О деле врачей, секретном агенте и «корабле дураков»

Дело врачей было также вызвано паранойей Сталина. Как многие диктаторы, он был маниакально подозрителен, боялся покушений на свою жизнь, а эскулапы, как известно, имеют прямой доступ к телу пациента. И потому представляют особую опасность.

13 января 1953 газета «Правда» опубликовала статью «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей». Это стало кульминацией дела врачей, которое к тому времени шло полным ходом. Наряду с разгоном Еврейского антифашистского комитета, убийством Соломона Михоэлса и «ночью казненных поэтов» оно стало ключевым событием «борьбы с космополитизмом». Арестованных обвинили в неправильном лечении советских руководителей, смерти Андрея Жданова, и других преступлениях. Объявили американскими шпионам и еврейскими буржуазными националистами. Антисемитская кампания велась с невиданным размахом ‒ ни в Советском Союзе, ни в царской России прежде не было ничего подобного.

Поразительно, что все это происходило в стране, победившей нацизм и спасшей евреев от тотального уничтожения. Но в том была своя логика.

Несмотря на заметную роль евреев в революции, Гражданской войне и социалистическом строительстве, антисемитизм никуда не делся. Сталинский режим принес беды всем советским людям, евреям в том числе.

Такой пример. В 1930 году народному комиссару иностранных дел Максиму Литвинову пожаловались евреи, сельские жители с Украины. Там антисемитизм всегда зашкаливал. Вот что они написали: «Наконец, евреи дождались советской власти, когда они стали полноправными гражданами. Первые годы во время гражданской войны евреи пострадали больше всех. По окончании гражданской войны мы думали, что нашим страданиям пришел конец. В действительности же наши мучения и страдания не прекращаются и по сей день. На местах в советах сидит еще много людей, которые устраивали погромы, убивали нас и насиловали наших матерей и дочерей. … Нас лишили гражданства, всё отбирают и выбрасывают на улицу. Главное, нам хлеба не продают, и наши дети обречены на голодную смерть».

Голод, как известно, был вызван коллективизацией сельского хозяйства. Крестьяне знали, что Литвинов ‒ еврей, большой человек, думали, что поможет «освободить из тюрем невинно заключенных наших братьев». Не помог, вряд ли это было в его силах.

Сталин как-то назвал антисемитизм «крайней формой расового шовинизма», «наиболее опасным пережитком каннибализма» и обещал карать «активных антисемитов» смертной казнью. Однако за весь период существования Советского Союза не известно ни одного такого случая.

Когда началась «холодная война», антисемитизм стал важным элементом конфронтации с Западом. Хотя официально говорилось только о «мировом сионизме», который рвался к мировому господству (тоже слова «вождя и учителя») и верно служил мировому империализму. Или наоборот.

Одно время советским евреям внушала надежды поддержка СССР Израиля. Но Сталин разочаровался в этом государстве, которое так и не стало оплотом социализма на Ближнем Востоке. С конца 1949 года свернули экономическое сотрудничество, а через месяц после статьи в «Правде» отношения были разорваны.

Наконец еще одно обстоятельство. Сталин далеко отошел от лозунга пролетарского интернационализма. В 1930-е и 1940-е годы эта метаморфоза становилась все более заметной.

Среди архивных документов я натолкнулся на записи допросов Эккарта Бриста, советника германского министерства иностранных дел и агента секретной службы Риббентропа. Там внимательно отслеживали перемены в советской официальной политике: «Существовал… один момент, общеизвестный в Германии – определенная перемена, происшедшая в России, а именно – переход от интернационализма к национализму. Русский человек ведь не только коммунист, он прежде всего русский. Сталин продолжил то, на чем остановился Петр Великий. …Место интернационализма заступил сильный русский национализм. Наряду с этим продолжают еще существовать принципы Коминтерна, хотя официально от них и отказались. …Коминтерн стал орудием русского националистического государства».

Кстати, в том же 1943 году Сталин расформировал Коминтерн, хотя продолжал – как и его преемники − манипулировать коммунистическим движением.

Дело врачей было также вызвано паранойей Сталина. Как многие диктаторы, он был маниакально подозрителен, боялся покушений на свою жизнь, а эскулапы, как известно, имеют прямой доступ к телу пациента. И потому представляют особую опасность. Врачи и прежде попадали под раздачу. В 1938 году «доказали», что профессора Плетнев, Левин и Казаков сгубили Менжинского, Куйбышева и заодно – Горького и его сына. Так что в известном смысле дело врачей − прямое продолжение Третьего московского процесса.

После смерти вождя врачей освободили, массовые репрессии прекратили. С Израилем отношения восстановили (до очередного разрыва в 67-м). Но антисемитизм еще долго практиковался советским государством.

Кто-то скажет, что эти сюжеты остались в прошлом и нас не касаются. Дай бог. Главное, не оказаться на «корабле дураков» − с пассажирами, которые живут своей жизнью, не подозревая, что эта жизнь катится ко всем чертям. «Корабль дураков» − так называется фильм Стэнли Крамера, поставленный по роману Кэтрин Энн Портер. Он завершается пророческими словами одного из героев: «Думаете, это не про вас?».

Обсудить