ОБНОВЛЕНО. 13.40. Опрос политиков и экспертов. К 30-летию ГКЧП. Можно ли было спасти страну?

Был ли путч 1991 года театром? Наверное, да, если смотреть из сегодняшнего дня и философски. Это был театр гротеска, проявивший накопившиеся внутренние проблемы Советского Союза, и как каждый театр август 1991-го заложил в своем зрителе образ стремления.

Прошло уже тридцать лет с августовских дней 1991 года. Одни говорят, что это была смена эпохи, другие - театральная постановка.  Как вы оцениваете события тех дней? Спросили мы у политиков и экспертов. Специально для нас отвечают:

 

Виталий АНДРИЕВСКИЙ, доктор истории, директор Института эффективной политики:

- ГКЧП. Тридцать лет спустя.

Я не боролся против СССР. Но считал, что власть коммунистов себя изжила. Считал, что нужна другая страна. Более современная, с рыночной экономикой, с правами человека и демократией.

ГКЧП для меня было восстанием прошлого против будущего. Поэтому сразу, публично выступил против путчистов.

Тогда они проиграли.

Сегодня, судя по всему, что происходит в России, они сумели совершить реванш. Правда, под другими лозунгами и с другими людьми.

А это значит, что прошлое окончательно не побеждено. И оно может вернуться. В том числе и в Молдову. И не только с коммунистами и социалистами...

И это надо понимать и каждый день бороться за будущее.

 

Виктор ЖОСУ, экс-депутат парламента РМ:

- Если уж прибегать к театральной терминологии, я бы определил происходящее тогда, как трагифарс.

С одной стороны, в Москве группа высших должностных лиц из состава коммунистического руководства сделала отчаянную попытку удержать процесс расползания советской империи. Но выглядели они настолько жалкими, что при всей трагичности происходящего - а по историческим меркам крушение любой империи - это всегда трагедия, ибо влечёт за собой ломку миллионов человеческих судеб, - воспринимать всерьёз членов так называемого ГКЧП было невозможно.

Ни на что повлиять ни они, ни поторопившийся отмежеваться от них Михаил Горбачев, который до этого дал им отмашку, уже не могли. СССР был обречён.

С исчезновением имперской идеи, коей до этого являлась идея построения светлого коммунистического будущего, сама империя существовать уже не могла.

С другой стороны, в Кишинёве после демарша ГКЧП в верхах наблюдались растерянность и страх. Ни президент Мирча Снегур, ни председатель парламента Александру Мошану, ни большинство депутатов этого самого парламента не знали, что предпринять.

Вроде бы, уже о своей независимости 24 августа заявила соседняя Украина, а задолго до неё - прибалтийские республики. Но молдавская партноменклатура все ещё колебалась - поди знай, как оно может обернуться.

И лишь после того, как Народный фронт вывел людей на площадь, а в то время народ охотно заводился на участие в площадной политике, и потребовал срочно принять декларацию о независимости Молдовы, депутаты парламента за нее проголосовали.

Не в полном составе, но это уже детали. Кто уж и как её там сочинял и под чью диктовку, а также все последующие интерпретации этого голосования, преподносимые, как акт невиданного героизма (как же, все подписанты впоследствии получили по Ордину Республики!), я - не в обиду никому - тоже воспринимаю, как часть фарса.

Не боролись молдаване за свою независимость, государственность свалилась на нас с неба. Потому и не сподобились её обустроить по-человечески.

И устраивать сейчас, в связи с 30-летием тех событий, военный парад - это тоже продолжение фарса.

Казалось бы, уже не одно поколение молдавских политиков сменилось у руля, сейчас правят те, кто прошёл выучку на западе - а инфантилизм так и прет. Никак не повзрослеем.

 

Елена РАДУ, эксперт по стратегическому брендингу: 

- Для всех, кто родился в Советском Союзе, август 1991 года навсегда врезался в память.

Путч, отстранение президента СССР Михаила Горбачева от управления страной, трясущиеся руки его заместителя, Геннадия Янаева, на пресс-конференции… Все это выглядело каким-то не настоящим.

Горбачев весьма бодро спускался с трапа самолета, доставившего его с семьей из Фороса в Москву, хотя предлог для переворота был глубокое нездоровье президента. Янаев с коллегами выглядел не убедительно, говоря, что править страной теперь будут они – слишком мягко и суетливо для такого нешуточного шага.

Я помню, взрослые постоянно обсуждали события в далекой от Кишинева Москве, пропитываясь ее нервами и напряжением ситуации. А потом развалился Союз. И вот это уже воспринималось мной, тогда старшеклассницей, гораздо серьезнее.

Сломалась страна, в которой внешне все было стабильно, мирно, гостеприимно и приятно, и эта ломка рождала страх и вопрос – а что должно прийти на смену? И почему, чтобы создать, надо до основания разрушить?..

На смену пришли оголтелые времена (мы хорошо помним бандитские 90-е), радикализация общества, расслоение его политиками на своих и понаехавших, отток населения - и приехавших в Молдову работать по трудовому советскому распределению, и ее коренных жителей…

И вот с тех пор прошло 30 лет. Союза давно нет на карте мира, но тему его до сих пор муссируют в обществе, не уча его уроки, но подогревая мнительность людей и расслаивая их (правило Рима – «разделяй и властвуй»). И это не случайно.

Анализируя общий ход всех 30-ти лет, можно прийти к логическому выводу, что матрица развала СССР прочно сидит в каждом молдавском управленце вне зависимости от его опыта, образования и возраста. Это какой-то парадокс – страны нет, и люди вроде как уже на постах сменились не по одному разу, и даже молодежь с другими поведенческими и образовательными лекалами пришла к управлению на разных уровнях государственного устройства, а энергия деградации, рожденная принудительной сменой власти, год за годом продолжает в Молдове существовать и даже множиться.

Видимо, дело не только в людях и их образовании, но и в системе, подминающей под себя людей. Переворот? О, легко. Слабость новой власти? Конечно, и не раз. Но, помня растерявшегося Янаева, слабость стараются уже не так откровенно показывать народу. Наоборот, каждый новый раз громкие слова и еще более наотмашь действия, которые, по сути, страну не меняют, а лишь закрепляют в ней сложившуюся 30 лет назад матрицу поведения.

Был ли путч 1991 года театром? Наверное, да, если смотреть из сегодняшнего дня и философски. Это был театр гротеска, проявивший накопившиеся внутренние проблемы Советского Союза, и как каждый театр август 1991-го заложил в своем зрителе образ стремления.

Стремления повторить, стремления привнести в случившееся что-то свое, стремления к власти в принципе.

Цель? Распределение благ для избранных и лишь частично для всех остальных. Ну, чтобы совсем не умерли.

Был ли путч настоящим? Разумеется, да. Он сломал не только страну, но многих людей и их судьбы. Я помню, как директора стрелялись, не выдерживая светлых перемен наступившего будущего. Это никогда нельзя забывать. Это никогда не нужно повторять. Матрица упадка в Молдове еще жива, но ее надо менять иначе.

Елена РОЙТБУРД, журналист:

- Путч был судорожной бездарной попыткой спасти разваливающийся н а глазах Советский Союз. \

Организаторы ГКЧП действовали по принципу отца народов: "Нет человека - нет проблемы". Потому и попытались устранить Горбачева, если не физически, то политически.

Не будь этого, развод союзных республик можно было бы осуществить цивилизованно, а не хаотично.

И сегодня, спустя тридцать лет, на месте огромной страны мы получили практически кучу развалин, как ни грустно это признать.

 

Валериу РЕНИЦЭ, писатель, журналист: 

- Конечно - смена эпохи.  Молдова  стала же, как-никак,  независимой страной... 

На нас свалилась свобода, как манна небесная. Но мы не могли распорядится ею, не знали точно, что с ней делать, хотя все кругом говорили, что со свободой  лучше, чем без неё.  Поэтому инстинктивно  одни потянулись  обратно, где уже ничего не было, а другие захотели в Румынию, чтобы нами кто-то управлял, потому что сами мы якобы не умеем.

Единственное оправдание молдавской никчемности - изоляция и узкий экономический рынок в эпоху глобализации. Но, наверное, никчемность такого характера можно как-то преодолеть, если правильно выбирать себе  вождей.

Конечно - смена эпохи. Ведь  в СССР всё было, хотя и по-немножку, а теперь у нас почти ничего нет: ни безопасности, ни ядерного оружия, ни космонавтов, ни громких побед на олимпиаде и хоккейном поле, ни большого простора и системных возможностей – граждане шестой  части мировой суши, мать её! Но  была и большая ложь КПСС, которую преодолеть,  как китайцы,  мы не сумели. 

В советское время у меня было диссидентское мышление и порой диссидентское поведение, но я был, честно,  лучшего мнения о  Москве, точнее,  о высшем руководстве страны. Не думал, что будут  пороть горячку и так бездарно всё профукают.

Но ответа на вопрос, что же на самом деле случилось, у меня до сих пор нет.  Была это несусветная  глупость, было непонимание сути времени и подлинной ответственности  за судьбу страны, исходящие в первую очередь от таких лиц как Горбачев и его заместителей в лице Шеварнадзе или, к примеру, Лучинского,  который подписывал последние документы  ликвидации КПСС, по сути, советской империи?  Или нас обманул  КГБ, ради корысти узкой группы лиц  или ради спасения России?!

Все революции – глупые затеи, а  свободы добытые путём революции дорого обходятся в конце концов. Мы решили проверить эту истину на собственной шкуре. Это тридцатилетнее ощущение мерзости человеческой души, невежества,  класcового неравенства,  жажды  выскочить из грязи в князи (кстати, последний электоральный опыт!) и есть наша независимость. Примите по случаю мои поздравления!

 

Инна ЖЕЛТОВА, журналист:

- Не знаю. Мне кажется, всей правды мы никогда не узнаем. В том, что кто-то со стороны дирижировал, или, скажем, так, простимулировал те события, я почти не сомневаюсь.

Эпохи сменяются не сами по себе: как в разрушении, так и в созидании всегда участвуют живые люди.

Олег ОЧЕРЕТНЮК, политико-экономический аналитик:

- Оценку событиям 30-летней давности надо давать по нескольким параметрам, иначе она не будет даже близко объективной. Это одно.

А второе, - это то, что субъективные оценки тоже имеют право на существование, так как таковые дает, наверное, более 99% пытающихся дать оценку.

Итак, параметры объективной оценки.

Экономическая составляющая.

Ни смена производственных отношений, ни смена собственников на средства производства, ни смена самой экономической формации не готовились, не были спланированы. Производственные отношения стали не прогрессивны, как им положено быть, а вернулись скорее к рабовладельческому строю. Трудоспособные граждане, не владеющие средствами производства, в одночасье превратились кто в вечных безработных, а другая большая часть - в вечно дешевую, бесправную рабочую силу. И самое главное здесь то, что произошло гипертрофированное и резкое перераспределение добавочной стоимости, ввиду чего появились олигархи, многослойная буржуазия и разношерстный класс и подклассы выживающих. Грандиозный обман произошел при смене собственников на средства производства и, что важно, - собственников финансовых учреждений. Сегодня только самый глупый еще не понял, что проведенная и до сих пор проводимая приватизация госсобственности - это грандиозная афера, в ходе которой за искусственно созданный бесценок раскуплена основная часть собственности. а что не приХватизировано, то разворовано и доведено до непригодного состояния.

Политическая составляющая.

Политическая система, изначально и до сих пор декларируемая, как базирующаяся на демократических принципах и на законности, на самом деле была и остается до сих пор захвачена, кто бы и что из ныне власть имущих не говорил. Органы власти формируются отнюдь не элитой и профессионалами. А ко всему царящая коррупция, особенно в судебно-правовой системе, привели к полному бесправию так называемого "простого человека"

Социальная составляющая.

Налицо пропасть в расслоении общества, которая произошла не естественным путем, а именно создана теми, кто имел и имеет реальные рычаги власти. Важный аспект социальной сферы - это абсолютная незащищенность таких уязвимых категорий, как молодежь, молодые семьи, матери-одиночки, люди с ограниченными возможностями, люди зрелого возраста и старики-пенсионеры. Отдельно и обязательно надо обратить внимание, как культура и искусство, спорт и физическая культура, образование превращены в выгодный бизнес. И уж напрочь убита наука, о которой можно было говорить выше и как о части экономики!

Есть ли достижения, к которым сегодня привели события 30-летней давности? Я считаю, что да, есть. но они не являются непосредственным продуктом упомянутых конкретных событий. Просто со временем освобождение части людей умных, предприимчивых от псевдосоциалистической уравниловки позволили появится небольшому сегменту бизнесменов, чьи способности никак бы в такой мере в пору того СССР не проявились.

На самом деле проявились в новом качестве "свободы человека", которые надо продолжать развивать. И, наверное, надо отметить падение "железного занавеса", что открыло части людей возможности, что называется, увидеть мир и даже эмигрировать, порой даже не по необходимости, а по желанию.

Досадно, что открывшиеся возможности меркнут перед преступлениями и неудачами прошедших последних 30 лет. В ключе поставленного вопроса хочу сказать, что да, произошла смена эпох, но, повторюсь, это не наша молдавская заслуга. Большинство процессов, которые этому по сей процессу смены эпохи способствуют - это глобальные политические, социальные и технологические процессы.

 

Василий НЕЙКОВЧЕН, экс-депутат парламента РМ:  

- Не назвал бы это сменой эпох.

Ббла попытка сохранить самое мощное во всех смыслах государство - Союз Советских социалистических республик.

Жаль, что ГКЧП не смогла свергнуть марионеток Запада, которых исподволь насаждали во все органы власти.

Жаль, что самая мощная партия - КПСС, не углядела вместе с КГБ ту опасность, которая зрела в недрах власти.

Мы до сих пор пожинаем плоды той слабости, которую проявил ГКЧП, не доведя начатое до логического завершения.

Последовавший распад единого Государства уже 30 лет "икается" всем без исключения народам как самого СССР, так и остального мира.

Вместе с тем, в природе равно, как и в истории, все возвращается на круги своя.

Рано или поздно, а 30 лет небольшой срок для истории, Россия вернет себе и народы, и земли.

Жаль будет напрасных жертв с тех лет, как и жаль самих лет, в течении которых т.н. новые государства, в большинстве своем исскуственно созданные, промаялись со своей независимостью.

 

Виталия ВАНГЕЛИ-ПАВЛИЧЕНКО, экс-депутат парламента РМ, политик:

- С одной стороны, это было естественное течение событий, влияние Запада, необходимость изменений в госсистеме и политическом устройстве в СССР. Но по масштабам - это смена эпохи, с тоталитарных режимов во всём социалистическом лагере на западную демократию.

Независимость бывших советских республик шла уже, скорее, ближе к театральной постановке.

Надежд было уйма, а жизнь показала: говорили о нас, как о части Великой Румынии,  но, если тогда, в 1991 году, не было провозглашено Воссодинение, - мы продолжаем мучиться.

По сравнению с прибалтийскими республиками и социалистическим лагерем, там,  где еще можно видеть какую-ту независимость... Дпя нас она не состоялась, продолжаем иметь российские оккупационные войска в Приднестровье, бедность растёт, коррупция не уменьшается.

Смотрим, сколько наших работают за рубежом, а не строят страну дома...  Правы унионисты, которые считают, что Республика Молдова не состоялась, как государство и не состоится.

 

Сергей ИЛЬЧЕНКО, журналист:

- Это был обмен верхушкой КПСС полноты политической власти на присвоение ей советской собственности. И, несомненно, смена эпох.

Если мы будем столь же восприимчивы к переменам, как евреи времен Моисея, нам осталось бродить по постсоветской пустыне всего 10 лет. Но я боюсь, что льготным 40-летним сроком мы не отделаемся.

Мы не избранный народ - а, как показывает опыт Африки - жить в таком безвременье можно и веками. Мы так и не стали гражданами за 30 прошедших лет. Свобода и открываемые ей возможности оказались непосильной ношей для большинства нашего населения.

Очень многих тянет назад, в теплую вонючесть совка - и что с этим поделать, я, право, не знаю.

Другие пытаются спасать себя сами, воруя все, что не прибито намертво к материковой плите и отказываясь принять идею коллективного построения нормальной жизни.

А третьих - единицы, их голоса не слышны, и социально они не востребованы.

 

Дмитрий ПОПОЗОГЛО, журналист, главред:  

Оценивая эту эпоху более широко и не ограничиваясь августовскими событиями, как мелким частным случаем огромной череды ошибок, я оцениваю всё случившееся, как главную трагедию всей своей жизни.

Даже, если распад СССР и назрел (в чём я сомневаюсь - процесс был инициирован искусственно, народ был ПРОТИВ!), механизм мог быть иным.

Надо было выпускать из СССР некоторые республики "поштучно", обвешивая процесс кучей условий и оговорок.

Европейские республики (за исключением Прибалтики) вообще нельзя было отпускать из СССР.

И вообще, посмотрите как "отпустила" свои колонии Великобритания! Так отпустила, что британская королева до сих пор является главой государства и в Канаде, и в Австралии, и везде. А еще все эти страны входят в Содружество и попробовали бы они из него выйти!

И попробовали бы бывшие колонии Британии, Франции или Испании отказаться от языка бывшей метрополии или, тем более, его там как-то ущемлять и запрещать! Как это происходит, например, в Прибалтике...

 

Сергей СКРИПНИК, телеведущий, писатель:

- Считаю, - трагедией. Как и все империи, ушедшие в небытие.

 

 

 

 

Обсудить