"Обстоятельства приватизации и дальнейшей разрушительной "эксплуатации" отеля Național свидетельствуют о том, что мы имеем дело с мошеннической схемой".

История со сносом/несносом здания бывшего отеля Național (бывш. Интурист) актуализировала идею национализации: считает политолог Виктор ЖОСУ

 

ИТАК: Если рассматривать её вне знакомого нам советского исторического контекста, а обратиться, скажем, к истории Великобритании или США, то можно найти примеры использования государством национализации как инструмента экономической политики. В тех же США в разгар ипотечного кризиса 2008 года правительство прибегло к выкупу у банков и финансовых кампаний крупных пакетов облигаций и других ценных бумаг, формировавших рынок ипотеки. Предотвратить кризис тогда не удалось, но сейчас речь не о том конкретном случае, а о допустимости использования национализации в принципе. Причём не только на возмездной основе, но и безвозмездно - в зависимости от конкретных обстоятельств.

Обстоятельства приватизации и дальнейшей разрушительной "эксплуатации" отеля Național свидетельствуют о том, что мы имеем дело с мошеннической схемой.

В истории молдавской приватизации таких схем можно насчитать немало. И сейчас вопрос, а это вопрос политический, ставится так: должно ли молдавское государство начать использовать национализацию в тех случаях, когда передача того или иного объекта в частную собственность не дала желаемого экономического эффекта? (Вспомним, ведь приватизация всего и вся преподносилась нам как некая панацея, которая должна гарантировать экономическое процветание). Причём в тех случаях, когда приватизация проводилась за фантики, называемые БНД, или по заведомо заниженной цене - о национализации на безвозмездной основе.

Классическая политическая теория увязывает идею национализации с левыми политическими силами. Мол, это левые абсолютизируют роль государства, тогда как правые, наоборот, отдают предпочтение рыночной стихии и частной собственности.

Но молдавские левые - что Воронин, что Додон - оказались на деле левыми разве что в смысле расхожего народного выражения "aista-i tare levâi", означающего крайнюю степень несоответствия норме. В Молдове вообще многое оказалось перевёрнутым с ног на голову.

Способны ли к адекватному восприятию идеи национализации пришедшие к власти правые? Оставлю этот вопрос открытым. Время покажет, не будем бежать впереди паровоза.

Отмечу лишь, что к идее конфискации имущества коррумпированных судей и прокуроров эти правые относятся вполне положительно. Во всяком случае, на словах. А дистанция между конфискацией и национализацией (безвозмездной) не столь уж велика. Mai știi?

 

P.S. Поскольку коррумпированной власти не свойственно чувство стыда за то, что она творит (это только и Ильфа и Петрова голубому воришке Альхену было стыдно, ну так то ж художественный вымысел, фантазия авторов), позор испытываем мы, когда видим это.

Тем не менее, несмотря на плачевный вид, здание сохранило прочность, может быть использовано. Считаю, что государство должно национализировать этот объект, а затем объявить конкурс под частный инвестиционный проект. Но провести его гласно и открыто, под контролем общественности. Во всяком случае в сложившейся ситуации не генпримар и не мунсовет должны решать судьбу бывшего Интуриста.

Обсудить

Другие материалы рубрики