Политика РФ в Черном и Японском морях: мосты в никуда

Вся сущность современного российского государства, его внешней, в том числе региональной и морской политики, ярко отразилась в попытке аннексии и продолжающейся оккупации Крымского полуострова.

Осуществив этот шаг, русские с тех пор используют Крым в качестве классического «непотопляемого авианосца» – плацдарма собственной военной экспансии в Черном море и Средиземноморье, а также на Ближнем Востоке и в Африке.

Нынешняя политика России в отношении оккупированного полуострова, который она безоговорочно считает своим, нацелена на полную переориентацию местной экономики перестройки на военный вектор.

Именно для этого и были реализованы амбициозные инфраструктурные проекты, включая пресловутый Керченский мост , магистраль «Таврида», а также пара новых теплоэлектростанций. Москва уделяет большое внимание добыче газа с Черноморского шельфа, а некоторые местные заводы получили заказы на производство судов и оборудования для российской армии и флота, с учетом высоких темпов развития именно Черноморского флота ВМФ РФ. В то же время, другие отрасли экономики Крыма стабильно деградируют.

Поскольку контроль властей РФ над Крымским полуостровом является незаконным по своей природе, а межгосударственный украинско-российский конфликт до сих пор не разрешен, сотрудничество и добрососедские отношения с Крымом со стороны государств Черноморского региона невозможны. В то же время Россия отвергает саму идею каких-либо официальных переговоров, связанные с проблемой Крыма, и всячески пытается добиться международного признания – хотя бы де факто – собственного суверенитета над фактически украденным у Украины полуостровом. Достичь этого Кремль пытается путем казуистических уловок в двусторонних или коллективных договорах, а также в рамках организационных мероприятий в сферах рыболовства, экологии и морского транспорта.

Подобные попытки были зафиксированы в ходе работы украинско-российской комиссии по Азовскому рыбному промыслу, в Черноморском меморандуме о взаимопонимании по вопросам государственного портового контроля, а также в деятельности московского офиса Международного комитета Красного Креста.

В то же время Украина инициировала в Европейском суде по правам человека международное судебное разбирательство о нарушениях прав жителей Крыма и в Международном суде ООН – о национальной дискриминации на полуострове, а также подала иски в международные арбитражи о нарушении международного морского и инвестиционного права. И таким образом Россия вынуждена обсуждать вопросы Крыма с Украиной в рамках исков, поданных в эти международные судебные инстанции..

А в 2020 году Россия приняла в свою Конституцию изменения, запрещающие «отчуждение территорий России» и какие-либо переговоры по этому поводу. Безусловно, данный шаг имеет значение лишь для внутренней политики Кремля, поскольку ни одна конституция не может противоречить международным обязательствам государства. Более того, собственная конституция не спасла от краха ни СССР, ни Османскую империю. К слову, в сегодняшней редакции Основной закона РФ запрещено именно «отчуждение», а не отделение новых независимых государств.

В политическом плане, подобные манифестации закрепления «территориальной целостности» РФ отражают не только лишь Крымский вопрос, но и спорную ситуацию по северным территориям.

Это позволяет отождествлять политику, проводимую Россией в Черном и Японском морях. И в данном случае два моста являются ярчайшим проявлением данной политики. Это Керченский мост, возведенный Россией от материка до захваченного Крыма, и Сахалинский мост, соединяющий остров с Сибирью.

Весьма симптоматичным является тот факт, что перед оккупацией Крыма Россия объявила своим главным и коммерчески успешным мостовым проектом Ленский мост, соединяющий железной дорогой отдаленные районы Сахи (Якутия) с центральным регионом России. Теперь же реализация Ленского моста остановлена – не только из-за переброски усилий на Керченский мост, но и из-за работы над Сахалинским мостом.

Более того, и керченский, и сахалинские проекты не имеют доказанной коммерческой ценности, поскольку их главная цель – способствовать осуществлению потенциальных военных кампаний России на обоих «непотопляемых авианосцах». Более того, Москва использует аналогичные манипуляции для расширения контроля над Черным, Японским и Охотским морями, включая незаконное давление на рыбаков соседних стран, усиление военной составляющей, давление на права коренных народов на ресурсы и лживые заявления на полях международных платформ.

Россия требует признать свой «суверенитет» над Крымом и Итурупом в качестве необходимого условия, при соблюдении которого другие государства будут иметь возможность реализовывать свои и так очевидные права на использование морей для торгового судоходства и рыболовства.

Таким образом, у соседних с Россией государств остается лишь один эффективный способ защиты собственных законных интересов – налаживание сотрудничества со другими цивилизованными странами на основе международного права и прав на экономическую, безопасность и гуманитарную самооборону. Такое сотрудничество прагматично отразит все имеющиеся региональные риски и позволит разработать модели возможного противодействия агрессивной политике Кремля.

Обсудить