Заштормило

Россия же рассматривается, как враг, который требует ответа за игру с огнем. Западным прагматикам все сложнее искать в своих отношениях с Москвой баланс между сдерживанием и сотрудничеством.

Публикация двух западных докладов, в которых Россия упоминается нелестно (британский доклад «Глобальная Британия в век конкуренции» и доклад американского национального совета по разведке «Зарубежные угрозы для американских выборов 2020г» ), интервью Байдена ABC с неожиданным «Вы думаете, что он убийца? — Угу. Да» и новые американские санкции — все это выглядит как атака против России. Но в данном случае Россия не самоцель. Россия — средство. Ведущие западные державы начали искать пути возрождения, в котором России отводится инструментальная роль. Короче, роль адреналина!

Впрочем, Россия давно играет свою роль в эволюции Запада. И пора об этом сказать.

Мы воспринимаем как аксиому, что 1991 г и развал СССР были победой Запада. Верно лишь отчасти. 1991 год породил процессы, которые привели к кризису либеральной демократии. Дело в том, что СССР, как Альтернатива, заставлял Запад укреплять не только свой военный потенциал, но и свои принципы и свое единство.

Для Советского Союза Запад стал вызовом, который его надломил. Для Запада СССР был вызовом, который укреплял его жизнеспособность.

С распадом СССР у либерального сообщества исчезла потребность в конкуренции. Пропала нужда в совершенствовании принципов. Уход врага привел к тому, что укрепление трансатлантического единства и гегемонии США перестали быть жизненной необходимостью.

Ценности отошли на второй план, а на первый — вышел Интерес! Запад открыл свои границы для чуждых элит, которые принесли гниль. Получается, что советская империя своим уходом нанесла Западу ответный удар!

Сегодня перед либеральным сообществом возникает развилка— куда идти. Ставить на первое место геополитический и экономический Интерес или Принципы— права человека, свободы и верховенство закона?

Старая Европа отдает предпочтение Интересу. Об этом говорит инвестиционная сделка ЕС с Китаем и поддержка Германией газопровода Nord Stream 2.

Америка при Байдене начинает думать о возвращении к лидерству через обращение к идеологии. Байден видит мир как поле столкновения демократии и авторитаризма. Создание Байденом «The Quad»— союза Австралии, Индии, Японии и США на основе общих принципов— это отражение новых настроений.

Действительно: путь к возрождению либеральных демократий лежит через их возврат к подзабытым стандартам. Самый быстрый способ вернуться к ценностям — через отталкивание от своего оппонента. Кандидаты на роль антагонистов ясны: Китай и Россия.

Но оказывается, что отношение Запада к своим антагонистам разное. Так, Лондон говорит о Китае как «экономическом конкуренте» и « системном вызове». А Россия для Британии— «основная угроза ее национальной безопасности». Доклад американского разведсообщества обвиняет Россию в том, что она занималась «подрывом доверия общества к выборам и обостряла социально-политический раскол в США». Китай получил иную характеристику: Китай «ищет стабильности в отношениях с США».

Ощущаете разницу? Россия— рассматривается как враг, а Китай— как ответственный оппонент.

В США 45% американцев считают Китай основным врагом, и только 26% полагает, что основной враг – Россия. Но важнее то, что 50% американцев считают Китай самой крупнейшей экономической державой и только 37% полагают, что таковой является США.

Вера в мощь Китая (при нелюбви к нему) заставляет Запад искать гибкие формы реагирования на подъем Поднебесной. Пекин и Вашингтон вместе пытаются найти правила игры, которые бы предотвратили их столкновение. Сам Китай не дразнит Запад – а тем более Америку— без нужды. Не таскает Америку за бороду, не подставляется под возмездие бессмысленными авантюрами. Китайцы сделали свои выводы, проанализировав российское вмешательство в наши выборы, и не готовы рисковать, говорит доклад американского разведсообщества.

Россия же рассматривается, как враг, который требует ответа за игру с огнем. Западным прагматикам все сложнее искать в своих отношениях с Москвой баланс между сдерживанием и сотрудничеством.

Возврат Америки к идеологии и морали в политике должен поддержать ее претензии лидерство. Неизбежный результат — повышение конфронтационности в отношениях России и США. Платить за конфронтацию будет российское гражданское общество и оппозиция.

Между тем, тот факт, что Россия оказывается «мальчиком для битья», позволяет Китаю избежать роли основного противника Запада. Россия в роли охранного «жилета» Китая удобна и для Запада, который получит повод для регенерации и сохранит бизнес— отношения с Пекином.

Ирония в том, что ранний Путин и Медведев, сотрудничая с Западом, ослабляли его готовность к самозащите. Поздний Путин с его антизападной стратегией заставляет Запад встряхнуться и начать восстанавливать атрофированную мускулатуру.

Конфронтация с Западом в короткой перспективе способна укрепить самодержавие. Мы уже видим призывы к сплочению вокруг Путина: не зафиксируешь позицию, окажешься в числе предателей. А вовне надежным защитным средством для Кремля остается ядерное оружие.

Чем все это закончится для России в отдаленной перспективе? Ответ стоит искать в 1991 году.

Глядя на западный истеблишмент (прежде всего в континентальной Европе), есть сомнение, что он решится выйти из удобных отношений с опорой на Интерес. В таком случае будем гнить и разлагаться вместе.

Но если советник Байден действительно хочет консолидировать Запад на «основе борьбы с коррупцией и клептократией», российской элите есть о чем беспокоиться.

PS. Россия в роли адреналина — остроумно! И рискованно тоже.

 

Обсудить