"Имея 63 мандата в парламенте, госпожа Санду обретает отныне всю полноту молдавской власти"

Политолог Виктор ЖОСУ обнародовал свой взгляд на прошедшие досрочные парламентские выборы и их итоги. Что называется, по горячим следам.

 

Первое, что обращает на себя внимание, когда знакомишься с итогами парламентских выборов 11 июля, это неожиданно высокий результат пропрезидентской ПДС, у нее в будущем парламенте будет 63 мандата. Собственно, тот факт, что политический маятник в Молдове качнулся вправо, было понятно уже после президентских выборов осени прошлого 2020 года, выигранных Майей Санду. ПДС заранее прочили победу, главная интрига этих выборов была лишь в том, сумеет ли эта партия получить минимум в 51 мандат, чтобы самостоятельно утвердить правительство, или ей понадобиться партнер для формирования правящей коалиции?

Но мало кто ожидал, что этот маятник качнется вправо настолько. И заслуга в этом не одной лишь госпожи президента и не только ее соратников из ПДС, но и в не меньшей степени их основных оппонентов из блока ПКРМ-ПСРМ.

Вся история с предвыборным мезальянсом Игоря Додона и Владимира Воронина вообще со старта была неубедительной для значительной части их традиционного электората, и вместо мобилизации породила у многих на левом фланге дезориентацию. В результате на двоих у них в новом парламенте будет 32 мандата – на 5 меньше, чем имела одна ПСРМ после выборов 2019 года. Блок ПКРМ-ПСРМ умудрился проиграть ПДС даже в родных селах Воронина и Додона – с точки зрения психологии молдавских политиков большего позора и придумать трудно.

ВТОРОЕ. Дальнейшая эволюция молдавского левого политического фланга – тема для отдельного непростого разговора. Ясно, что и ПСРМ, и ПКРМ будут по-прежнему претендовать здесь на ведущие роли. Но точно так же ясно, что с лидерами-пораженцами во главе ни каждая из этих партий, ни левый фланг в целом не смогут достойно конкурировать с ПДС, которая, вытеснив на обочину все остальные правые партии, практически зачистила и монополизировала весь правый фланг молдавской политики.

Активную предвыборную кампанию провел Гражданский конгресс, в этой партии сосредоточен приличный интеллектуальный потенциал. Но рядового левого избирателя, особенно за пределами Кишинева, она так ничем и не сумела зацепить. Кроме того, с Гражданским конгрессом сыграло злую шутку неучастие в кампании прошлогодних президентских выборах, партия упустила реальную возможность для политической раскрутки. Да, их позиция относительно неконституционности прямых президентских выборов понятна, я тоже ее разделяю. Но руководство Гражданского конгресса должно было минувшей осенью не отстранятся от активной борьбы, а найти такую форму участия, которая позволила бы им донести свою позицию, а заодно добиться известности среди массового левого избирателя.

Остается надеяться, что членов этой партии не обескуражит более чем скромный результат, полученный 11 июля, и они смогут извлечь уроки из своего первого боевого крещения и сделать правильные выводы.

ТРЕТЬЕ. Еще одним сюрпризом выборов стало непрохождение в парламент блока Ренато Усатого. После занятия им третьего места на президентских выборах в ноябре прошлого года было ожидание, что «Наша Партия» займет давно пустующую в молдавской политики нишу третьей силы, позиционирующей себя как равноудаленный антипод и Майи Санду, и Додона с Ворониным. Хотя отдельные заявления на сей счет от представителей команды Усатого в кампании и звучали, но на практике этого не произошло, третьей силой они так и не стали.

Что касается причин неудачного выступления этого блока на парламентских выборах, выделю две основные.

Первая причина – перехват темы. Ренато Усатый вошел в молдавскую политику с темой разоблачений и борьбы с коррупцией. Однако после того, как Майя Санду стала президентом, антикоррупционная повестка полностью перешла к главе государства. Собственно, благодаря ей Санду не только обставила Додона, но и обеспечила столь триумфальное выступление ПДС в парламентской кампании. Конкурировать с ней в этом в Молдове сегодня не может никто, включая Усатого (подчеркну: речь не о реальной борьбе с коррупцией, а о политическом лозунге). За семь месяцев, прошедших после президентских выборов, лидер «Нашей Партии» не нашел для себя другую тему, с которой он был бы столь же органичен и убедителен, что и повлекло за собой низкий результат на выборах 11 июля.

А вторая причина заключается в том, что за указанный период Ренато Усатый так и не смог добиться пресловутой равноудаленности. Особенно в свете обвинений в его адрес, зазвучавших после второго тура президентских выборов, что он якобы поддержал Санду (хотя на словах он и призвал голосовать не «за», а «против» – против Додона), Усатый просто обязан был начать активно критиковать президента Майю Санду и ее партию. Тем более, что критиковать было и есть за что: и за низкий уровень профессионализма, и за высокомерие, и за пренебрежительное отношение к местным кадрам (перечень можно продолжить). Ничего подобного не случилось, «Наша Партия» как оппозиционное политформирование «провисла», в итоге растеряв львиную долю своего «ядерного» электората в Бельцах и в других районах страны, где к Майе Санду и в целом к правым превалирует негативное отношение.

Причиной ли тому встречи Ренато Усатого с послом США Дереком Хоганом (американцы вообще после назначения последнего главой дипмиссии сработали в Республике Молдова очень технично, другим бы у них поучиться) или просто неумение избрать правильную политическую тактику, но случилось то, что случилось. Сейчас, после поствыборного заявление Усатого об отставке с должности примара Бельц и о намерении оставить политику и заняться бизнесом, будущее «Нашей Партии» – формирования, созданного Усатым под себя и по факту идентифицируемого с ним, – представляется лишенным перспективы.

ЧЕТВЕРТОЕ. Наконец, о победителе этих парламентских выборов. Им вновь, как и после осенних президентских 2020 года, стала Майя Санду. Только благодаря ей – её имиджу, ее политическим лозунгам, ее авторитету (здесь не обсуждается, заслуженному или нет) у большей части активных, то есть участвующих в выборах молдавских избирателей – ПДС получила столь высокий электоральный показатель. В политической истории Республики Молдова – вообще рекордный. При явке избирателей 48,41 % – тоже рекордно низкой.

Кстати, не пришедшие на участки избиратели - это именно потенциальный электорат левых, дезориентированный игрой Додона с Ворониным, нечеткой политической позицией Усатого. Избиратели правой ПДС на этих выборах, наоборот, проявили 100-процентную мобилизацию.

Имея 63 мандата в парламенте, госпожа Санду обретает отныне всю полноту молдавской власти. Понятное дело, всех – и ее более или менее фанатичных сторонников, и ее яростных и просто оппонентов – сегодня интересует, как она этой властью распорядится. Не увлекаясь прогнозами, отмечу два момента, которые мне представляются значимыми.

Первый. Во властном активе Майи Санду – чуть менее полугода, проведенного во главе молдавского правительства (кандидатуры членов кабинета отбирала она же) в июне-ноябре 2019 года. А до этого – работа с июля 2012 по июль 2015 гг. министром просвещения в правительствах Владимира Филата, Юрия Лянкэ и Кирилла Габурича. Если оставить в стороне аспект политических симпатий/антипатий, то можно сказать одно: актив не впечатляет. Особенно удручающие результаты оказались у ее правительства. Собственно, не столько даже сами результаты, за полгода многого добиться в принципе невозможно, сколько профессиональная слабость отобранных ею министров и отсутствие каких-либо ярких, прорывных по смыслу идей. Хотя бы на уровне заявлений о намерениях. Сплошная серость и безынициативность.

Сейчас очень многое будет зависеть от личных качеств президента Санду. От того, способна ли она или нет на самокритичность, на трезвый анализ собственных ошибок, на привлечение в команду не лишь тех, кто тебе приятен и удобен, не только своих, но и чужаков, кадров со стороны. Потому что, если выяснится, что таковых способностей у Майи Санду нет, то очень скоро у власти ПДС начнутся проблемы.

Ожидания от победы президентской партии велики, и никого – не только оппонентов, но даже самых фанатичных сторонников и сторонниц госпожи Санду – не интересует реальное положение дел. Все хотят результатов, причем быстрых, и никакие отговорки (тем более подобные тем нелепым, что звучали в период премьерства – люди-де пришли на должности министров, чтобы учиться…) уже приниматься не будут.

Второй момент напрямую связан с антикоррупционной повесткой президента Майи Санду. И она, да и общество в целом жаждут и громких антикоррупционных процессов, и реальных посадок на длительные сроки. При этом вопросы законности, правовой аргументированности тех или иных обвинений играют все меньшее значение. Это нехорошо, но сегодня в Молдове это так.

Не являются секретом более чем прохладные отношения, которые сложились на этой почве у президента с генеральным прокурором. Санду нужен прокурор, который будет требовать длительных сроков заключения для политиков, принимающих кульки от олигархов. И ей совсем не нужен прокурор, который ссылается на то, что по закону недостаточно одних лишь видеокадров, к тому же добытых незаконным путем, на которых эти политики фигурируют, чтобы вынести соответствующее обвинение.

Поэтому, как представляется, Александр Стояногло более, чем кто-либо, должен после оглушительной победы ПДС принять для себя принципиальное решение. Готов ли он «бодаться» с новым парламентским большинством, которое его откровенно недолюбливает, и которое с удвоенной силой начнет вставлять ему палки в колеса? С учетом, кстати, и того нехорошего обстоятельства, что любое решение этого большинства нынешний Конституционный суд, пусть и не в полном составе, признает конституционным. (Смешно читать рассуждения о том, что у ПДС нет конституционного большинства, и поэтому для изменения Конституции ей понадобится диалог с ПСРМ. Как же! Да с нашим КС вообще ставить вопрос об изменениях Конституции депутатами нелепо, КС сам ее «изменит» так, как надо будет Майе Санду).

Или, если господин Стояногло к подобной перспективе не готов, то ему лучше всего было бы подать в отставку. Мотивировав ее невозможностью выполнять обязанности генерального прокурора и стоять на страже законности в обстановке полного пренебрежения и попрания политиками норм правового государства. Что, кстати, будет соответствовать действительности. На мой взгляд, это стало бы достойным шагом, который позволил бы Александру Стояногло сохранить репутацию честного и порядочного профессионала.

А еще Майя Санду займется чисткой судебной системы. Которая, разумеется, нуждается в серьезной чистке, потому что в ней многое прогнило. Но, опять же, делаться это будет по принципу «революционной целесообразности» – путем изгнания не всегда законным путем скомпрометировавших себя судей из системы. Под аплодисменты народа и при полной поддержке западных структур, стоящих на страже молдавской «демократии» и настойчиво требующих проведения «юридической реформы».

Что касается остальных аспектов, связанных с новой властной конфигурацией, к ним можно будет обратиться после формирования будущего правительства.

 

Обсудить

Другие материалы рубрики