Горестно и тошно

Самое противное: если в нулевые идеологии «не было»; в десятые она была «факультативной», то теперь «скрепизм-путинизм» будет навязываться в обязательном порядке.

С начала этого года и, особенно, в последний месяц реактивные процессы в путинской России заметно разогнались. Я бы отметил такие главные направления этого гниения/кипения:

1. Усиление репрессий — задержания, аресты, суды, штрафы, посадки. Причём, если раньше карательная практика касалась исключительно оппозиционных политиков и активистов, то теперь под раздачу попадают и журналисты, и даже адвокаты. Строго говоря, под ударом практически уже ВСЕ и за ВСЁ — если вспомнить наказания за репост музыкального клипа RAMMSTEIN или фото отважного пса, поднявшего заднюю лапу на портрет Вождя.

2. Принятие законодателями кучи зловеще-бредовых (и вряд ли конституционных) законов, наслаивающихся друг на друга и призванных поразить в правах всё «нежелательное» — и институты, и организации, и граждан. К чему всё это дерьмотворчество — не знаю; проще и честнее было бы восстановить 58-ю статью УК от 1922 года, заменив «контрреволюционную деятельность» на «антигосударственную».

3. Оживилось копошение на запущенном «идеологическом» фронте. Судя по актуальным выступлениям Путина и Патрушева (новый Суслов?) в духе параноидальной ксенофобии, изоляционизма и национальной исключительности, у членов фан-клуба Ивана Грозного на изначально невыдающиеся мозги наслоились симптомы преждевременной деменции.

4. Абсолютно в духе имперского маразма развивается и внешнеполитический курс государства: от громкого бряцания касками и гусеницами на юго-западных границах до неприкрытого хамства, вранья и шантажа по дипломатической линии.

В определённом смысле, всё это правильно: маски сброшены, дымовая завеса снята, репутации конец и терять нечего. Напрашиваются два фундаментальных вывода типа ПРИЕХАЛИ. Первый: в Российской Федерации окончательно сформировался диктаторский режим фашистского типа. Мне напоминает смесь из позднего (1948-53) сталинизма, раннего реваншистского Третьего рейха и культа «традиционных ценностей» в духе генералиссимуса Франко. Второй: РФ обеими ногами вступила в войну — Вторую холодную войну. Сами и развязали-с. На этот раз — практически без сателлитов и шансов на успех.

Это очень плохие новости, конечно — хотя и не совсем новости. Впрочем, парой успокоительных пилюль закинуться ещё можно. Хотя релакс-мантра «Всё-таки не 37-й год!» утратила былую популярность, следует признать, что ИЗБЫТОЧНОГО насилия Путин и Ко стараются избегать: матёрые сталинские ястребы без колебаний поставили бы к стенке и Ольгу Мисик, и Ивана Павлова — путинские новички церемонятся. Да и Вторая холодная стелется мягко: железный занавес не опустили, выездные визы не ввели… Но это, боюсь, из серии «ещё не вечер».

Следуя легко угадываемой логике властей и необходимости реагировать на неизбежные грядущие вызовы (экономика, выборы, санкции, конец пандемической заморозки… — и всё на фоне дряхления кадрового состава), можно предположить следующие очевидные меры по «тюнингу» режима:

1. Продолжение эпической битвы с интернетом — вплоть до полной зачистки «нежелательного» сегмента. (Если анально-дигитальное отверстие не треснет).

2. Ликвидация или переформатирование последних оставшихся независимых/невосторженных СМИ. (Это легко).

3. Выдавливание за кордон всей непосаженной и отсидевшей диссидентуры, плюс вообще тех, «кому здесь не нравится». Отсюда и «полупроводниковый» характер железного занавеса.

4. Ускоренное — и, возможно, тотальное — обФСБшнивание и объЕдРосивание экономики и бизнеса.

5. Самое противное: если в нулевые идеологии «не было»; в десятые она была «факультативной», то теперь «скрепизм-путинизм» будет навязываться в обязательном порядке.

Ничего принципиально нового в этом нет: китайский цифровой тоталитаризм и кромешная лукашенковская полицайщина являют вдохновляющий пример и руководство к действию. Полагаю, что даже благовоние идей Чучхе уже ощущается в Кремле и на Лубянке.

Что принесёт бравая новая жизнь в практическом плане? Это замшелая, молодёжи знакомая лишь в теории, но многим (в том числе и мне) памятная история. Людям публичным предстоит неприятный выбор: либо присягнуть уникально омерзительной — так и хочется воскликнуть «Брежнев, прости!» — нынешней власти; либо записаться в изгои; либо свалить. Борцам — уйти в подполье. Рядовым терпеливым гражданам — освоить двоемыслие и проглотить язык. (Даже советские «кухонные разговорчики» при нынешнешнем уровне оснащённости Старшего Брата — большой риск).

С другой стороны, голода не будет. Войны, скорее всего, тоже. Жить можно, пусть даже «горестно и тошно», как пелось в песенке на стихи детского поэта (недавно умершего) Михаила Яснова. Кстати, замечательный московский ансамбль, исполнявший «Чучело-мяучело на трубе (в данном случае, нефтегазовой — А.Т.) сидело», назывался ПОСЛЕДНИЙ ШАНС. Может, он и сейчас есть.

Обсудить