Спасибо за киевское выступление, Президент Санду! Но, быть может, настало время сделать еще один шаг?

Почему участие в «Крымской платформ» было так важно для Молдовы, и каким может быть развитие этого многообещающего проекта

«Крым – это Украина, а его незаконная аннексия – грубое нарушение международного права», – заявила Санду выступая на саммите Крымской платформы. И вызвала небывало громкую реакцию в пророссийских СМИ

Между тем, на первый взгляд президент Молдовы ничего особенного не сказала. В том, что Крым – это Украина не сомневается весь мир, за исключением разве что Афганистана, Венесуэлы, Кубы, Никарагуа, Сирии, Судана и КНДР, а также Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Тем не менее, позиция Молдовы по Крыму, никогда не скрываемая, и всем давно известная – ведь даже Игорь Додон не рискнул официально признать Крым российским, вызвала у россиян небывало болезненную реакцию. Весь пул Роспропаганды, пишущий о «Молдавии», буквально захлебнулся от злобного лая. «Санду прогнулась в Киеве, признав Крым украинской территорией», «Президент Молдовы пошла на открытую конфронтацию с Россией», «Майя Санду сделала выбор в пользу конфликта с Россией» - примерно такие заголовки появились в российских и пророссийских СМИ. «Санду выбрала верность Западу», - надрывается идеолог Партии Социалистов и соросовский стипендиат Богдан Цырдя, поспешно написавший «провале «Крымской платформы» и возможном включении Молдовы в список недружественных России стран».

Шквал нечистот, поднявшийся в ответ на единственную фразу Майи Санду, не унимается уже третий день. Шавки покрупнее охрипли, и в ход уже пошли мало кому известные «крымские вице-премьеры» - естественно, из российской оккупационной администрации.

Отчего вдруг такая реакция? Об этом проговорился все тот же Цырдя. Оказывается, «Прошедшие 11 августа в Кишинёве переговоры Санду с заместителем главы администрации Президента России Дмитрием Козаком дали [Цырде, надо полагать, дали, а также его московским кураторам] основания считать, что молдавский лидер готова к конструктивному сотрудничеству с Москвой».

В переводе с московитского новояза на общепонятный язык, то, что Козака вежливо приняли в Кишиневе, пообещали ему урегулировать конфликт в Приднестровье законными методами, а также попросили Россию прибрать за собой наложенную ей в Молдове кучу боеприпасов, окрылило Кремль, заставив поверить, что шухер, поднятый в России проигравшим Додоном, возник на пустом месте, и что Молдова по-прежнему сидит у Москвы в кармане, и не высовывается. Бог весть, что наплел в Кремле Козак, вернувшись из Кишинева, но появления Майи Санду на саммите в Киеве, и тем более столь однозначного заявления там явно не ждали. И, не ожидая такого поворота, от неожиданности невольно вскрикнули.   

Дело, впрочем, не столько в неожиданности, сколько в том, что президент Молдовы ненароком взяла Кремль за очень нежное место. Твердый союз Украины, Молдовы и Грузии – западной дуги трех постсоветских республик – один из давних кошмаров Кремля.

России довольно долго удавалось контролировать ситуацию в регионе, постоянно ссоря между собой Молдову и Украину, по самым разным поводам, мелким и не очень. Это давало возможность властям непризнанной ПМР маневрировать между Кишиневом и Киевом. Кроме того, серая зона ПМР была превращена в инструмент коррумпирования как молдавских, так и украинских элит путем вовлечения их, в той или иной форме, в незаконную и полузаконную экономическую деятельность, для чего непризнанная, но получившая молдавскую таможенную крышу ПМР подходила просто идеально.

Однако сейчас Москва и Киев взяли твердый курс на единую позицию по отношению к непризнанному Приднестровью, тридцать лет служившему российской военной базой, дестабилизирующей как Молдову, так и прилегающие области Украины. И Крымская платформа вполне способна дать старт платформе Приднестровской.

Надо сказать, что с воплями о «сокрушительном провале» Крымской платформы московские пропагандисты явно переиграли. О провале чего бы то ни было не кричат так громко и на всех углах. Если же те, кто очень заинтересован в провале, кричат о нем так долго, и так громко, это означает, что провала не было, а был успех, и успех сокрушительный. Сокрушающий устоявшиеся вокруг ПМР серые схемы. Сокрушающий, среди прочего, примиренческую позицию Молдовы относительно пребывания в Приднестровье российского оккупационно-«миротворческого» контингента. Сокрушающий искусственные разногласия, раздуваемы из Москвы ее «экспертами», вроде выдуманного конфликта вокруг ГЭС в Новоднестровске.  Президент Майя Санду, твердо, спокойно, без оглядки на проплаченные из Москвы истерики, приступила к разбору всех этих завалов.

Маленькая фраза: «Крым – это Украина, а его незаконная аннексия – грубое нарушение международного права», прозвучавшая из уст молдавского президента, стала большим шагом на пути к демонтажу постсоветской колониальной системы, десятилетиями выстраиваемой Москвой. Но этот шаг уже сделан. А, значит, пора подумать о следующих шагах.

Крымская платформа, конечно, важна сама по себе, и ее следует развивать. Но она еще важнее, как возможная основа других проектов, как первый камень, заложенный в фундамент постоянной площадки для сотрудничества трех бывших советских республик, а ныне – трех государств, стремящихся к подлинной, не ограниченной из России независимостью: Украины, Молдовы и Грузии. Трех жертв российской агрессии, стремящихся изгнать со своей территории оккупантов. Трех стран, которые Россия в течение тридцати лет последовательно пыталась их независимости лишить, превратив в свои колонии. При этом, также как и Крымская платформа, площадки открытой, на которую может прийти каждый, столкнувшийся с проблемами, исходящими из России.

Можно ли назвать такой проект Антироссийским – что уже не замедлили сделать российские пропагандисты? Вероятно, можно – но только в том смысле, в котором Антигитлеровскую коалицию можно было назвать Антигерманской. Такое название было бы отчасти неверным, поскольку Третий Рейх не был равен Германии на всем ее историческом протяжении – но отчасти верным, поскольку с 1933 по 1945 года Германия, расширившись за счет территориальных захватов, морально сжалась до Третьего Рейха. Нечто подобное произошло и с Россией, и ответом на русский нацизм, уже совершенно открыто набирающий силу в России, могла бы стать Антинацистская платформа.

Все три наших страны являются черноморскими (Молдова, благодаря Украине, получила выход в Черное море через Дунай). Как следствие, возможно и уместно совместное обращение к НАТО с призывом об увеличении его присутствия в Черном море для противостояния агрессивной российской милитаризации. В связи с необходимостью противостоять угрозе российской агрессии уместно будет поднимать уже изрядно всеми позабытый вопрос о выполнении Россией решений Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 года о выводе 14-й армии с территории Молдовы. Именно об этом, упомянув о вывозе боеприпасов из Колбасной, Санду вежливо и напомнила Козаку, но московский визитер, в привычной российской манере принял вежливость за слабость. 

Вероятно, идеальным вариантом стало бы заключение между Украиной, Молдовой и Грузией трехстороннего Договора о совместном противостоянии российской угрозе. В такой документ можно было бы, среди прочего, внести и подробное описание всех видов угроз, исходящих из России против наших стран, которые гибридны и многопланова. Помимо прямой оккупации части территорий, принадлежащих трем нашим странам и угроз дальнейшей агрессии, Россия ведет против них постоянную экономическую войну. Она насыщает наши страны своей агентурой, пытается продвигать в их общественное сознание лживые и искаженные исторические версии, оправдывающие ее агрессивность. Она регулярно вмешивается в ход выборных кампаний и ведет против всех трех стран широкомасштабную пропагандистскую войну, включающую, среди прочего, прямую нацистскую пропаганду, направленную на русское и русскоговорящее население.

Список этот далеко не полный. Даже простое его составление, и открытая публикация были бы чрезвычайно полезным шагом, разоблачающим московских агрессоров. Но едва ли можно было бы ограничиться здесь простой констатацией. Каждый вид агрессии должен быть подробно проанализирован, сделан делаться достоянием гласности, а все три страны смогут выработать совместные меры для противостояния московскому прессингу.

Наконец, такой договор может быть сделан открытым, давая возможность присоединиться к нему любой стране, в отношении которой Москва предпринимает агрессивные действия.

И, если Киев выступил с инициативой Крымской платформы, то с инициативой такого трехстороннего договора, развивающего идею общего противостояния Москве, могла бы выступить Молдова. Это шанс для нашей страны – шанс привлечь к себе внимание, шанс увеличить свой региональный авторитет, и, наконец, шанс общими усилиями сделать еще несколько важных шагов по пути к настоящей независимости, а не ее имитации под московским протекторатом.

Обсудить