...

            О Молдавии и молдаванах также немцами написано в XVI в. первое в Европе историко-этнологическое исследование: Georg Reihersdorff(er). Chorographia Moldaviae (Описание Молдавии). Possonia (Братислава), 1541 г. Дипломат, историк и этнограф Г.Рейхерсдорф несколько раз посещал наши края: в 1526 г., в 1535 и 1540 гг., с целью изучения и сбора информации о Молдавии и молдаванах. «Мне довелось исследовать Молдавию (Regno Moldaviae) и притом собственными глазами... Земля Молдавии (Terre Moldaui, Regio Moldauiae): горы, реки, крепости ее и города изучил подробно и внимательно». Убедился, что Земля Молдавская (Terra Moldaviae) «весьма укрепленная и воистину изобилующая всеми возможными богатствами. В стране Молдавии нет недостатка ни в чем, что может быть полезным для человеческих потребностей...». В главе De ritibus et moribus Moldaviae gentis Г.Рейхерсдорф отмечает: «Народ молдавский (Populus Moldauicus) необуздан, для битв и для войны нравом своим вооружен отменно... Имеются там, в Regno Moldaviae различные племена: русины, сарматы (поляки), сербы, армяне, болгары, татары, саксы... Все они подвластны воеводе Молдавской империи (imperio Moldaui wayuode)... Они обитают среди молдаван (moldаuos)...».

            Некоторые наблюдения и обобщения, отмеченные Г.Рейхерсдорфом еще в   1540 г., поражают своей актуальностью. Убежденный, что Terra Moldaviae «заслуживает множество похвал и особенно достойна одобрения», он «считает необходимым указать, что ни в коем случае нельзя пренебрегать Молдавией», – «эту землю, изобилующую поистине великим множеством вещей... следует защищать всеми силами и всеми возможностями; уж слишком часто стали пылать города наших соседей или, вернее говоря, наши собственные стены».

            В конце книги Chorographia Moldaviae, о Молдавии и о молдаванах, Г.Рейхерсдорф выражает надежду, что она «напомнит Вашему Величеству – Фердинанду I, императору Римской (германской) империи, – а также другим христианским правителям какая опасность нависнет над головами христиан, если упустим Страну Молдавскую (Terra Moldaviae)».

            NB! Это поистине уникальное, исключительно ценнейшее исследование переведено на русский язык. Параллельные тексты – латинский и русский – воспроизведены в ставшей редкостью монографии Евгения Паскаря Неизвестная Молдавия (Одесса, 2014. С. 275 – 303).

            Непостижимо! Самому первому подлинному ученому, исследовавшему географию, историю, этнографию Regno/Regio Moldaviae, gentis Moldaui, populus moldavicus и издавшему первую в Европе – в 1541 г.! – монографию Chorographia Moldaviae (Описание Молдавии)  ГЕОРГУ  РЕЙХЕРСДОРФУ нет ни памятника, ни улицы в столице Молдавии! А румынскому бандиту Михаю Витязу и разным румынским политическим и литературным квазимодо посвятили не только улицы, но и целые шеренги чучело (момый)...

            Названия (рек, гор, населенных пунктов, общности) с радикалом Mold-  немецкого происхождения, распространенные с XIII – XIV вв. на Карпато-Днестровском пространстве стали фондообразующими элементами молдавской политико-географической и историко-этнической терминологии: Molda, Stadt Mulde (Civitas Moldaviae) – город; Moldoviţa – село; Molda – гора на севере Молдавии (Moldovanul – высший пик Южных Карпат); Moldoviţa – приток; Moldova – река, в бассейне которой образовалась Muldener Land, Terra Moldaviae, Земля Молдавская, основанная moldauos, moldaui молдаванами, которые, как установили – первыми! – немцы, говорили на «in die moldauische Sprache».

            «В библиотеке господаря Молдовы Петра Хромого, был и Псалтырь Давида, взятый в 1591 г. с собой в Тироль. Псалтырь Давида был переведен со славянского на молдавский язык: «aus den slavonischen in moldavishe Sprache gezogen» (P.Panaitescu. Începuturile scrisului... 1965).

            Немецкий энциклопедист XVII в. Конрад Шурцфлейш (Konrad Schurzfleich), цитируя Histoire Жака Туануса (1591), пишет: «vulgo nominant Ioan ... in lingua moldavorum convenientur» (Е.Паскарь, 2014).

            Осведомленные об исследованиях молдавского принца Д.Кантемира, известные во всей Европе, немцы, в лице Берлинской Академии наук, заказали ему энциклопедию Descriptio Moldaviae на латинском языке. Так, благодаря немцам, в 1716 г. вся Европа узнала «об образовании Молдавской Республики – De forma Republicae Moldavicae в понимании того времени; о молдавском языке – De lingua moldavorum, о письменности молдаван – De litteris moldavorum...».

            При всех своих широких научных интересах, Гёте знал как называется язык молдаван. Находясь в Риме, 13 января 1787 г. он записал: «Был на Пропаганде. Там в присутствии 3 кардиналов около 30 семинаристов по очереди прочитали краткие стихотворения на своем родном языке (seiner Landessprache): турецком, молдавском (moldauische), греческом, персидском, армянском...» – J.W.Goethe. Călătorie în Italia.

            В Справочнике для путешественников И.Х.Жакка, изданном в Нюрнберге в 1832 г., подчеркивается: «Отличаясь тонкостью и гармонией, он – die moldauische Sprache молдавский язык, кажется создан для пения, а по своей сладкой и мягкой звучности он может быть поставлен рядом с итальянским» (См. М.Когэлничану. Опере алесе. 1966).

            Практикующий несколько лет в Бессарабии немецкий врач И.Цукер (I.H.Zucker) в 1831 г. написал, а в 1834 г. издал во Франкфурте-на-Майне книгу Bessarabien, Bemerkungen und Gedanken, bei Gelegenbeit... Она содержит несколько не очень связанных глав, последняя из которых озаглавлена Die moldauische Sprache. Примечательно: все румынские авторы, и Н.Йорга, и Мария Пеливан довольствуются лишь указанием главы, не раскрывая ее содержание (N.Iorga. Neamul romînesc în Basarabia, I. 1995)...

            В послевоенные годы отдельные немецкие авторы, игнорируя богатую              (с XVI в.) немецкую «молдавистику», повторяют румынскую политико-лингвистическую чушь, отрицающую молдавскую историю и культуру. Но не позволяют себе топорно отрицать лингвоним лимба молдовеняскэ: A.Klees. Rumanisch und moldauisch. 1955.

            Высокомерно отвергая аксиому: глотонимия – это выражение убеждений носителей языка, выражение воли утвердить национально-языковое самосознание, немецкий филолог Клаус Хейтманн не отрицает название молдавский язык, его историю и особенность, хотя и характеризует его «так называемый» (K.Heitmann. ...Die sogenante moldauische Sprache und Literatur» (1965). Отмечая «культурную автономию Молдавии», он пишет, «что на протяжении всего XIX в. Бессарабия и Левобережье Днестра вели особое существование. Объединение Румынии, сильная прозападная ориентация румынского языка, выпячивание латинского наследия в ущерб восточнославянскому, административная отмена традиционной кириллицы – все это не задело Бессарабию». К.Хейтманн напоминает заключение румынского филолога Д.Каракостя: «Бессарабская речь – это язык молдаван, не прошедший через изменения общего языка». «Следствием явилось то, что в 1918 г. письменная речь бессарабцев на кириллице своим своеобразием отличалась от той, которая была принята в королевстве Румыния. Пример: выражение, употребленное бессарабцами для событий 1917 г. «слобода, время слободей». Да и бессарабские и заднестровские националисты при всем своем сознании принадлежности к племени (Stammesbewusstsein), говорили сплошь и рядом о «ням молдовенеск», о «лимбэ молдовеняскэ» –  die moldauische Sprache». – K.Heitmann. ...Die sogenante moldauische Sprache und Literatur. 1965.

            Вопреки тому, что немецкие авторы первые в Европе ввели в научно-языковой оборот с 1591 г. молдавский язык –  moldauische Sprache (перевод Псалтыря Давида: «in moldavishe Sprache gezogen» (1591 г.); К.Шурцфлейш: «lingua moldavorum» (1591 г.); издание в Берлине Descriptio Moldaviae Д.Кантемира с главами De lingua moldavorum, De litteris moldavorum; И.В.Гёте: moldauische Sprache (1787 г.); И.Х.Жакк: die moldauische Sprache (1832 г.); И.Х.Цукер: Die moldauische Sprache (1831 г.), К.Хейтманн продолжает быть очень озабоченным молдавской глотонимией: Rumanisch: Moldauich. Moldave (1989 г.). Хотя давным давно известно (от А.Мейе, К.Тальявини и даже от немца К.Бохманна): название языка не зависит от языковедов, а от воли его носителей. Научная болтовня о «правильном названии "лимба ромынэ" – сплошное лицемерие», – подчеркивает немецкий социолингвист Клаус Бoхманн и заключает:

            «В конце концов большинство говорящих решает какое "правильное" название их языка» (K.Boсhmann. Sociolingvistica şi lingvistica politică. Chişinău, 2004).

            Мы должны быть признательны немцам и за то, что они исследовали отдельные процессы развития молдавской культуры, выпавшие из нашего поля зрения. Утверждая в европейском обороте фундаментальные признаки молдаван, отметая попытки недоброжелателей отрицать самобытность молдавской культуры и языка, немецкие ученые высоко оценили вклад молдаван в развитие славянской письменности. В исследовании Молдова и «второе южнославянское влияние» (Revue des etudes sud-est europeennes. 1973, № 3) Эккехарт Фёлкль (E.Völkl) констатировал, что «В поствизантийском духовном мире Восточной и Юго-Восточной Европы Молдова сыграла важную двойную роль: 1. в сохранении византийских традиций и 2. в передаче их далее – восточным славянам» (S. 475). Изучая в целом географическое и культурно-историческое положение средневековой Молдовы, немецкий исследователь пишет: «Как в 1487 – 1497 гг. появляется молдавский типичный архитектурный стиль, также развивается и письменный стиль кириллического алфавита, характеризующийся особой красотой, гармоничностью линий, элегантностью орнамента – так называемый извод молдовенеск (молдавский извод)... В принципе, извод молдовенеск является вариантом старославянского языка с определенными языковыми и орфографическими особенностями... Извод молдовенеск послужил моделью не только для Валахии и Трансильвании – через русинские области его влияние распространилось даже до Москвы... В русинских областях в XVI – начале XVII вв. этот способ писания молдавского происхождения широко использовался» (S. 476).

            Данный, впервые составленный краткий обзор немецких корней молдавистики привел нас к неожиданному выводу. Некоторые немецкие филологи и социолингвисты очень озабоченные молдавским языком в великорумынской интерпретации (К.Хейтманн, 1989; и даже К.Бохманн, 2004, 2018 и др.) понятия не имеют об истории молдавской глотонимии, о самых ценных работах по социолингвистике молдавского языка. Нередко они противоречат сами себе: К.Хейтманн заявляет: «так называемый молдавский язык» (1965), «языки румынский и молдавский различаются лишь алфавитами» (1989)... А К.Бохманн утверждает: «большинство говорящих определяет "различия между языками"». В другом месте: «Для простого человека из Молдавии лимба молдовеняскэ является конкретной реальностью, он не понимает почему (так называемые) интеллектуалы настаивают так неистово на языковом "единстве с румынским"... Limba moldovenească (Die moldauische Sprache) существует в сознании большинства населения» (K.Bochmann, 2004).

            Şi punctum! И точка!

            Кишиневские трубадуры «limba romînă» (понятие, аттестованное лишь в 1838 г.!), в том числе из правительства, из  президентуры и даже русскоязычные журналисты афишируют свою безграмотность без тени стыда. В 2004 г. печать сообщила о «первой (?!) социолингвистической работе относительно ситуации в Республике Молдова, написанной зарубежным автором» (Демокрация, 19.10.2004 г.). Речь идет о цитируемой книге Клауса Бохманна.

            В действительности, первые, самые значимые, информационно насыщенные, беспристрастные исследования языковой ситуации в Молдавии принадлежат крупнейшему специалисту по общему языкознанию и социолингвистике профессору Трирского университета Харальду Хаарману. Он один из немногих авторитетных учёных, который не стесняется называть вещи своими именами. Его работы, поразительно насыщенные этноязыковыми данными в их длительной эволюции, полностью опровергают все антимолдавские страдания румынских филологов, независимо от их числа и уровня децибелов.

            «После 1924 г. – пишет Харальд Хаарман в своей книге Социология малых языков Европы (Гамбург, 1973 г.), – молдавский язык (die moldauische Sprache) получил социально-политический статус письменного официального и национального языка, что обеспечило ему сферу деятельности во всех областях личной и общественной жизни (особенно в образовании)» (Harald Haarman. Soziologie der kleinen Sprachen Europas. Band I. Dokumentation. Hamburg, 1973. S. 147).

            Отвергая «обвинения о воображаемом исчезновении меньшинств, избитые идеи относительно так называемых процессов ассимиляции, циркулирующие в западной специальной литературе», в другой своей работе, посвященной «теоретическим и практическим проблемам стандартного молдавского языка (die moldauische Sprache)» – Studien zur interlingualen Soziolinguistic des Moldauischen (Tübingen, 1978), Харальд Хаарман отмечал, что:

-       «Молдавский (moldauischen) и русский языки являются самыми важными средствами общения молдаван во всех местах их проживания»;

-       «По своему статусу оба эти языка могут быть как родным, так и вторым языком общения»;

-       «Число лиц, которые говорят на молдавском языке (moldauische Sprache) возросло с 1959 г. (по 1970 г.) на 21,6%» и заключал:

            «Молдаване относятся к числу тех наций, которые лучше сохраняют свой родной язык как национальный язык».

            Поразительно! То, что немцы знали, описывали и распространяли в Европе с первой половины XVI в. о СТРАНЕ  МОЛДАВИИMoldauia, Regni Moldaviae, Regio Moldaviae; о МОЛДАВАНАХmoldaui, moldavos, gentis Moldaviae, populus moldavicus; о ЛИМБА  МОЛДОВЕНЯСКЭ/МОЛДАВСКОМ  ЯЗЫКЕmoldauische Sprache, валахи (ныне «румыны») – единственные в мире! – до наших дней, до XXI века!, не узнали! Не усвоили!

            Прав был И.Л.Караджале, классик румынской литературы, когда язвительно заключил: «Румын – это умные!» (Romînul este deştepţi!).

            Фонд исторических актов, летописные сведения, этноязыковые традиции свидетельствуют, что на севере Карпато-Днестровского ареала в XII – XIII вв. зарождалось разнородное население, состоящее из неолатиноязычных волохов (большинство), славяноязычных русинов и немецкоязычных саксов (саксонцев). Их тесное совместное проживание, подтвержденное сохранившимися названиями: гидронимами: Molda, Mulde, Молдова, Молдовица; оронимами: Molda, Moldovanul (горы); топонимами: Molde, Mulda, Stadt Molde, Civitas Moldaviae, Moldoviţa, Молдаванка; этнонимами: moldauos, moldaui, moldovanos, молдавцы; завершилось возникновением страны под названием: Moldaui, Muldener, Terra Moldaviae, Земля Молдавская, Молдования, основанная молдаванами, говорящими на молдавском языке.

            От немцев (саксонцев) молдаване получили не только возникновение городской жизни и муниципального управления, но и первые крепости: Нямецкая (Нямцу), Тротуш, Крэчуна, зачатки горного дела... От немцев молдаване получили имя страны: Muldener Land, Molde, Moldaui, die Moldauie, имя её основателей: moldaui, moldauos, название давно общепризнанного лимба молдовеняскэ/ молдавского языка/moldauische Sprache...

            Молдаваненеолатиноязычный народ с мощной славянской компонентой, с именем немецкого происхождения, основавшие свою странуМолдову.

            Для сравнения: французы – это неолатиноязычный народ с заметной немецкой компонентой, с именем немецкого происхождения (< franc/franci), основавшие свою страну – Францию...


                                                          

Обсудить