О свободе слова в СССР. На примере учителей из Бендер

Яков Сусленский и Иосиф Мешенер, школьные учителя из молдавского города Бендеры, отправили в сентябре 1968 года письмо в ЦК партии, назвав действия советских войск в Чехословакии "актом агрессии и нарушения международного права". Вот они и стали "оголтелыми сионистами".

В 1968 году в Чехословакии начались демократические преобразования, борьба за "социализм с человеческим лицом", которая вошла в историю под названием "Пражской весны". В Кремле опасались, что Чехословакия отпадет от социалистического лагеря; 21 августа того года туда вошли советские войска, намотав все стремления чехов к свободе на гусеницы танков – "для защиты завоеваний социализма от происков империалистической реакции". А газета "Правда" незамедлительно сообщила своим читателям, что на "тайных радиостанциях, орудовавших в те дни на территории ЧССР… работали оголтелые сионисты, в том числе "консультанты", подданные Израиля". Оставалось только найти и предъявить этих самых "израильских агентов"...

Яков Сусленский и Иосиф Мешенер, школьные учителя из молдавского города Бендеры, отправили в сентябре 1968 года письмо в ЦК партии, назвав действия советских войск в Чехословакии "актом агрессии и нарушения международного права". Вот они и стали "оголтелыми сионистами".

Сначала их уволили из школы. Мешенера исключили из партии. Затем арестовали. Суд состоялся не сразу -- в 1970 году.

В перечень обвинений попал не только протест по поводу Чехословакии, но и письма "антисоветского содержания", которые подсудимые – "находясь в состоянии националистического, сионистского угара" – направляли по разным адресам. Якова Сусленского приговорили к 7 годам лагерей усиленного режима, Иосифа Мешенера – к 6 годам.

Из воспоминаний узника Владимирской тюрьмы: "Опять посадили в карцер Сусленского, а он сердечник, и как его в карцер посадят, у него дня через три – приступ. Так и в этот раз. Тут уж весь корпус, все камеры, включая уголовников, ломали двери – грохот стоял, как при канонаде. Корпус ходуном ходил. Шутка сказать, 66 камер – около двухсот человек – долбили двери. В результате Сусленского на носилках перенесли в другой карцер, в другой корпус – только и всего".

Из лагерного свидетельства: "А это кто такой тощий, словно жертва Освенцима? Иосиф Мешенер..."

Владимир Буковский, в 2013 году, вспоминая как сидел с Сусленским во Владимирской тюрьме, рассказывал:

"Без чувства юмора там нельзя было выжить. Там только это спасает... Вот сидели мы во Владимирской тюрьме, писали жалобы. Это был наш метод воевать с начальством -- мы писали тысячи жалоб. Ну, мы писали стандартные жалобы. А Яша -- он не мог просто так. Он выбрал себе, во-первых, адресата -- известную свинарку, Ефросинью Поросёнкину. И имя такое, и она -- депутат Верховного совета, герой социалистического труда, свинарка. И вот он ей всё время писал жалобы. В то время у нас были проблемы с одеждой, и одежду меняли -- эту х/б форму зэковскую -- раз в два года, и, конечно, за два года она изнашивалась полностью. И сидел у нас рабочий такой Саша Чикалин. У него уж всё это было рваное. Так вот Яша писал жалобы Ефросинье Поросёнкиной, что он через прорехи на одежде Чикалина видит его пролетарское происхождение. Ну и, естественно, его за это сажали в карцер. И каждый раз там проблема -- он в карцере, у него больное сердце, нам надо голодовку объявлять. Мы его умоляли: "Яша, пиши простые жалобы, зачем тебе Ефросинья Поросёнкина?". Нет, он не мог, это ему скучно было. Он очень своеобразный был малый...".

Яков Сусленский и Иосиф Мешенер оба скончались в Израиле. Иосиф умер в 2004 году, Яков - в 2009-м. На фотографии Яков Сусленский дома в 1977 году, сразу после возвращения из лагеря.

Обсудить