День памяти господаря Штефана чел Маре. 2 июля исполняется 517 лет со дня его смерти

А мы вспомним путешествия бронзового Штефана: говорят, что памятник ему переустанавливали и передвигали семь раз.

Господарь Штефан чел Маре  - один из самых видных правителей Молдавского княжества. Правил страной в течение 47 лет с 1457 по 1504 годы.

 

Во время своего правления Штефан чел Маре боролся за независимость Молдавского княжества,  проводил политику укрепления центральной власти, подавлял боярскую оппозицию.

Успешно противостоял сильным соперникам - Османской империи, Польше, Венгрии.

Это благодаря талантам господаря, полководца, дипломата и политика Штефана чел Маре Молдавское княжество сохранило независимость и стало значительной политической силой в Восточной Европе.

По традиции в этот день молдавские политики и представители общественности несут цветы к памятнику Штефана чел Маре. 

 

КСТАТИ О ЗНАМЕНИТОМ ПАМЯТНИКЕ МОЛДАВСКОМУ ГОСПОДАРЮ. Он был открыт в Кишиневе 29 апреля 1928 года. Его автор -  великий бессарабский  скульптор Александру Плэмэдялэ.

Его называют первым профессиональным скульптором Бессарабии 20-30-х годов.

Когда в 1923 году скульптору Александру Плэмэдялэ было предложено разработать проект памятника Штефану чел Маре, за основу для работы над портретом скульптор взял миниатюру, датированную 1475 годом, найденную им в Хуморском монастыре (на территории современной Румынии), изображение на которой считалось написанным с натуры.

В 1927 году  памятник был отлит в бронзе и установлен в одном из старейших парков Кишинёва. Это самая известная работа скульптора - памятник Штефану чел Маре, постамент которого сделан по проекту архитектора А. Бернардацци.

Говорят, что монумент  был отлит из бронзы в Бухаресте (использовался металл трофейных турецких пушек, захваченных в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов; благодаря  которой Румыния получила независимость.

Памятник обрел историческое и культурное значение национального масштаба и стал одним из символов современной Молдовы. 

КСТАТИ, Бронзовый Штефан оказался путешественником, правда, не по воле его создателя.

В 40-м году советская власть на месте Штефана решила установить товарища Сталина.

На изготовление нормальной скульптуры времени не хватало, и пред народом предстал фанерный Сталин.
А потом грянул 41-й год.

В 1942-м году Штефана решено было вернуть,  но уже на другое место.

Когда же советские войска начали наступление, бронзового Штефана вывезли в Румынию.  Рассказывают, что там бы он и пропал (установить его не успели), если бы не ученица Александру Плэмэдялэ скульптор Клавдия Кобизева. В марте 45-го года, прогуливаясь в Брашове по заснеженному парку, она увидела в снегу  бронзовую руку Господаря…

Монумент был доставлен в Кишинёв, и несмотря на тяжесть послевоенного времени, в том же году восстановлен (на первоначальном месте).

Честь восстановления принадлежит отряду военных строителей. Они не только соорудили новый пьедестал, но и восстановили утерянный крест. То, что крест не металлический, было обнаружено только при последнем перемещении памятника в 1990-м…

Говорят, что однажды партийным властям поступило предложение перенести монумент из центра города “с глаз долой”, куда-то к театру Е.Ионеско или даже будто бы в Вадул-луй Водэ. Это должно было стать ответом  на демонстрацию студентов Молдавского госуниверситета с требованием убрать из Будапешта советские танки (то есть где-то в конце 1956 или в начале 1957 г.). Однако историки утверждают, что на самом деле ничего общего между демонстрацией и переносом памятника нет.

Так, доктор истории Руслан ШЕВЧЕНКО рассказал, что “вопрос о переносе памятника впервые был обсужден руководством республики на заседании Бюро ЦК КПМ 26 декабря 1961 г. Правда, ни в какие Вадул-луй-Водэ или к упомянутому театру его убирать не собирались.

Появилась идея перенести его на ул.Берзарина (ныне ул.Петру Мовилэ). Автором ее был, журналист Макар Шляхтич, работавший тогда в ЦК КПМ. Он ссылался на то, что памятники стоят на одной линии, а потому-де у кого-то может возникнуть мысль, что эти памятники для молдавского народа одинаково ценны и весомы.

Идею поддержал второй секретарь ЦК Н.Мельников, сославшийся на то, что эти памятники слишком близко стоят друг к другу, но отклонил И.Бодюл, предложивший вернуться к теме после окончания застройки квартала, где ныне находится Дом правительства.

Никакого “распоряжения Москвы оставить памятник в покое”, о котором рассказывали обыватели много лет, как следует из документов, попросту не существовало. Нет в материалах Бюро ЦК и никаких ссылок на “письмо вдовы Александру Плэмэдялэ”, адресованное Хрущеву.

Перенос памятника в 1972 г. состоялся вследствие сообщений КГБ МССР о том, что он превратился в место, где собирались “националисты”, а также ввиду состоявшегося тогда же, в 1972 г. в Кишиневе громкого судебного процесса по делу “националистической” группы Шолтояну.

Вот тогда оказалось очень кстати упоминание о том, что памятник Ленину и Штефану “стоят на одной линии”. Чтобы не возникало даже мысли о том, что они могут быть равнозначны – памятник Штефану отодвинули вглубь парка на 18 метров 20 сантиметров.

 В документах Бюро ЦК, к сожалению, не упоминается, кто руководил переносом памятника вглубь парка в 1972 г. Но это точно не был Р.Курц, которому молва приписывает это. Ибо в 1972 г. он уже давно не являлся “главным архитектором Кишинева”. Он занимал этот пост в 1944-1951 гг. Затем в 1951-1971 гг. работал главным архитектором “Молдгипростроя”. В 1972-1975 гг. он работал над реставрацией музеев А.Донича и С.Лазо в Орхее, а также дома-музея А.Пушкина в Долне.”

 

А вот что рассказывает о памятнике известный журналист Юлия СЕМЕНОВА:   

"В 1990 году (или в 1989) мы с Ольгой Пустовой изучали историю памятника для материала. И скажу, что мы были первыми, кто продолжил историю, начатую Тудором Брагой в его монографии о Плэмэдялэ. Тогда наш текст в "Молодежке", фактами из которого теперь пользуются все, кому не лень, без указания авторов, наделал много шума. Но я не о том, а о Курце, который таки имел отношение к переносу памятника. Об этом нам рассказал тогдашний основатель кооператива "Музеум" Африкан Львович Усов, он тоже участвовал в работах по переносу статуи вглубь парка. Об этом в нашей беседе упоминала, увы, уже покойная ученица Плэмэдялэ Клавдия Кобизева. Так что это не миф.

О планах по переносу памятника в Вадул-луй-Водэ рассказал тогда Тудор Брага и подтвердил один из основателей Народного фронта Морошану (не помню имени, тогда очень известный и популярный человек). Он учился в 50-е годы на истфаке университета и был в числе организаторов студенческой демонстрации в защиту памятника. Его, как и других инициаторов, исключили, а позже подстроили драку, куда втянули и его.

Он получил уголовную статью, сидел. В 1990 он судился со всеми газетами и выигрывал процессы. Его боялись, не любили, говорили, что он зэк и обвиняли в национализме.

И вот, когда вышел наш материал, он явился в редакцию с букетом роз и долго нас благодарил за то, что написали о нем правду, первые. Потом это знакомство нам помогло.Когда разъяренная "демократическая" толпа явилась в "Молодежку" требовать "справедливости", он приехал в Дом печати и успокоил "хороших людей", которые готовы были разорвать и Марчкова, и всех остальных..."

Вот такие истории рассказывают о бронзовом Штефане.

 

Обсудить

Другие материалы рубрики