Сколько еще ждать реабилитации и справедливости?

Открытое письмо Генеральному прокурору Республики Молдова Александру Стояногло

Уважаемый г-н А.Стояногло,

... Слово «юстиция» происходит от латинского «справедливость, законность, право». Я обращаюсь к Вам с этим открытым письмом, потому что хочу, чтобы по политическим уголовным делам, которые были сфабрикованы против меня при режиме Владимира Воронина, в конце концов начало действовать право и восторжествовали законность и справедливость.

Все уголовные дела, которые с маниакальной настойчивостью фабриковались властями против меня в середине 2000-х годов, в конечном счете развалились. Решения по этим делам были признаны незаконными в национальных и международных судебных инстанциях. Даже молдавские судьи отменили первоначальные приговоры, понимая, насколько неправомерными они были. Европейский суд по правам человека в Страсбурге признал, что власти Молдовы нарушили в моем деле Европейскую конвенцию по правам человека. В феврале 2021 года, уже при нынешнем руководителе Генеральной прокуратуры, это учреждение принесло мне официальные извинения от имени государства за незаконное привлечение к уголовной ответственности. Но сама форма, в какой это было сделано, выглядит издевательски, как пустая отписка, а если точнее, кощунство по отношению ко мне.

Национальные и международные судебные инстанции продемонстрировали, что уголовные дела, которые фабриковались против меня, были заказными, политическими и незаконными. Они нанесли тяжелый ущерб не только мне и моей семье, но и интересам государства. Постановление о возбуждении уголовного дела по продаже самолетов Миг-29 в США подписал лично Генеральный прокурор Валерий Балабан, тогда — непосредственный начальник Александра Стояногло. Из-за этого сфабрикованного дела серьезно пострадали отношения между Молдовой и США. Напоминаю, что продажа этих самолетов была совершенно законной сделкой, одобренной действующим правительством Молдовы. Оплата за самолеты поступила напрямую из бюджета США на счета молдавского казначейства. Высокопоставленные представители США, включая министра обороны, выразили властям нашей страны признательность за то, что это оружие не попало в руки сомнительных режимов, находившихся под американскими санкциями. Кроме 40 миллионов долларов США за сами самолеты Молдова получила на протяжении нескольких лет гуманитарную помощь на сумму свыше 300 миллионов долларов США, и что не менее важно — уважение со стороны американского правительства. Тем не менее, по указанию Владимира Воронина прокуроры возбудили по факту продажи самолетов уголовное дело по фальшивому обвинению в нанесении ущерба государству спустя восемь лет после случившегося. Прокурор Руслан Тома, который потребовал для меня наказания в виде 10 лет лишения свободы (и суд это требование удовлетворил), сегодня, как ни в чем не бывало, продолжает занимать в Генеральной прокуратуре кабинет на одном этаже с Александром Стояногло. Другим обвинителем по этому делу выступал руководитель службы прокуратуры по представлению обвинения в судебных инстанциях Серджиу Булару. При режиме «захваченного государства» Владимира Плахотнюка этот прокурор стал юристом Демократической партии, а затем был назначен и судьей, который отметился и в других политических процессах.

По еще одному сфабрикованному делу, о так называемой попытке государственного переворота, вместе со мной были фактически обвинены спецслужбы России и Румынии. Ситуация дошла до полного абсурда, когда в это дело в качестве «заговорщика» (то есть «киллера») попытались втянуть нашего великого поэта Григоре Виеру. Именно тогда, при Владимире Воронине, были испорчены отношения Молдовы как с Россией, так и с Румынией. Обвинение по абсурдному делу о «госперевороте», которое тоже развалилось, поддерживал другой одиозный прокурор, Игорь Попа, который впоследствии получил генеральское звание, был назначен заместителем Генерального прокурора, и который и сегодня продолжает работать в органах прокуратуры. Судьи, чьи действия в отношении меня были признаны незаконными Страсбургским судом, по сей день остаются судьями, в том числе в Высшей судебной палате.

Если Генеральная прокуратура, пусть и в пренебрежительной манере, но извинилась передо мной за незаконное уголовное преследование, из этого следует, что материалы этих дел были сфальсифицированы. Нет никаких сомнений в том, что указания о моем уголовном преследовании поступали в органы прокуратуры от администрации тогдашнего президента, соответственно, Генеральная прокуратуры выступала в роли дубины в руках политической власти.

Сегодня Генеральный прокурор заявляет, что президент Майя Санду не имеет права оказывать давление и давать указания органам прокуратуры. А в середине 2000-х годов, во времена режима Владимира Воронина, политические указания не подвергались никакому сомнению, а беспрекословно исполнялись. Чего стоит одно только публичное заявление Владимира Воронина, сделанное в интервью прессе, о том, что «Пасат «сидит» не за то, в чем он официально обвиняется»! Тогдашний глава государства публично признался в том, что закон вопиющим образом попирается, а прокуратура молчала и рьяно исполняла политические указания. Однако, сейчас, когда г-жа Президент, как это видно из ее многочисленных публичных выступлений, просто поражена неэффективностью прокуратуры и требует хоть каких-то результатов, которых все нет и нет, Генеральный прокурор заявляет, что он отвергает политические указания, хотя г-жа Президент говорит об отсутствии результатов, без того, чтобы давать указания. Разве это не двойные стандарты?

Дела фабриковались и фальсифицировались конкретными людьми. Служба информации и безопасности, которую возглавлял Ион Урсу, снабжала следствие высосанными из пальца «доказательствами», нанося огромный ущерб нашим отношениям с Россией. Общество должно знать, кто входил в «расстрельные взводы» режима Владимира Воронина, которые фабриковали политические дела. Действиям этих людей должна быть дана объективная оценка компетентными органами. Они должны быть, по крайней мере, осуждены морально и наказаны административно. Это было бы уроком для молодых сотрудников прокуратуры и правоохранительных органов.

Кроме формальных извинений, я требую признания того, что мои дела фабриковались по политическому заказу, и моей полной реабилитации, учитывая и мой статус бывшего дипломата, министра и действующего члена Академии наук Молдовы. Но пока мне отказывают даже в доступе к материалам дел, которые были сфабрикованы в отношении меня.

Я не требую от Генеральной прокуратуры ничего, что выходило бы за рамки ее компетенции, то есть я не претендую на что-то невозможное от прокуратуры. Я просто настаиваю на том, чтобы в отношении меня была восстановлена справедливость, а в отношении тех, кто нарушил закон, наконец-то начал действовать общий принцип неотвратимости наказания.

Пройдя через все эти испытания, я еще лучше понимаю героев своих научных монографий и книг — людей незаконно репрессированных, депортированных, которые годами ждали своей правовой, политической и просто человеческой реабилитации. Я жду своей реабилитации 16 лет. Сколько мне еще ждать справедливости?

В надежде на то, что юстиция, а значит закон и справедливость, восторжествуют,

С уважением,

Академик Валерий Пасат

Кишинев,

9 сентября 2021 года

 

От редакции.

Мы публикуем только ту часть письма, которую считаем наиболее важной, так как она затрагивает не только нарушенные права Валерия Пасата, но в целом отражает стиль работы правоохранительных органов Молдовы

С полным текстом можно ознакомиться  по ссылке https://www.facebook.com/100001706537571/posts/4382082388525269/?d=n

Обсудить