Молдавия преподала Киеву урок по отношениям с Россией

Избранный президент Молдавии Майя Санду призвала вывести российских военных из Приднестровья. Но тут же оговорилась: если такое и случится, то лишь с согласия самой Москвы. Санду не считает Россию «страной-агрессором» и хочет наладить с ней прочные экономические связи. Украине же она посоветовала заканчивать войну и садиться за стол переговоров с ДНР.

Избранный президент Молдавии Майя Санду в пятницу раскрыла свой план действий относительно России, причем в качестве трибуны для этого она выбрала украинскую прессу. Когда прибывший из Киева репортер «Европейской правды» спросил в лоб, считает ли она Россию «страной-агрессором», Санду уклончиво заметила, что с этой страной «у нас насыщенная повестка» переговоров.

«Многие молдаване работают в России, и мы должны обеспечить им достойные условия работы и социальной защиты, пока не созданы приемлемые экономические условия дома, в Молдове. Я хочу разблокировать экспорт в Россию, который по ряду наименований закрыт после подписания Молдовой Соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС», – пояснила без пяти минут глава государства.

Затем Санду взяла на себя смелость мягко поучить Украину тому, как ей стоит вести себя с Донбассом. Она поставила в пример «мягкий подход», который применяется к Приднестровью с начала 90-х и прозрачно намекнула, что Киеву пора уже отказаться от военного сценария и начать переговоры с ДНР и ЛНР. «Мы признали, что Приднестровье является частью переговорного формата, мы дали тамошнему бизнесу тот же торговый режим, что и у наших производителей», – не без гордости отметила Санду, добавив, что Кишинев подписал с Тирасполем более 300 документов о решении конфликта.

В Донецке выступление Санду уже вызвало двойственный отклик. «Проводить сравнения конфликтных ситуаций неуместно и некорректно. В первую очередь, учитывая, что число жертв противостояния в Донбассе в тысячи раз больше, чем конфликта в Приднестровье», – цитировал  ТАСС главу МИД ДНР Наталья Никоноровой. «Впрочем, в определенной степени мы даже благодарны молдавскому избранному президенту за обращение в адрес украинских властей», – добавила министр. Она предположила, что рекомендация Санду может подвигнуть Киев к выбору – либо четко следовать Минским соглашениям, либо вовсе отказаться от претензий на Донбасс.

Воссоединение Молдавии с Приднестровьем также невозможно без диалога с Москвой, признает Санду: «Россия – это часть переговорного формата». Однако воссоединение, по ее мнению, должно сопровождаться полным выводом российских войск из региона. Кроме того, она заявила, что не признает долг за поставки российского газа в Приднестровье, и платить не намерена. В этом, надо сказать, Санду и уходящий президент Игорь Додон совершенно солидарны. Додон, хотя и считался «пророссийским» политиком, платить за поставленный в Приднестровье газ тоже отказывался.

Едины оказались старый и новый президенты Молдавии и по поводу вывода российских войск – за одним важным исключением. Дело в том, что в Приднестровье наши военные присутствуют в двух ипостасях. Первая – это миротворческие силы. Они действуют на основе соглашения, которое пододписали с российской стороны Борис Ельцин, а с молдавской – первый президент Мирча Снегур. Второй формат – это Оперативная группа российских войск (ОГРВ) в Приднестровском регионе Республики Молдова. Она была создана в 1995 году как наследница 14-й армии, остановившей войну летом 1992 года под командованием легендарного генерала Лебедя.

Заявленная цель ОГРВ – охрана гигантских военных складов в селе Колбасна на севере Приднестровья. Здесь хранится около 20 тыс. тонн боеприпасов, свезенных сюда после вывода наших войск из стран Варшавского договора.

Вывести ОГРВ из Молдавии требовал и Додон. В марте этого года он также говорил, что после утилизации всех боеприпасов эти войска «должны будут покинуть территорию Молдавии», отмечал ТАСС. Додон предполагал, что российские миротворцы тоже покинут зону приднестровского конфликта после политического урегулирования, и никакой постоянной российской базы в Молдавии не будет. Так что по этому поводу риторика двух политиков-соперников совпадает чуть ли не дословно.

Избранного президента неправильно поняли – она имела в виду только вывод группировки войск, а не миротворцев, заверяет руководитель Института эффективной политики  Виталий Андриевский.

«О миротворцах речи не идет – это отдельная тема, которая требует особых переговоров. Но что касается ограниченного контингента российских войск, то никаких оснований оставаться в Молдове у него нет, поэтому ничего нового Санду не сказала. Об этом говорили и другие лидеры до нее», – подчеркнул Андриевский.

Андриевский, впрочем, полагает, что вывод российских военных – не первейшая задача для Санду. «Прежде всего, нужно пресечь контрабанду, которая идет из Приднестровья. Вторая – показать Приднестровью, что сближаться с Молдовой экономически и социально выгодно», – заверил молдавский политолог.

Почти весь контингент на территории Приднестровской молдавской республики (ПМР) состоит из жителей самого Приднестровья с российским гражданством, заметил замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин. «Если Санду категорически потребует вместе с Украиной ликвидации миротворческого контингента, то может оказаться, что российские граждане приднестровского происхождения, не меняя формы, просто сменят нашивки.

Например, – на отличительные знаки военной полиции ПМР. Если Санду это устроит, то полный вперед», – предложил эксперт.

Не беспокоят заявления Санду никого и в самой ПМР. «Это ритуальные заявления. Все молдавские лидеры на протяжении последних десятилетий заявляют об этом с разных трибун», – подчеркнул директор приднестровского бюро политических исследований «Медиатор» Сергей Широков. Безусловно, в Тирасполе не собираются соглашаться на вывод российских миротворцев. «Они – гарантия жизни и здоровья наших граждан. Поэтому вопрос вывода может обсуждаться только по итогам окончательного политического урегулирования и признания статуса Приднестровья», – подчеркнул тираспольский эксперт.

Что касается платежей за газ, то по молдавским законам, за это вообще отвечает не президент, а правительство, напомнил Жарихин. «Санду прекрасно знает это, она сама была премьер-министром», – подчеркнул политолог. Напомним, что сейчас кабмин Молдавии по-прежнему возглавляет протеже Додона, его бывший советник Ион Кику.

«Когда Майя Санду сама была премьером, экономические связи с Россией отнюдь не прерывались. У нас вообще сложился баланс: они получают от нас газ, а мы от них – вино и сельхозпродукты, – пояснил Жарихин. – Вообще не следует думать, что новый президент Молдавии, в отличие от Игоря Додона, ориентируется исключительно на Вашингтон и Брюссель, не стоит ее расценивать как врага Москвы».

Обсудить