ОБНОВЛЕНО 18.50. Опрос политиков и экспертов. Молдова: кто первым попадет под пожизненный запрет на занятие государственных должностей?

Вчера, 26 июля, в новом парламенте президент Майя Санду заявила: «Настало время для настоящей революции в управлении страной, когда политики и институты служат интересам общества».

Материал дополняется

 

А вот интересно, как вы думаете, это реально без закона о люстрации? Нужен ли он Молдове вообще или…? - спросили мы у известных людей. 

 

НАША СПРАВКА: Люстрацией называют законодательные меры и практику недопущения в аппарат управления, правоохранительные органы, на иные важные посты и в учреждения системы образования лиц, которые скомпрометировали себя сотрудничеством или соучастием в предыдущей политической системе.

 

Специально для нас отвечают:

 

Виталий АНДРИЕВСКИЙ, директор Института эффективной политики:

- Майя Санду известила о необходимости революции в управлении Молдовой. То, что такая революция необходима, всем известно. Но мы ждали от президента Санду не общих слов, а конкретного плана преобразований.

За 6 месяцев нахождения на посту президента можно было предложить обществу не только концепт «революции в управлении», но и дорожную карту ее проведения. За это время команда президента совместно с приглашенными экспертами могла также разработать стратегию национальной безопасности и внешней  политики.  

А вместо всего этого мы услышали пожелания о необходимости революции в управлении и общие слова о задачах, которые стоят перед молдавской властью.

Мне представляется, что настало время для Майи Санду выйти из самоизоляции. Настало время поверить в потенциал молдавского общества, а не только в зарубежных специалистов. Настало время собрать вокруг себя всех тех, кто хочет перемен в Молдове, независимо от их политических взглядов и от того, в каких командах они раньше работали, и предложить вместе с президентом, парламентом и правительством поработать над планами и проектами преобразования Молдовы.

Необходимо ли связывать перемены с принятием закона о люстрации? Нет! Более того, по моему убеждению, Молдове не нужен закон о люстрации. Если его принять, то это будет скорее всего не закон, очищающий общество от тех, кто мешает его развитию, а дубинка для политических оппонентов.

К тому же, абсолютно не понятно, кто должен оказаться в списках, подпадающих под этот закон. Если кто-то считает, что это должны быть Додон и социалисты, то напомню им, что, вступив коалицию с Майей Санду. они очистились (шутка).  А если говорить серьёзно, то пока не видно критериев для определения той группы лиц, которая должна попасть под люстрацию.

У Майи Санду и ее команды пока есть время для того, чтобы начать революционные перемены в Молдове, но оно стремительно утекает. И если Майя Санду не поймёт, что задача лидера не только говорить об амбициозных планах, но и объединять граждан для их подготовки и реализации, то ее правление может закончиться плачевно. Но чтобы объединить граждан, их необходимо сделать соучастниками преобразований, они должны осознать, что революция сверху нужна не только президенту, но и всем гражданам Молдовы. В этом случае есть надежда на успех.

Не знаю, какой путь выберет Санду. Сумеет ли она стать президентом всех граждан или останется только с теми, с кем ей комфортно и кто предан лично ей. В любом случае, это будет ее личный выбор…

 

Руслан ШЕВЧЕНКО, политолог, доктор истории:

- Интервью и публичные заявления представителей новой власти - М.Санду, И.Гросу, С.Литвиненко и других отчетливо показывают, что "революция в управлении страной" понимается ими строго "по-молдавски": выгнать всех "не наших", неважно, опытный или неопытный, вор, или честный, дурак или умный, и оставить только "наших" и еще тех из "не наших", кому местные "наши" по каким-то (родственным, приятельским, бизнес- и прочим причинам) благоволят.

В сущности, это и есть люстрация кадров, только не по принципу "всех коррумпированных вон", а по еще более простому и примитивному "понятию" - уйти должны все, кто не наши.

Для этого даже не нужен закон о люстрации, потому что он предусматривает какие-то критерии чистки.

В нашем же случае не будет никаких иных критериев, кроме личного мнения того или иного представителя ПДС.

Не случайно деятели ПДС вообще не обещают принять закон о люстрации. В контексте того, что они намечают, такой закон просто не нужен, он будет мешать ПДС устраивать все так, как ей угодно.

В то же время заявления некоторых деятелей и активистов ПДС показывают, что угар от победы у части из них уже проходит и им становится страшно: ведь теперь ПДС придется одной отвечать за все, что начнет происходить в стране. А подготовленных кадров кот наплакал. А опыта работы в госаппарате у большинства представителей ПДС вообще нет.

Что же делать? Поэтому уже начались судорожные попытки кое-кого из симпатизантов правящей теперь партии заявить в соцсетях, что-де, если какие-то решения не пройдут или их не удастся реализовать после принятия, то это будет вина левой оппозиции.

Да, в госаппарате и в районах и селах еще много тех, кто был назначен социалистами, Шором или с их согласия. Они, конечно же, не будут сидеть сложа руки, а будут бороться с деятельностью ПДС.

Поэтому очень скоро окажется, что у ПДС опять не хватает власти и надо бы побыстрее организовать досрочные местные выборы, особенно в Кишиневе.

Если ПДС сообразит это сделать как можно скорее, пока кредит доверия к ней еще высокий - это может сильно укрепить позиции партии на местах. А если бессмысленно потратит время и поймет это уже в начале будущего года или еще позднее- время будет уже упущено и результаты местных выборов будут далеко не теми, на которые ПДС может рассчитывать сегодня.

Снова окажется, что у ПДС не хватает власти.

В конечном итоге все эти судорожные метания приведут к постепенному и неостановимому снижению популярности ПДС. И это будет закономерный и естественный финал ее деятельности.

Другого финала с теми кадрами и с теми планами, о которых вещают представители ПДС, просто не будет.

 

Виктор ЖОСУ, политолог:

- Я был в числе сторонников принятия закона о люстрации летом 2019 года, после того, как пал режим Плахотнюка. Тогда это казалось актуальным, даже кое-кто из депутатов от ACUM начал его сочинять, взяв за основу украинский аналог 2014 года.

Но, насколько мне известно, энтузиазм молдавских законодателей быстро погасили западные кураторы, которым совсем не понравилась идея поставить на одну доску Плахотнюка и Януковича.

Все-таки не следует забывать, что Плахотнюк получил в январе 2016 году карт-бланш на власть лично от Виктории Нуланд, в то время важной шишки в Госдепе США, отвечавшей за Восточную Европу. И после бегства Плахотнюка американцам совсем неинтересна было, чтобы в Кишинёве начали копаться в истоках становления его режима.

А сейчас, я думаю, говорить о люстрации уже поздно.

Что касается слов о служении государству, об очищении госструктур от коррупционеров - всё это, конечно, звучит красиво.

Но хотелось бы понять, каковы будут механизмы реализации этих благородных намерений, а с этим аспектом у новой власти пока ясности нет. Как бы не получилось так, что ими, намерениями этими, в очередной раз окажется вымощеной дорога все в тот же коррупционный ад.

 

Валериу РЕНИЦЭ, журналист, писатель, общественный деятель:

- По-моему, закон о люстрации намного уменьшит число желающих верно служить государству и Отечеству. Их и так мало, а те госслужащие и народные избранники, которые уже служат, делают это с небольшой охотой, потому что большинство из них думают, что у Молдовы нет будущего, да и за такую зарплату особо не послужишь.

Коррупция - это, конечно, не только и не в первую очередь результат человеческих пороков, а отсутствие необходимых экономических законов и свобод, которые породили бы частную инициативу и открыли новые источники благосостояния. 

Революция - беспредел, открытое и агрессивное пренебрежение законами и Конституцией.

Несомненно такое положение вещей в обществе находит своих сторонников, в большинстве своём любителей приключений, аферистов, безбашенных и тех, у которых в крови презрение к человеческой жизни, бестии с надуманными идеалами.

Оглянитесь вокруг и Вы увидите их, ждущих своего часа.

Нам не нужна революция, нам не нужны мерзавцы, которые готовы её возглавить ради своей корысти и славы. Нам нужны экономические и политические свободы, нам нужны умные законы, которые помогли бы людям самим потихоньку выйти из глубокого кризиса.

Плюньте в лицо тем, кто говорит, что у нас и так много свобод и нужно всячески укреплять государственную машину. У нас по-настоящему не было экономических свобод, хотя они и были объявлены 30 лет назад.

Нас травили все эти годы разными контрольными органами и запретительными распоряжениями. Давили инициативных и мыслящих людей в госструктурах и поощряли лизоблюдство и подлость.

У нас тюрьмы заполнены невинными людьми, которые пытались сделать что-то настоящее ,или которые украли курицу, или мешок картошки, чтобы не дать семье сдохнуть с голоду.

Поэтому я не согласен с тем, что мы сейчас должны опять клясться президенту и другим государственным органам, своими руками, как дураки усовершенствовать машину насилия, как предлагает новая власть.

И революцию они затевают сатанинскую тоже ради укрепления себя в госорганах, чтобы они же потом по более четким бухгалтерским справкам выделяли нам так называемую справедливую, но ту же нищенскую пенсию и зарплату.

Может, всё-таки выйдем к Свету, хорош ползать в темноте! Может, сделаем, наконец, что-то для человека, а не только для элиты нашей и европейской. Может, уже объявим нахрен о закрытии этого, слишком долго продолжающегося, бала демагогов и кровопийц?

 

 

Виктор СТЕПАНЮК, экс-депутат парламента РМ, государственный деятель:

- Революция в управлении э- то фраза и ее смысл может быть разным. Если власти намерены в этом вопросе опираться на хорошие иностранные модели - это надо только приветствовать.

Давно требуется реформа по улучшению качества госаппарата. И это в первую очередь обучение госслужащих, госфункционеров, в том числе министров и депутатов - азам госуправления.

Работая в системе государственной власти, лично убедился в плохом качестве госуправления, в низкой квалификации, некомпетентности, недисциплинированности, безответственности и коррумпированности части госслужащих.

Основные причины этих явлений в том, что руководители страны до сих пор не уделяли внимания подготовке госуправленцев, науке госуправления и мировой практике.

Во-вторых, причина такого положения дел в хронической политической нестабильности за годы независимости.

В течение 30 лет в стране сменилось 26 правительств.

Закон о люстрации - очень часто это репрессивный закон против части политического и управленческого класса. В демократических странах его не использовали. Конечно, после 2009 года мы столкнулись с феноменом захваченного государства и такой закон надо было принимать после поражения олигархического режима в 2019 г.

Сейчас надо развернуть деятельность по улучшению качества госаппарата и искоренению коррупционеров. Нужны не лозунги, а воля, знания, интеллект и уважение к правам человека.

 

Майя ЛАГУТА, общественный деятель:

- Революцию можно и нужно делать, начиная с эволюции вопроса: как, на каком основании вся бывшая общенародная собственность перешла в частные руки; почему "вдруг" государственная власть стала неэффективно управлять государственной собственностью и почему никто за это никто не ответил; почему энергетику - основу экономики - превратили в "золотые жилы" для личного обогащения; как случилось, что интересы частного капитала диктуют государственную политику, а не наоборот и т.д.

Все произошедшие "метаморфозы" и образуют установившуюся порочную СИСТЕМУ, которую нынешняя власть заявила, что хочет изменить в корне.

А коренное изменение системы без люстрации не только госчиновников, но и всех процессов, приведших к созданию коррумпированной криминальной системы, невозможно осуществить революционные перемены.

И нынешняя власть должна была быть заблаговременно подготовлена, документально осведомлена обо всём, чтобы начать сразу этот "революционный" процесс.

К сожалению, нынешняя власть до сих пор ещё не может отличить личную собственность от частной - и взаимосвязь между ними....

Поэтому, я очень скептично отношусь к подобным "радикалистам"-миллионерам, тоже странным образом завладевшим миллионными счетами.

Но буду с большим интересом наблюдать за действиями власти, чтобы понимать их подлинные намерения.

 

Владимир ВАЛКАН, президент Союза гагаузских предпринимателей в России:

- Нужна революция с последующей люстрацией и полной чисткой от бандитского режима. Республика - маленькая, людей мало осталось, особенно активных. Всё это возможно в кратчайшие сроки, по примеру Михаила Саакашвили.

 

Василий НЕЙКОВЧЕН, экс-депутат парламента РМ:

- Сказанное президентом Санду в принципе предполагает некое очищение от старой власти и людей ее обслуживавших.

Вопрос в другом. Еще с момента запрета КПСС все время витает идея люстрации бывших коммунистических функционеров.

Позже, после падения Лучинского эта идея вновь ожила, чтобы повториться в 2009 году.

Сегодня вновь вброшен в общественное сознание лозунг о необходимости сакрального очищения от чиновников и сторонников ДПМ, ПСРМ, ПКРМ, ЛДПМ, партии "ШОР", других партий.

Это напоминает послереволюционную Россию, когда всех старорежимных вывели за рамки закона и запретили им участие в строительстве нового светлого будущего.

Но вскоре оказалось, что не всякая кухарка может управлять государством и бывших дворян привлекли к управлению прежде всего армией и страной.

Да, мы имеем феномен победы одной партии, созданной 5 лет назад на волне полного отрицания всего 25 летнего периода жизни до создания ПДС Санду.

Но кому-то надо и просто работать, а не кричать речевки на митингах типа: "Майя Санду ши попор".

Этот самый "попор" скоро захочет просто кушать, и он голосовал за изменения, причем кардинальные.

А с депутатами, коим порядка 30 лет - светлого будущего не будет.

И хотим, или нет - их надо будет привлекать, иначе "попор", который отдал не только голоса, но и вложил массу ожиданий, очень скоро разочаруется и вновь выйдет на площадь или будет искать нового кумира.

Нельзя на отрицании отрицания, как говорили древние, строить будущее.

 

Виталия ПАВЛИЧЕНКО, политик, экс-депутат парламента РМ:

- Я - тот депутат, который попытался собрать подписи в Парламенте для подготовки законопроекта "О люстрации", но не той, о которой говорят уже несколько лет, те кто начал протесты в 2015.

Я хотела провести закон о том, чтобы признались публично те, кто сотрудничал с  КГБ и нанес вред другим людям - докладывая о деятельности и мнениях друзей, коллег, даже родственников и которые бы не имели право занимать публичные должности.

Говорила и с представителями гражданского общества. Попыталась просить профессиональные советы и у специалистов, которые работали и знают специфику КГБ. Последние отказались - не было указки "сверху"...

 

Я сама лично, как политик, как публичный человек, доказала ответами на запросы в соответствующие  молдавские и румынские учреждения, а также в суде, что я - чистый политик и не сотрудничала с КГБ, хотя клеветнические усилия политических противников мне испортили политическую жизнь.

То, о чём говорит Санду относится к другому - к тем, кто работал и "сотрудничал с режимом под влиянием Плахотнюка"...

Хочу, в этом контексте, напомнить совет одной исследовательницы Дипломатического Института Румынии, Иляны Ракеру, которая сказала, что "первое дело, что должен сделать ПДС - это отказаться от риторики тотальной войны".

Риторика, считаю, которая озлобит и разделит общество, потому что и люди из ПДС сотрудничали с этим режимом и нету такой системы и таких "хрустально чистых людей", которые бы имели право судить других.

"Тотальная война" и "революция" показывает слабость группировки ПДС и ослабит общество, а не поведет к его сплочённости ради развития.

 

Евгений БОГНИБОВ, доктор архитектуры:

- Реально одно: мы уже начали отсчёт четвертого десятилетия, заблудшей в бесчестности жизни. Даже тем, кто в его начало входил в возрасте 18-20 лет, сегодня уже 50 лет...

И через обозримое время им всем уже уходить на пенсию. Изуродовано мышление целой страны. Их можно люстрацией запугать, замаскироваться, затаиться на время, но уже не перевоспитать никогда.

Молдова сохраняет ещё самосознание благодаря былому взрослому поколению. Молодежь свое будущее в Молдове уже прочно не видит. Это достоверно можно знать лишь работая непосредственно в системе высшего и средне-профессионального образования.

Это уже стало массовым мышлением молодежи на пороге выбора своего трудового и семейного будущего.

Всё вместе это создаёт, далеко не обнадеживающие, перспективы на ближайшие годы. Одни иного никогда не знали, другим уже давно и бесповоротно здесь уже ничего не нужно и живут мечтами покинуть не очень радужный родной край.

Очень важны законность и её соблюдение. Молдове, как воздух нужны ПЕРЕМЕНЫ, но для очень многих - это равносильно, как "мертвым припарка". И ещё...

Пока нет ни в чём уверенности и доказательств, что будут делать именно самые достойные и чистоплотные из всех нас, оставшихся в Молдове до сего дня.

Время на это раскроет всем глаза и остудит, воспалённое лозунгами, сознание.

Доказывать правоту возможно лишь благими делами, а люстрация - удел слабых, безрассудных и злых душой и сердцем. Угрозами и жестокими наказаниями не заставить людей искренне и с любовью творить благие и созидательные дела для всей страны.

 

Сергей СКРИПНИК, журналист, телеведущий, писатель:

- Пережёванная жвачка и то вкуснее... Революция? В чём, в том, что могла решать будучи премьер-министром? Такие "революционэры" - с каждым новым составом парламента! Поглядим. Подумаем. Решим! А так, лозунги, лозунги, лозунги...

 

Елена УЗУН, узыкальный и театральный критик, писатель:

 - Власть - это системное управление, преполагающеее одновременно иеарархическое принятие решений в разных областях. Разборки с прежней элитой возможны. Но это сугубо юридическая тема, которую можно решать в параллели с вопросами насущными.

Куда важнее летом аграрный вопрос. Вопрос с пенсиями и улучшение уровня жизни не элитной части общества. Надо продумать систему льгот, скажем, как в Германии. Не только пенсия не ниже 2000. Но и доплаты до среднего уровня жизни, если в семье только пожилые или необеспеченные люди.

Средний уровень у нас отнюдь не 2000. Нужно начать продумывать баланс в экономике. Понять, где ресурсы?

И если для этого нужно сократить ненужные высокие оплачиваемые должности - давно пора это сделать. А то опять начнут с юриспруденции. И опять только юристам поднимут зарплату. Мы уже слышали жалобы КС. Когда одна крайность сменяется другой, избиратель только в проигрыше, что у нас 30 лет и происходит. Нам нужна результаты, а не выяснения отношений.

 

Сергей ИЛЬЧЕНКО, политолог, журналист:

- Без закона о люстрации - невозможно. Но если люстрировать всех, кого следовало бы - кто останется в парламенте? В госаппарате? В СИБ и МВД?

В общем, если дело действительно дойдет до всеобщей, честной, без исключений по признаку родственности или политического удобства люстрации, то пусть тот, кого люстрируют последним, выключит за собой свет, дабы избежать излишнего расхода электроэнергии. Закупаемый, кстати, Молдовой, в Приднестровье, в сепаратисткой ПМР, по взаимовыгодной для Молдовы и ПМР цене, и вырабатываемой из ворованного российского газа, стоимость которого Москва пытается сейчас повесить на Молдову.

Так что все люстрации в Молдове, увы, до лампочки. В совершенно буквальном смысле.

А, значит, ничего и не будет. Все будут ходить в парламенте бодрыми, нелюстрированными, в красивых темных очках - как в "Матрице".

 

Сергей ПАШКОВ, эксперт, общественный деятель:

- Он крайне необходим! Всех политиков и чиновников, бывших у власти последние 30 лет, надо проверить по принципу "презумпция виновности" и, если не смогут объяснить происхождение миллионных счетов, особняков и люксовых автомобилей у них и из родственников - сажать надолго и с конфискацией!!!

 

Обсудить

Другие материалы рубрики