Виталий Портников: Новый Крым

Станет ли Республика Беларусь новым Крымом, следующим объектом аннексии для кремлевского режима?

Похоже, после встречи российского и белорусского президентов и обещания Владимира Путина помочь Александру Лукашенко полуторамиллиардным кредитом, этот вопрос уже не выглядит таким теоретическим, каким он был еще несколько недель тому назад. Потому что мы не знаем, чем собирается Лукашенко рассчитываться с Путиным за эту демонстративную щедрость. Известно одно: денег у белорусского президента нет, экономика его страны не в лучшем состоянии и протесты против фальсификации президентских выборов только его ухудшают. Но если нельзя рассчитаться деньгами, то, может быть, можно суверенитетом?

Сравнения с Крымом отнюдь не случайны. Вспомним, как присоединили к Российской Федерации украинский полуостров. Российское законодательство не предусматривает возможности присоединения к стране регионов других государств. И тогда Крым в спешном порядке был провозглашен независимым государством, а Россия признала его независимость, как и независимость Севастополя. А уже затем в этом «независимом» государстве был проведен фиктивный, по заключению ООН, референдум, участникам которого даже не предлагали высказаться по поводу суверенитета Крыма. Зато предложили высказаться о присоединении «независимого государства» к Российской Федерации.

И уже затем это «решение крымчан» было одобрено российскими конституционным судом, парламентом и президентом. В точном соответствии с российским законодательством, которое позволяет принимать в состав России другие государства. И отмечу, кстати, что это было отнюдь не беспрецедентное решение. В 1944 году такое же решение, и даже без всякого референдума, была принято в отношении Тувинской народной республики, которая из независимого государства, признаваемого Советским Союзом, стала обычной автономной областью в составе РСФСР.

С Беларусью, похоже, все обстоит еще проще, чем с Крымом и даже с Тувой. Для того, чтобы присоединить Беларусь, России не нужно отторгать ее от какого-либо другого государства. Но, отличие от Тувинской народной республики, суверенитет которой никем, кроме Москвы, не признавался, и на территорию которой претендовали до 1944 года и Китай, и Монгольская народная республика, суверенитет которой также находился под вопросом, Беларусь – признанный субъект международного права. Для ее присоединения к России, думаю, достаточно, чтобы парламент принял соответствующие решения, а народ на референдуме его одобрил. Ну а как проходят в Беларуси голосования, вы уже знаете.

Предложив Александру Лукашенко деньги, Владимир Путин, по сути, выдал ему аванс. Теперь белорусский правитель должен продемонстрировать российскому коллеге, что способен справиться с собственным народом и подавить протест против фальсификации выборов главы государства. Уверен, Лукашенко должен доказать белорусам, доказать силой, что важно не то как люди голосуют, а то, как власти подсчитывают голоса.

И вот если это у него получится, тогда Москва, думаю, сможет без особых опасений запустить новый «интеграционный процесс». Процесс, который может завершиться поглощением Беларуси. И не имеет никакого значения, какое количество жителей этой страны будет участвовать в референдуме, на котором поставят вопрос о присоединении к Российской Федерации, и какое количество белорусов согласится с исчезновением собственного государства. Важна будет цифра, которую наутро объявит председатель белорусского Центризбиркома. Ну а протесты против фальсификации итогов этого голосования будут подавлены уже не только белорусскими, но и российскими силовиками. Ведь российские силовики будут в Беларуси у себя «дома».

А Лукашенко, который станет соучастником этой спецоперации, я уверен, сможет уже безбоязненно избираться главой нового субъекта федерации. Ну или отправиться на почетную пенсию в верхнюю палату российского парламента, специально придуманную для таких, как он. Впрочем, судьба белорусского правителя меня не сильно волнует, куда сильнее беспокоит судьба страны, которой он может торговать.

Ведь именно сейчас решается, сможет ли белорусское общество противостоять лукашенковскому авторитаризму и российской экспансии, или же оно смирится с насилием и Беларусь станет еще одним Крымом.

Обсудить