Чубашенко: "У официального Киева своя логика".

Угроза «российского агрессора» со стороны Приднестровья перевешивает для Киева просьбу «молдавского друга» в отношении того же Приднестровья, - считает журналист Дмитрий Чубашенко

Об этом он написал на своей странице в соцсети Фейсбук.

Чубашенко пишет:

"Сообщают, что с 1 сентября Украина намерена запретить въезд на свою территорию машин с регистрационными номерами непризнанной «Приднестровской республики». В прессе опубликована нота посольства Молдовы в Киеве в адрес министерства иностранных дел Украины с просьбой продлить разрешение на въезд таких машин до января следующего года. Пресса также пишет, что с такой просьбой президент Молдовы Майя Санду обращалась лично к своему украинскому коллеге Владимиру Зеленскому. Против продления моратория на обязательное введение «нейтральных номеров» без приднестровской символики не возражают даже самые известные антиприднестровские «ястребы» в Кишиневе.

Логика молдавской стороны понятна. Новая кишиневская власть не хочет нагнетать обстановку вокруг Приднестровья, нарушать обещания, данные Дмитрию Козаку, и отвлекать силы от собственно «внутримолдавской» повестки. Этой власти ни к чему добавлять к войнам с генпрокурором и генпримаром еще и войну с Приднестровьем и Россией. Но Украина в одностороннем порядке угрожает все-таки ввести запрет на въезд приднестровских машин с «неправильными» номерами, несмотря на настойчивые просьбы кишиневских «друзей».

У официального Киева своя логика. Вот что сказал 27 августа на пресс-конференции в Кишиневе Зеленский: «Высокой остается военная угроза вокруг Украины. В особенности, Беларусь используется, как дополнительная платформа агрессивных действий. Другие источники небезопасности — российские военные силы в приднестровском регионе Молдовы, Абхазия и Южная Осетия». Для Украины Приднестровье, в первую очередь — это источник опасности со стороны размещенных там российских военных. По украинским законам, Россия признана «страной-агрессором и оккупантом», соответственно, и российские военные в Приднестровье оцениваются, прежде всего, в рамках такой парадигмы. Украина отбивается от России по всем фронтам, в том числе приднестровскому. То, что Молдова считает Приднестровье своей территорией, так же, как Украина считает своими Крым и Донбасс, и то, что Кишинев хотел бы как-то ввести Приднестровье в правовое поле Молдовы, для нынешних киевских властей — вопрос второстепенный. На первом месте для Киева национальные интересы Украины, которые заставляют относиться к Приднестровью, как к источнику «российской угрозы», и лишь потом — как к территории Молдовы, у руководства которой могут быть к Киеву какие-то просьбы в отношении этого самого Приднестровья. Если эти просьбы противоречат интересам Украины, они подлежат игнорированию".

Чубашенко продолжает: "Я не большой специалист по межгосударственному этикету, но обычный здравый смысл подсказывает, что, когда Санду обращается к Зеленскому с просьбой, а тот ее игнорирует, это есть не что иное, как демонстративный плевок в Санду со стороны Зеленского. А ведь как Санду старалась потрафить Зеленскому! И на скандал с похищением (украинскими спецслужбами, утверждают журналисты-расследователи и молдавские правоохранители) судьи Чауса в Кишиневе глаза закрыла. И про планы Украины запустить Молдавскую ГЭС, из-за которой, как утверждают экологи, без питьевой воды может остаться даже Кишинев, тоже тихо молчит. И публично заявляет, что «Крым - это Украина!», хотя в Москве это расценивают, как покушение на территориальную целостность России. И в «Ассоциативное трио» вступает, и на «Крымской платформе» выступает. При Санду уже не Румынию, а Украину называют главной «старшей сестрой» Молдовы. И что в ответ? А в ответ Киев отказывается выполнить даже такое простое пожелание Кишинева, как просьбу еще раз отсрочить запрет на въезд машин с приднестровскими номерами на территорию Украины.

Кстати, Украина выступает в роли посредника в формате «5+2» по приднестровскому урегулированию. Тоже какой-то странный формат. Получается, что одна сторона конфликта (Молдова) просит одного из посредников (Украину) не вводить принудительные меры в отношении второй стороны конфликта (Приднестровья), но этот посредник отказывается это сделать, потому что считает «агрессором» другого посредника (Россию). При этом третий посредник (ОБСЕ) и два наблюдателя (ЕС и США) безучастно наблюдают за всеми этими разборками и ничего не делают. Высокие, высокие у них там отношения в этом переговорном формате!"

Обсудить

Другие материалы рубрики