Россия стала Белоруссией? Как давят Навального и его сторонников / Код доступа / Латынина /

В общем, итоги этой недели такие, что приличные люди в Москве сейчас ездят в автозаках; Путин стал президентом силовиков, главврачей и преподавателей начальной военной подготовки, ну и ёршиков; на митинг вышли единицы, из которых задержаны 5 тысяч человек.

А.Нарышкин― 19 часов и 6 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы», вы смотрите YouTube-канал «Эхо Москвы» и «Код доступа». И Юлия Латынина с нами. Добрый вечер!

Ю.Латынина― Алексей, добрый вечер! Я вас поздравляю. Поздравляю всю Россию со вступлением в республику Беларусь — это не моя шутка — кто-то в Твиттере написал, — ну, и с организацией такого форпост-концлагеря в Сахарово.

В общем, итоги этой недели такие, что приличные люди в Москве сейчас ездят в автозаках; Путин стал президентом силовиков, главврачей и преподавателей начальной военной подготовки, ну и ёршиков; на митинг вышли единицы, из которых задержаны 5 тысяч человек. И в России, наконец введена практика извинений, как в Чечне Кадырова. Вот в Петербурге задержан тот самый парень, на которого полицейский наставил оружие. Парню пришлось извиняться.

И, конечно, одно из главных событий этой недели — это речь Навального в суде. Потому что, знаете, у Навального есть такая особенность: она как пришпилит прозвище, так припечатает. Он сказал «партия жуликов и воров» — с тех пор «Единую Россию» так и называют. Он сказал в ролике аквадискотека — и понеслось, Хотя, в общем, аквадискотека — это просто светомузыкальный фонтан. Я, например, помню, что я впервые такой светомузыкальный фонтан увидела в городе Батуми, и мне тогдашний глава Аджарии при Саакашвили с гордостью сказал: «Мы закупили эту штуку за 5 миллионов евро. С тех пор на нее ходит весь город. С тех пор она принесла нам в казну гораздо больше, потому что, действительно. это стала достопримечательностью города». Это ровно о том, о чем я говорила, что светомузыкальный фонтан для одного — или светомузыкальный фонтан для всего города Батуми.

И, конечно, эта фраза: «Владимир, отравитель трусов», — слова Навального, что так Владимир Владимирович войдет в историю, я боюсь, что… Шикарно написал Михаил Бах: «Навальный так высоко поднял планку настоящего мужика, что теперь до нее на стерхах не долететь».

Ю.Латынина― У нас есть какие-то проблемы со звуком.

А.Нарышкин― В радиоэфире у нас всё хорошо, спасибо. Давайте со свое стороны Юля технические вопросы решит, а вы давайте подключайтесь, потому что у нас всё хорошо. Я напомню слушателям, что у нас в эфире идет трансляция на канале «Эхо Москвы». Вы можете вопросы задавать. Юля на них отвечает. И поставьте нам лайки, подпишитесь на наш канал, можете подписаться на канал самой Юлии Латыниной. У нее там и расширенная версия выходит и всякие бонусы различные в течение недели.

Ю.Латынина― Алексей, спасибо, что вы меня выручили. Мы возвращаемся к бескомпромиссной войне против собственного народа, которая началась в России с объяснениями МВД, что фото концлагеря какие-то необъективные, видимо, пиксели в этих фото были проплачены западной разведкой. Ну, и объяснение Пескова, что протестующие сами виноваты, что попали в концлагерь.

Вообще-то, если в этом заявлении Пескова вместо слова «протестующие» поставить слово «евреи», то будет совершенно прекрасно, и живо напомнит недавние исторические реалии.

А вообще-то были, конечно, разные способы, разные советы расправиться с Навальным. И было ясно, что на этот раз победит команда силовиков. И она, действительно, победила. Мало было сомнений, что на этот раз возобладает команда силовиков, которые несколько раз уже порывались устроить такое большое, гигантское дело. Они устроили «Болотное дело». Они постарались по поводу выборов в Мосгордуму устроить большое-большое дело, которое тогда развалила другая башня Кремля. И, развалили, в том числе, как протесты, так и другая башня Кремля.

Но вот сейчас я явно советы подает команда силовиков, та самая, которая, помните, пробирки на Олимпиаде наполняла мочой? А потом, кстати, были ликвидированы те люди, которые знали про пробирки. Только один успел убежать. Эти люди принимают решения, и они несут ответственность. Вот тут Валерий Соловей рассказывал совершенно справедливо, насколько я знаю, что решение было принято Путиным в 6 и после этого 2 часа готовились к автозакам.

Были реально в Кремле советы давать Навальному условный срок, они были отвергнуты. И беда в том, что, действительно, очень много команд занимается Навальным. И особенно ярком мы это видели на сегодняшней неделе, потому что, обратите внимание, стали шить «санитарное дело», историю о том, что люди вышли на протесты, несмотря на то, что протесты были запрещены, потому что у нас ковид.

И параллельно какой-то Ульяновский техникум вчера или позавчера, как утверждают сами студенты, зазывает их на какой-то флешмоб в поддержку Путина, и какая-то компания «Сима-ленд» в Екатеринбурге тоже телами своих служащих — это такая известная компания, у нее каждый день поют патриотический гимн на завтрак — тоже устраивает аналогичный флешмоб.

То есть им никто не сказал, этим бедным людям, что будет «санитарное дело». Потому что, естественно, сейчас, когда «санитарное дело» будет слушаться в суде, то, я думаю, что адвокаты и Соболь и Янкаускас, и всех остальных, они скажут: «А вот тут тоже какие-то люди ходили в поддержку Путина». Ну, понятно, что им ответят: «Вы понимаете, что ковид распространяется только на тех митингах, которые против Путина. А если человек выходит митинг за Путина, то этим самым ему дают полную индульгенцию от ковида. И Путин лечит ковид одним прикосновением, как французские короли золотуху».

Но, тем не менее, явная несогласованность, потому что на самом деле помимо одного центра, который принимает решения по Навальном — этот центр силовики, и это очень страшно, потому что один из важнейших вопрос — это останется ли Навальный в живых? И я надеюсь, что те митинги, которые были, позволяют надеяться на то, что Навальный останется, что они испугаются дать ему вторую дозу «Новичка», потому что они испугаются не только митингов, потому что они испугаются гигантского дипломатического внимания Запада, которое к этому приковано. Потому что они могут сколько угодно показывать пальцами на адвокатов, которые сидят в суде над Навальным, они могут сколько угодно высылать часть этих дипломатов и рассказывать, что это значит, Запад интересуется Навальным.

Запад, действительно, интересуется Навальным, потому что Запад впервые видит альтернативу Путину. И Запад впервые вместо этой унылой истории, которую он знал 20 лет, что что бы ты не делал, С Путиным надо считаться, вдруг у Запада забрезжила некоторая надежда.

Так вот, несмотря на то, что есть центр, который принимает решения по Навальному и называется он силовики и принимает решение силовой блок. И это люди, которые принимают самые страшные решения, потому что эти люди не умеют ничего — они не умеют делать бизнес, они даже не умеют руководить государством. Они умеют только истреблять врагов. Раньше они врагов выдумывали, потому что их не было, теперь у них есть даже уже и настоящие враги. Так вот параллельно с этими людьми есть еще куча народу, которая хочет выслужиться и бежит поперек батьки в пекло. И в результате получается вот этот ульяновский техникум или кто ходил на митинги в защиту Путина поперек «санитарного дела».

Или вот эта прекрасная история с ветераном. Этот совершенно фантасмагорический суд, который бы на этой неделе. Ветерана используют по прямому назначению, потому что у на вообще в России, как известно используют именно так. Их вынимают из шкафа на один день в году, показывают на параде и дальше складываются в место, где им очень тяжело и страшно, потому что они живут в условиях среднестатистических гораздо худших, чем те, кто воевал против них в Германии.

В этом году, как известно ветеранов вынули из шкафа на две недели раньше, и 80 ветеранов сидели в каком-то месте, пока они проходили карантин, чтобы стоять рядом с Путиным, который по случаю ковида сидит в бункере. Но, хорошо их хоть в какой-то санаторий, а не то что прямо в спецприемник на Сахарово. И вот в этот день, когда ветеранов достают из шкафа, мы видим, что происходят разные удивительные события для них. Ими машут. Мы видели очень часто ряженых, которые маскируются под ветеранов.

Я помню, несколько лет назад была очень смешная история, когда какая-то женщина, нацепив на себя погоны то ли генерала, то ли адмирала, то ли еще чего-то такое, в фуражке из разных родов войск и с целым иконостасом на груди, она взобралась реально на трибуну, на которой стояли ветераны, и ее туда пропустили. Бог знает, какое количество мошенников под этим делом подвизается.

И вообще в связи с этим количеством медалей происходит инфляция ветеранов. Потому что вместо того, чтобы им дать нормальную жизнь, им дают медальки. А поскольку в России медальки раздают по самым разным поводам, то происходит дальше ужасная ситуация, что одно человека, который, действительно, герой и который, действительно, умирал, у него одна медалька, а у какого-нибудь тылового энкавэдэшника, который стрелял людям в затылок или еще у какого-нибудь управдома целая куча медалей к 50-летию, к 60-летию, к 61-летию и так далее. И эта эмиссия медалей российская, обратите внимание, она совершенно как эмиссия денег: она обесценивает настоящие медали.

И, конечно, логическим концом этой истории была история с георгиевскими ленточками, то есть с чем-то, что является символом высшей воинской доблести, и что начали раздавать мальчики и девочки на улицах, и потом всё это переросло в Донбасс. Они бы погоны раздавали.

Так вот, я, собственно, к суду с ветераном и Навальным. Напоминаю, что история с ветераном была еще в мае, когда был ролик про поправки к Конституции, когда в этом ролике снялась куча народу, когда написал Навальный про этих людей, что они продажные холуи. И поскольку один из них был ветеран Артеменко, вдруг, как выясняется сейчас, даже какой-то вообще посторонний ему человек, который называет этого Артеменко именем Игнатенко почему-то, обиделся и написал это заявление. И, видимо, рассчитывали это дело на такую одноразовую историю, чтобы пара пригожинских троллей написали о том, что Навальный оскорбил ветерана.

А потом было отравление, потом был фильм про дворец, а потом было разоблачение Навальным своих отравителей. Потом Навальный приобрел совсем другой статус. Потом он героически вернулся в Россию. И, насколько я понимаю, если бы он вернулся в Россию до 30 декабря, то просто было технически возможно устроить суд по поводу ветерана, и хотя этот суд не влечет за собой тюремного срока, это автоматически давало бы ему возможность посадить его без суда по делу…

Я прошу прощения, что я настолько сбиваюсь, потому что мне всё время сигналили про звук, и это меня выбивало из колеи, и я начинала себя вести ровно, как этот ветеран на суде, который читал по бумажке. И откровенно говоря, у меня были мысли, чтобы просто адвокаты попросили его пройти какой-нибудь простейший когнитивный тест. Есть такой тест Montreal Cognitive Assessment. И по результатам этого текста, собственно, определить, способен ли данный ветеран испытывать те страдания, которые, как мы узнаем из бумажек, он испытывает. Потому что, конечно, это было жуткое издевательство над этим бедным человеком. Это, конечно. дело внука, что он туда вытащил этого человека.

Но самое главное, что это все задумывалось в тот момент, когда были совсем другие обстоятельства и не теми людьми, которые там сейчас командуют парадом. И единственная их надежда заключалась в том теоретически, что если бы Навальный вернулся 30 декабря, то можно был бы судить его тогда за ветерана. ФСИНу можно было сказать, что Навальный совершил преступление, находясь на условном сроке и без всякого суда упечь его за решетку. Поскольку Навальный вернулся после 30 декабря, этого заведомо не произошло. И, соответственно, мы имеем то, что мы имеем.

Мы имеем российскую юстицию, которая в отношении Навального каждый раз берет новую высоту. И в этот раз выяснилось, что тот человек, который вместе ветерана подавал заявление, называет его не Артеменко, а Игнатенко. И когда его спросили, почему он не обижался за других, он отвечает дословно: «За всех обидно, но они в здравом уме и обеспеченные». То есть это человек что, сам говорит, что наш ветеран не в здравом уме? Да еще и путает его фамилию.

Что митинги прекратились, на мой взгляд, это абсолютно правильно, потому что если бы они не прекратились, то они, во-первых, постепенно сошли на нет. Лучше на высокой ноте, чем исчерпать всю чашу до дна. Во-вторых, нам бы сейчас говорили, что Волков сидит за границей и подставляет людей под дубинки. Но надо понять, что митинги бы прекратились, а гибридная война против собственного населения никуда не денется. И сейчас начинается не менее важная ее фаза для тех, кто остолбенел от всего, что происходит. Потому что есть еще вопрос, что вот эти все слепаковы, кузьминовы, киркоровы — я о Захаровой и Пескове не говорю, им по должности положено, — что эти люди будут сейчас платить своими репутациями, чего раньше не было возможно. Потому что еще 10 лет назад, больше 10 лет назад вполне приличные люди подписывали письма против Ходорковского, и ничего им за это в общественном мнении не было. Вот я боюсь, что сейчас ректору Вышки придется убедиться, что хлеб намазан с обеих сторон.

И, собственно, как я уже сказала, что будет происходить во время этой гибридной войны. Естественно, силовики, которые являются главной ее партией, они умеют только одно — они умеют бороться с врагами режима. Их мечта оправдалась. Они не смогли сделать «московского дела», оно развалилось, они будут делать «санитарное дело». Мы примерно понимаем состав обвиняемых. Это будет, скорей всего, Соболь, Янкаускас, Барановский, Анастасия Васильева, которая, на мой взгляд, абсолютно героическая женщина, Ярмыш, Ляскин, короче говоря, все достойные люди. Практически все из них сейчас или под домашним арестом или в спецприемнике.

Как я уже сказала, это «санитарное дело», на мой взгляд, им подгадали люди из Ульяновского электромеханического колледжа — вот как это называется, и компании «Сима-ленд». Но мы уже понимаем, как у нас идет суды, когда это нужно силовикам.

Все остальные слуги режима, в том числе, те слуги режима, чьей левой пятке это не нравится — не нравится могущество силовиков, мужественно подавят призывы своей левой пятки. И, как я уже сказала, эта война все-таки будет носить гибридный характер, потому что все-таки сейчас мы не Китай V века до нашей эры, и до третьего колена мятежников нельзя будет вырезать, хотя жен, детей они все-таки берут в заложники. И они будет характеризоваться только двумя вещами: полной технической победой силовиков, второе: полным их моральным проигрышем. Потому что да, с голой пяткой на топор нельзя, и, как справедливо заметил Невзоров, ничто так не внушает такого мужества человеку, который бьет толпу, как крик толпы «Мы без оружия!» Вы, наверное, видели это замечательное видео. Люди кричат: «Мы без оружия!» — росгвардейцы их бьют.

Этим людям дают удовлетворить самый гнусный инстинкт. Это даже не инстинкт воровства, а инстинкт забитого человека: «Да, мне плохо, у меня однокомнатная квартира, я вообще живу у коммуналке. Зато я других бью». Мы видели этот кайф. Мы видели, как пытают волонтерку Алину Китаеву 21-летниюю из штаба Любови Соболь, которую били, которой надевали на голову пакт, чтобы выпытать пароль от телефона. Кстати, в одно из пытавший, насколько я знаю, сестра Китаева опознала знаменитого «эшника» Алексея Окопнов. Видимо, когда эти люди пытали женщину, у них тоже забрало запотело, как у того, кто бил Маргариту Юдину.

И обратите внимание, что эти люди живут в абсолютно параллельном мире. Вот инквизиция была убеждена в существовании ведьм. Эти люди, конечно, абсолютно убеждены, что стремление к свободе и презрение к ворам, защищающим свою власть с помощью отравителей и побоев — это глубоко неестественное стремление, которое может существовать только на иностранные деньги. Вот есть удивительный рассказ Петра Соковых. Это участник петербуржского «Чайного клуба». Его тоже захватили во время акции в Санкт-Петербурге. И спрашивали его: «Откуда получали команды? Куда шли? Зачем вышел?» Рассказывали: «Понимаешь, есть порог боли, после которого человек рассказывает всё подряд». Дальше они говорили: «Мы тебя в СИЗО к чеченцам посадим, они тебя всей толпой… У тебя будет очко размером с чайник».

Это такая совершенно реальная инквизиция, которая требует ведьму признаться, как она сношалась на горе Броккен с сатаной. Почему? Очень просто. Я напоминаю, что во время инквизиции имущество ведьм получали инквизиторы. И получалось, что если ведьмы не существуют, то есть не существует центрального заграничного комитета, который всё это организовывает, то, соответственно, инквизитор ничего не получает, не говоря о том, что он лишается статуса, он лишается священного страха, который его сопровождает.

И вот Путин создал огромный корпус людей, которые охотятся на ведьм, а в ведьмы может попасть любой представитель российского народа. Вот Путин создал Росгвардию. Зачем она создана? У нее написано сейчас в законе, что она может стрелять в собственный народ. Ну, раз она может, наверное, она будет стрелять.

Конечно, удивительное зрелище представляют собой некоторые учителя, которые примкнули к Росгвардии. Вот Пермский краевой индустриальный техникум. Студентка 18 лет Дарья Кузнецова. Руководитель воспитательного центра вызывает эту студентку, которая ходила на демонстрацию, и рассказывает: «Вы срете в государство, в котором живете, которое вас кормит, которая вам дает материальные блага». Рассказывает студентке, что ею управляли из Германии, и что на демонстрацию шли люди, которым в Тик Токе до этого заплатили бабло.

Я напоминаю, что в российских школах появляются советники по воспитанию. Видимо, из таких матрон они будут набираться, и они будут говорить с детьми о митингах. И я должна сказать, что тут, конечно, результат гарантированный, потому что учителя, они вообще деляться на две группы. Одни знают свой предмет, и тогда они преподают свой предмет. И дети видят, что они знают, и дети учатся. А те, которые ни хрена не знают, они преподают любовь к Родине. И вот эта вторая часть — они обычно те люди, которые пошли в учителя, потому что учитель — это человек, который может контролировать жизнь достаточно беспомощного человека подростка или ребенка. Вот как вертухай может контролировать заключенного, вот так учитель можно контролировать жизнь беспомощного человека. И вот это вторая категория учителей. Это ничтожные люди, которым кем-то хочется управлять, а управлять взрослыми…

Перерыв на новости.

НОВОСТИ

А.Нарышкин― 19 часов, 34 минуты. Продолжается прямо эфир «Эхо Москвы». Это программа «Код доступа». Тем, кто смотрит этот эфир на YouTube, на канале «Эхо Москвы», напоминаю, что можно ставить лайки, подписываться на наш канал. Юля, вам слово.

Ю.Латынина― Да, напоминаю, что это можно смотреть на моем собственном канале «Латынина ТВ». И если я не успею — а я чувствую, что я не успею сегодня проговорить про вакцины, — то на этом канале можно будет посмотреть во вторник мой стрим с Константином Чумаковым, заместителем отдела вакцин по науке в FDА. И мы с ним будем обсуждать, какие вакцины сейчас от ковида есть чем они хороши и чем плохи. На мой взгляд, это тоже важная тема.

Но я перехожу к самой важной российской теме, о которой я говорил. Я говорила, что учителя делятся на две категории: одни, которые знают свой предмет и другую, которая предмета не знают, тогда они обучают патриотизму. И вот эта категория, которая обучает патриотизму, они не принадлежат к кругу привилегированных патриотов, которые пишут слово «родина» черной икрой на красной и стодолларовой бумажкой на колене. Они зато имеют кайф оттого, что они могут хотя бы кем-то руководить. В данном случае абсолютно беззащитными детьми.

Знаете, как построено открытое общество? Все равны и каждый может заработать. А как устроено идеальной ассирийское общество? Все состоят в какой-то иерархии, и высший может унизить низшего. Как в тюрьме. И вот это люди, которые хотят быть высшими хоть над кем-то. И в этом смысле приличные вузы, которые, действительно, широко котируются, мы как не видели, чтобы они сейчас увольняли студентов. И можно сказать, что если вас за акцию отчислили из Сызраньского молочно-пищевого института, то там не стоило учиться.

Единственное, что вот в Пермский индустриальный краевой техникум, к моему удивлению, вступила ВШЭ. Выгнали из преподавателей Аню Великкок потому — всем понятно, почему — потому что это гражданская жена Албурова, верного соратника Навального. И ее взяли в заложники. Ее арестовали, задержали даже не из-за твита, а за тервит. И вот после этого ВШЭ выгнала Аню Великкок с формулировкой: «Она сидит в заключении, поэтому не может придти, прочесть у нас лекцию». Вот интересно, если бы во время «Норд-Оста» человек сидел в заложников у террористов, Вышка бы тоже выгнала с этой формулировкой преподавателя: «Он же прогулял лекцию?»

И более того, после этого Вышка рассказала, что, оказывается, это она является объектом нападения. Куда конь с копытом, туда и Вышка с клешней. Вот вы знаете, что Россия постоянно страдает. Ее в чем-то не обвиняет кровавый Запад: и в отравлении Навального, и в том, что они сбили «Боинг». И вот, по мнению Вышки, Вышка столкнулась с «ожесточенной информационной атакой сторонников Алексея Навального». Это сказал господин Кузьминов. Это называется «дать Слепакова».

Чтобы было понятно. Ведь никто же этих людей в Вышке за яйца не держал. Во-первых, потому что нельзя держать за то, чего нет, а, во-вторых, сейчас все-таки не 37-й год. Потому что приличные люди, например, Федор Овчинников, основатель «Додо Пиццы», бизнесмен пишет, что ему стыдно. И ничего бы с Кузьминовым не сделали, если бы они не уволили заложницу.

И вот, знаете, господин Кузьминов, я вам хочу сказать, что это не атака. Это реакция на мерзость, которую вы совершили. Это констатация того факта, что ВШЭ раньше была в той же категории, в которой, действительно, замечательные вузы, в том числе международные, а сейчас она проходит по той же графе, что и Пермский индустриальный техникум.

Отдельный кейс — это, конечно, Познер, который сообщил, что он получил множество просьб, высказаться по поводу решения, принятого судом в отношении Навального. И дальше Познер пишет, что он не хотел бы разбираться в том, нарушил Навальный или нет правила своего условного приговора, потому что незнаком с соответствующими документами. Ну, типа 3,5 года — это многовато.

Слушайте, я дивлюсь с этого. Если человек не знаком с документами, чего он высказывается? Ну, не знакомы, так познакомьтесь. Вот Следственный комитет у нас утверждает, что компания, акционером которой был Навальный возила посылки «Ив Роше» грузовичками и нанесла этим «Ив Роше» ущерб. А ЕСПЧ утверждает, что нет, не нанесла. Ознакомиться можно легко с документами. Не далее, чем на расстоянии клика находится решение ЕСПЧ, который присудил Навальному за этот кейс 96 тысяч долларов компенсации и сказал, что не видит состава преступления и что деятельность фирмы не отличалась от любой обычно бизнес-практики.

Так вот с одной стороны мы имеем полную победу физическую Патрушева, Окопного, вохры из техникума, примкнувшего к ним Кузьминова, Семена Слепакова с его тестем и песней о том, как «кровавые младенцы пытались зарезать царя Ирода». А, с другой стороны, мы имеем огромную моральную правоту. И мы не видим на стороне вохры и Патрушева никаких идеологов, кроме Киркорова и Слепакова.

И если мы посмотрим, какие перспективы выстраиваются у этой системы, то давайте посмотрим на те социальные слои, которые сейчас будут на стороне Путина и на те социальные слои, которые будут сейчас на стороне Навального. Потому что впервые у нас в России ситуация, когда эти две фигуры могут рассматриваться как два равных игрока на политической доске. И они будут так рассматриваться. Давайте, прежде всего: за Навальную будущее в лице подрастающих детей. Я вовсе не идеализирую детей. Я вообще не идеализирую людей. Люди все жестоки часто бывают, а дети еще чаще жестоки. Дети, они побыстрее хотят стать альфа-самцами.

Детей легко увлекает любая идеология. Вот американские антифа с увлечением статуи крушат. Дети, подростки, молодые люди легко становятся зелеными, красными, антифа и так далее. Но есть очень важная деталь. Подросток очень легко увлекается идеологий, типа вот все взрослые — идиоты, они всё сделали неправильно, предыдущее поколение — старые пердуны, а сейчас мы придем — всё на фиг отменим и всё, что эти гады нажили, себе заберем. Этой философией легко увлекается люмпен, легко увлекается варвар, легко увлекается подросток, легко увлекается любой человек, у которого еще ничего нет, и он видит, что у других много есть. И, конечно, подросток легко увлекается харизматической фигурой. Он легко увлекается теми, кто страдает. Мы легко отождествляем себя с Иваном-царевичем, мы не отождествляем себя с Кощеем Бессмертным.

Но тут-то всё ровно наоборот. Тут эти вохровцы, которые подались в воспитатели, предлагаю подросткам философию, согласно которой «ты живешь в грязи, ты живешь в стране, которая отстает от мира на наших глазах, но ты топи за дворец, в котором живет Путин с ёршиком и дискотекой». И рекомендует тебе это не любимый преподаватель, а рекомендует тебе, как правило, ровно тот преподаватель, которые преподает патриотизм, потому что ему нравится тобой помыкать, который пришел в школу, чтобы выместить свою жажду контроля на детях. И, согласитесь, это абсолютно стопроцентный рецепт неуспеха для правящей идеологии — создать эти отделы начальной военной подготовки, где подростков будут обучать ненавидеть Навального те люди, которым подростки не доверяют и которых они презирают.

Хороший совет даю: чтобы подросток проникся этой охранительной идеологией, надо наоборот, чтобы эти надзирательницы топили за Навального — вот это будет подстава. Потому что подросток очень четко в отличие от взрослого человека реагирует на людей, которые пытаются поставить его на колени и сделать рабом для собственного удовольствия.

Посмотрим на другую категорию россиян — бизнес. Здесь всё понятно, я уже цитировала Федора Овчинникова из «Додо Пиццы». Бизнес молчит, потому что есть, что терять, а сказать, что думает, страшно. Но скажу: бизнес давно является главной добычей всего режима. Режим, собственно, заточен на то, чтобы забирать. И Путин никогда не останавливал этих людей, которые забирают, потому что бизнес всегда был кормом, который защищает вертикаль власти. То есть у нас вертикаль власти выглядела так. Если ты за вертикаль власти — ты можешь всех окружающих подряд есть. И, конечно, есть какая-то часть кэптивного бизнеса. Но, понимаете, кэптивный — это не совсем бизнес. Бизнесмены — это, прежде всего, бизнесмены.

Артисты. Мы видели, сколько людей поддерживают Навального среди артистов и сколько из них вписалось в эти протесты. Колоссально отличается это от ситуации лет 10 назад. Я напомню, с чего это началось — с человека по имени Серебренников. Кирилл Серебренников, человек, который, кстати, был вполне лоялен власти и брал от нее деньги и дружил с Сурковым. Но нашелся один чудак на букву «М», который был раньше талантливым режиссером, а потом переключился на написание доносов, и он долбался, долбался со своими доносами, и он додолблася до Мединского. И, в конце концов, кто-то из силовиков, Мединского или кто-то сказал: «Ну вот уважаемый человек пишет, не любит Серебренникова, его коллега. Давайте уважим».

И я обращаю ваше внимание, что процесс Серебренникова очень много стоил режиму уважения тех самых артистов, которого ему сейчас этого уважения не хватает.

Менеджеры. Я напомню вам только одну историю. Карина Цуркан в «Интер РАО» менеджер, занималась деликатными вопросами финансовыми. Даже когда пытались описать ее профессию, произносили слова «кошелек», «бассейн». А напомню, что председатель правления «Интер РАО» у нас Борис Ковальчук, сын самого Юрия Ковальчука. И вот то ли Цуркан повздорила с тогдашним президентом непризнанной Приднестровской молдавской республикой, то ли еще что. Но ее посадили на какое-то безумное количество лет — по-моему, 15, могу сейчас перепутать — ну, просто, как в анекдоте, за шпионаж в пользу Румынии.

То есть, я думаю, что большое количество людей, которые занимаются очень непрозрачными финансовыми делами, в том числе, в интересах самых высокопоставленных путинских друзей, обнаружили, что они совершенно без защиты, и что если они перешли дорогу каким-то силовикам, которые собирают в какой-то «бассейн», — то вот тебе раз! — 15 лет за шпионаж в пользу Румынии.

Государственные работники. Напоминаю вам другую историю. Антонина Зимина и ее супруг Антонец, ее приговорили к 13, другого к 12 с лишним годам строго режима. Это были мелкие калининградские чиновники. Что случилось на их свадьбе? Сплясал пьяный эфэсбэшник, который всем рассказывал, что он крут. Зимина прислала фотографии с этой свадьбы каким-то своим друзьям из Литвы, по-моему. И, столько, эфэсбэшнику, насколько я понимаю, не было ничего, а их посадили за шпионаж и измену Родине на этот чудовищный срок.

Как вы думаете, люди, которые абсолютно лояльны власти из этих госчиновников, которые вдруг видят это происшествие и начинают лихорадочно вспоминать, когда на их свадьбе плясал пьяный эфэсбэшник и куда они отосолали фотографии с этой свадьбы, — вот что они сейчас внутренне думают про сложившуюся структуру власти?

Ученые. Я вам напоминаю многолетние по пытки трамбовать академию наук под Ковальчука, которые закончились ее реформированием или расформированием. И ученого ЦНИИмаш Кудрявцева, которому в 70 с лишним лет стали шить шпионаж за то, что он написал письмо в Кармановский научный институт в Бельгии. А поскольку, видимо, те, кто курировал работу института ни бельгийского, ни австрийского, ни американского языка не знал, то тут понятно: раз он написал письмо, и там какие-то формулы — ну, значит, это шпионаж. А в качестве того, что Кудрявцев занимался шпионажем и выдавал тайны отечества, фигурировало — что? — правильно: письмо лотереи на грин-карту, которая свалилась Кудрявцеву в спам. Из спама достали и сказали: «Вот поэтому мы считаем, что он должен сидеть.

Еще одна категория населения — журналисты. Я вам напоминаю историю Сафронова, абсолютно лояльного де-факто пиарщика «Роскосмоса», журналиста, который сейчас сидит в предварительном заключении, потому что он перебежал дорогу человеку из силового блока. И Владимир Владимирович уже публично высказался об этом процессе и уже не только заявил, что Сафронов сидит, но и заявил при этом, что его взяли не за журналистику, а за его работу в «Роскосмосе», хотя Сафронов начал работать в «Роскосмосе» за две недели до того, как его арестовали. А дело возбуждено по итогам каких-то событий, которые якобы имели место за несколько лет до того. То есть даже лояльные журналисты — а, кстати, Сафронов абсолютно лояльный журналист, он там Рогозину чуть не под хвостом вылизывал, — они думают: «Как? Вот с нами так можно?»

И вот что объединяет все эти случаи? Это то, что множество этих случаев, самые разные люди — журналисты, артисты, ученые — оказываются так же, как и обыватели пищей и кормом для силовиков. Весь народ на самом деле разделен на тех, кто пища и кто охотник.

И вот теперь эта холодная гражданская война, которая не что она велась против народа давно… Это вот знаете, мне напоминает ситуацию в Чечне, когда боевики, они имели возможность украсть любого. И если они крали человека, то за их работу и полагались деньги, и их никогда не останавливали. Даже если Басаеву или Масхадову было неприятно то, что они делают, они не останавливали, потому что эти люди так зарабатывают деньги, это работа. Вот Владимир Владимирович долго не останавливал силовиков, когда они шили абсолютно безумные дела иногда по денежным, иногда по безденежным причинам. А сейчас он будет пожинать плоды этого.

Тут произошла дивная история. Российское историческое общество и примкнувший к нему Милонов… ой, простите — Сергей Миронов — оговорка по Фрейду, — о ни подали в прокуратуру заявление на Невзорова из-за его высказывания о герое Советского Союза Зое Космодемьянской и требуют возбудить уголовное дело о реабилитации нацизма. Напомню, что сказал Невзоров. Он сказал: недавний фильм «Зоя», который вышел, провалился в прокате, он его назвал чудовищным провалом — я не знаю, это, наверное, тоже реабилитация нацизма, — а саму Зою фанатиком, выполнявшим преступный приказ.

Я напомню, в чем заключалась деятельность Зои Космодемьянской. Я даже специально зашла просто в Википедию. И напоминаю, что в Википедии написано, что боевое задание Зои Космодемьянской — я не искала сложных текстов, — было таково: «Сжечь 10 населенных пунктов: Анашкино, Грибцово, Петрищево, Бугайлово, Коровино… и так далее согласно приказу товарища Сталина от 17 ноября 41-го года».

Какой имеется в виду приказ? Знаменитый от 17 ноября приказ Ставки верховного главнокомандования о сожжении населенных пунктов (то есть российских деревень, населенных российскими жителями) на оккупированной территории. Цитирую: «Разрушать и сжигать дотла населенные все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 километров в глубину от переднего края и на 20–30 километров вправо и влево от дорог.

У меня вопрос: Зоя Космодемьянская убила хоть одного немца? Нет. Она имела задание убивать немцев? Нет. Она имела задание — цитирую из Википедии — сжечь дома, в которых жили русские крестьяне. Дело было, напоминаю, накануне зимы, уже зимой. Вот ты живешь за линией фронта. У тебя сгорает дом, сгорает вся деревня. Ну, понятен резон Сталина, что немцам после этого придется плохо, придется откуда-то подвозить продовольствие, им придется жить в каких-то вагончиках. О’кей, с немцами будет плохо. А с крестьянами-то будет что? Они вообще умрут, у них же шансов не будет выжить — если бы этот приказ был исполнен, — то ни у них, ни у их детей, ни у стариков, ни у грудничков. Это же холокост. Будем называть вещи своими именами: это приказ о холокосте русского населения, а также белорусского украинского, и если бы этот приказ был бы исполнен дословно, то за линией фронта осталось бы, скажем так, очень мало младенцев, очень мало беременных и очень мало стариков, которые пережили бы эту зиму.

Зоя пошла исполнять этот приказ. В ночь с 27-е по 28 ноября она подожгла дома в деревне Петрищево. Напомню, что она не была партизанкой. Она была очень плохо натренированным диверсантом. Там этих молодых людей тренировали и буквально сразу бросали… на самом деле большая часть из них не исполняли этого приказа, некоторые из них сдавались тут же немцам, некоторых из них немцы ловили. То есть технически этот приказ исполнялся очень плохо. У нее были бутылки, которыми надо было жечь деревню. У нее не было серьезного оружия. И нам утверждают, что она сожгла дом, в котором были немцы.

Но я просто напоминаю, что есть приказ Сталина, и приказ Сталина не гласил, что надо сжигать дома, в которых есть немцы. Приказ Сталина гласил, что надо разрушать и сжигать дотла все населенные пункты. Я думаю, несправедливо утверждать, что Зоя игнорировала приказ. Кто ее поймал? Местные жители. Кого пригласили немцы, чтобы показать, кто сжег их дома? Тех же самых местных жителей. Вот есть протокол допроса женщины Смирновой, у которой Зоя сожгла дом от 12 мая 42-го года, как к ней пришла другая женщина Солина и сказала: «Пойдем, я тебе покажу, кто тебя сжег». И они пришли к немцам, где была Зоя Космодемьянская. Погорелица стала ее ругать, замахнулась два раза на нее варежкой. И когда Зою вешали, ударила ее по ногам.

И Зоя, действительно, во время своего повешения вела себя героически. Она закричала: «Нас много, нас 170 миллионов. Нас всех не перевешаете». Она сказала вдохновенные слова: «Товарищи, бейте фашистов». Это абсолютная правда, в отличие от многих придуманных героев, в отличие от 28 панфиловцев, где всё было не там и не так. Она, действительно, это сказала.

Возникает вопрос: а как же девушка, которая сжигала дома русских крестьян, которую поймал русский крестьянин, которую била русская крестьянка за то, что она сожгла ее дом, и, кстати, эту русскую крестьянку потом за это расстреляли, — как же она этим людям говорила: «Товарищи, бейте фашистов! Нас 170 миллионов, всех не перевешаете!» Здесь два фанатчных ответа: либо она была фанатичкой, и она так воспринимала этот мир, либо этот ответ, который мы тоже можем найти в СМИ — здесь нам на помощь приходит Андрей Бильжо, который, будучи психиатром, лично читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая в 14 лет не раз лежала в Кащенко с подозрением на шизофрению. Не первый раз эта история про шизофрению всплывает. Бильжо пишет, что после того, как она героически погибла, документы о ее психической болезни были изъяты.

Патриоты двигают другую версию, что да, Зоя болела, действительно, лежала с тяжелой болезнью, но не в Кащенко, а в Боткина, и это был менингит, тяжелое мозговое заболевание, в связи с чем была помещена в больницу имени Боткина.

Опять же я не буду здесь спекулировать, это был фанатизм, это была шизофрения, или это были последствия менингита. Но у меня вопрос к историческому обществу: они считают приказ от 17 ноября Сталина справедливым или людоедским? Они считают, что, действительно, надо было сжигать за линией фронта дома русских крестьян, обрекая их на голодную смерть? И, действительно, они считают, что женщина, которая поджигала эти дома, обрекая на эту смерть и была уверена при этом, что крестьяне на ее стороне, неужели они ее не считают фанатичкой?

Но почему я заговорила об этом приказе? Потому что он очень характерен. Ну, конечно, потому что на наших глазах режим отдает приказ с очень похожей логикой…

Я напоминаю, что я продолжаю говорить на своем YouTube-канале «Латынина ТВ». Здесь, на «Эхе Москвы» я просто вынуждена завершить, потому что мое время истекло.

Обсудить