Конец эпохи

Меркель ушла. Ушла эпоха. В Европе сегодня нет лидера, способного противостоять наглости путинским чекистов и экспансии Китая. В этом смысле мы входит в новые времена. И — не обязательно комфортные.

Железная леди Германии, первая в истории немецкой государственности женщина — глава государства, четырежды побеждавшая на выборах как лидер партии христианских демократов, канцлер, при которой Германия стала крупнейшей экономикой Европы, Ангела Меркель ушла.

Новым канцлером Германии стал социал-демократ Олаф Шульц, который всю компанию доказывал, что несмотря на принадлежность к другой партии он почти Ангела Меркель — с небольшой и известной разницей.
Впрочем, есть ли у него действительно яйца — покажет время.

«Меркель — это тройная аномалия, — писал журнал «Нью Йоркер» в обширном профайле Меркель несколько лет назад. — Женщина, причем разведенная, заново вышла замуж, но детей не имеет. Ученый — докторская в области квантовой химии (она была единственной женщиной в секторе теоретической химии Академии наук ГДР —NT.). Наконец, она — ossi/ози, так несколько презрительно в объединенной Германии называют выходцев с коммунистического востока страны».

Когда она стала канцлером в 2005 году ее характеризовали так: не улыбчива, не эмоциональна, не носит красивых платьев — брюки и жакеты разных цветов, ее прическу часто описывали как «горшок на голове», она периодически набирала вес и сбрасывала его, садясь на морковку. Все годы находясь на немецком властном Олимпе она жила и живет в обычной квартире, ходит с мужем в магазин, ее годовая зарплата в пересчете на рубли около 20 миллионов рублей — в четыре раза меньше, чем годовой доход главы российского государственного агентства Роскосмос и два раза меньше — чем доход ректора государственного университета Высшая школа экономики.

За годы ее канцлерства, Германия стала главным кредитором Европы, региональной супердержавой, один из ее биографов назвал книгу о ней «Канцлер Европы» — после того как Меркель использовала свое влияние и экономическую мощь Германии, чтобы спасти евро. Она говорила : без евро нет Европы. Говоря о Германии, политологи обычно вслед за Генри Киссинджером повторяют сентенцию: Германия — слишком большая страна для Европы и недостаточно большая, что быть супердержавой. И намекают, что Европейский Союз, в которой Германия — это самая большая экономика, в некотором смысле решала для Меркель эту проблему.

Однако, несмотря на известный немецкий национализм, Меркель никогда не забывала, что является лидером страны, которую многие в Европе по-прежнему опасаются, — страны с ужасающим прошлым.

***

Однажды в Париже, остановившись в квартире своей немецкой коллеги, я получила шанс несколько дней разговаривать с немкой, которая вместе с сыном подростком тоже приехала тогда в Париж и в ту же квартиру. Заметив, что Лелька моя читает дневник Анны Франк — обложка этой книги известна вне зависимости от языка перевода, она сказала: «Вы себе не представляете, как это ужасно быть немкой в Европе. Нас везде ненавидят. Мы везде, в каждой стране убивали. Поэтому если мне удается сойти за датчанку или шведку, я с удовольствием с этим соглашаюсь».

В профайле Меркель я прочла, чего странным образом не знала раньше: что при реставрации берлинского рейхстага после объединения Германии на стенках второго этажа, когда соскребли старую штукатурку и белила, обнаружили надписи по-русски — имена солдат, «Москва—Берлин 9 мая 1945 года» и даже : «Е-е… » — ну вы понимаете, что советский солдат в своем воображении делал с задницей Гитлера, вместо задницы было конечно же другое слово.

Оставить такие надписи в здании парламента, где каждый день заседает главный институт страны: Германия — парламентская республика, это еще одно свидетельство какой невероятный путь прошло немецкое общество в понимании и отвержении своей чудовищной истории, которая людей с моей фамилией и через 75 лет, через почти три поколения после войны заставляет вздрагивать, услышав немецкий язык.

Как справедливо написала корреспондент «Нью Йоркера» по поводу этих русских надписей на стенах рейхстага, «Германия показывает, что она выучила — и продолжает учить — важнейшие уроки из своего прошлого — уроки, которые сами русские прогуляли. Глядя открытыми глазами на историю своей страны 20 века немцы подняли на свои знамена слова освобождения себя от худшего, что было в их истории».Добавлю: в том числе и благодаря Меркель немцы приняли, что их поражение во Второй мировой войн, — на самом деле их, немцев, освобождение.

Меркель не только каждый год говорила о трагедии Холокоста и о вине немцев перед народами Европы и мира, — в конце концов ее предшественники в Западной Германии, в отличие, кстати, от Восточной, это говорили тоже, но именно она настояла на том, чтобы Германия приняла 1 миллион беженцев из Сирии, чем вызвала яростную реакцию со стороны своих политических оппонентов да и остальной Европы.

Как писали тогда СМИ, немцы ( не все, но многие) встречали поезда с беженцами аплодисментами и цветами на перронах, а потом записывались добровольцами и учили своих новых сограждан немецкому языке и манерам, и правилам общежития. Не все было гладко и не мало проблем остается. Появление огромной массы людей другой культуры вызвало ответную волну в виде роста популярности правой партии и даже протестов, особенно на востоке, где денацификации, через которую прошла Западная Европа, не было и потому нацисты там чувствуют себя свободнее, чем в других частях Германии.

Меркель на этом чуть не проиграла выборы, но к концу ее четвертого срока немецкая культура худо-бедно если не вобрала, не перемолола как в американском плавильном котле, то — научилась мирно сожительствовать с культурными особенностями людей с Ближнего Востока. Так Меркель доказала Европе, что той Германии, что всегда стремилась к завоеванию чужих территорий и разрушению чужих культур — этой Германии больше нет. Ее, Меркель, Германия принимает а не отталкивает, не навязывает один для всех орднунг, порядок, дисциплину, но создает инклюзивное пространство для разных и других.

***

Сама биография Меркель — это биография выросшая от из сожительства палача и жертвы, и из компромисса между двумя.

Ангела Казнер — Меркель, это фамилия ее первого мужа, родилась в Гамбурге, в Западной Германии, но отец ее был пастором Лютеранской церкви — единственного института, который продолжал действовать в обеих частях Германии, и выбрал службу — это был 1954 год, то есть, 6 лет после берлинского кризиса и пять лет до возведения Берлинской стена— на Востоке, в ГДР, его потом называли «красным пастором». Ангела была неулыбчива, не уродлива, но и не обаятельна, неуклюжа в движениях и мало привлекательна для мальчиков — в старших классах о ней говорили как о члене клуба нецелованных, однако она блестяще училась и далеко обходила своих одноклассников, а потом сокурсников по Лейпцигскому университету в интеллекте, остроте ума и объеме знаний.

 

В старших классах школы Меркель была членом Русского клуба, выигрывала соревнования на знания русского языка. Грешным делом я думала, что то, с какой готовностью она приняла участие в судьбе Алексея Навального после того как его в коме на медицинском самолете привезли в клинику Шарите в Берлине (Меркель дала ему статус гостя канцлера Германии и со статусом — государственную охрану), так вот я думала, что это было связано с какой-то ностальгией Меркель по той жизни в Восточной Германии, где она выигрывала соревнования по русскому языку и была членом восточногерманского аналога комсомола, члены которого носили синие галстуками — как у нас пионеры носили красные. Но оказалось, что с Алексеем Навальным, к которому она пришла в клинику после того как он вернулся сознанием в окружающий мир, они говорили по-английски.

Я прочитала, что у Меркель в детстве были проблемы с движениями. Она говорила в одном из интервью, что то, что другим детям давалось само собой — например сбежать вниз по склону холма, для нее было преодолением: ей надо было сначала подумать о том, какое движение совершить. Так и Навальному, чья нервная система и память тела оказались стерты военным нервно-паралитическим ядом из группы «Новичок» пришлось заново узнавать, как он сам писал, о том, зачем нужна ложка и как ею пользоваться. На встрече с российским президентом Меркель пыталась убедить Путина освободить Навального, публично говорила о несправедливости того, что Алексей Навальный находится в заключении «по старому приговору, который ЕСПЧ классифицировал как несоразмерный».

Когда Михаилу Ходорковскому, в то время заключенному ИК 3 в карельской Сегеже, грозило третье дело, и он сам был уверен, что из тюрьмы ему живым не выйти, именно Меркель говорила с Путиным о ситуации с МБХ и тот заверил ее, что третьего дела не будет.

Я тогда подумала, что Меркель как ни один другой лидер мировых демократий понимает, что переживают сторонники демократии в России, в которой у власти собратья так знакомой ей по юношеским годам восточногерманской политической полиции, Штази. Как писали немецкие СМИ, Меркель никогда не была в открытой оппозиции к режиму ГДР — и это ей потом ставили в упрек, но в Штази на нее писали доносы о том, что она резко негативно высказывалась об устройстве жизни в коммунистической Германии. Вот это и был ее компромисс между палачом и жертвой. И это же, как ни странно, выработало в Меркель моральный императив, который стал отличительной чертой и ее политического, и личного поведения.

 

Она была любимицей объединителя Германии, канцлера Гельмута Коля, который с известной для него простоватой фамильярностью называл ее «Моя девочка». Ангела Меркель была ему представлена после своего избрания в 1990 году в новый Бундестаг — парламент объединенной страны Однако под конец невероятно успешной карьеры Коля— еще бы, он добился вывода советских войск из ГДР и снес Берлинскую стену — оказалось, что Коль создал некий фонд, якобы для сбора пожертвований для его Христианско-демократической партии, но реципиентом которого был один человек — он сам, Гельмут Коль. Меркель опубликовал в газете колонку — жесткую отповедь, отхлестала своего учителя в политике, а через несколько лет стала председателем партии Христианских демократов. Говорят, прагматизм, чувство момента, конкуренция ей не чужды, в этом смысле она классическое политическое животное.

В 2005 году Меркель победила на выборах лидера социал-демократов Герхарда Шрёдера, которого Путин сделал богачом, дав ему после проигрыша пост одного из ключевых лоббистов Газпрома и Северного потока 1 и 2. Доход Шредера на 40% выше, чем у канцлера Германии.

В офисе Меркель висел портрет Екатерины Великой — российской императрицы, урожденной прусской принцессы Фике. С Путиным они приватно говорят по-немецки, могут и по-русски, при этом никаких иллюзий по поводу Путина у Меркель нет . Ей принадлежит фраза: «Он говорит как классический человек КГБ, ему нельзя доверять». И она же, после аннексии Крыма и спецоперации на украинском Донбассе предупредила Запад, что Путин живет в своем мире, и это может быть крайне опасно для Европы. А потому, считала она, Европа обязана защищать Украину.

***

Новый канцлер Германии Олаф Шульц, социал-демократ, то есть лидер оппозиционной партии, в правительстве Меркель на протяжении четырех лет занимал пост министра финансов и вице-канцлера— обычная вещь в парламентской республике, устройство которой защищает свои страны от диктата одной партии одного автократа. Газета The New York Times пишет, что успех Шольца именно в том, что он имитирует Меркель, даже руки складывает на животе так, как это делает Меркель. Аналитики утверждают, что немцы после шестнадцати лет канцлерства Меркель готовы выбрать другого лидера, но при этом хотят, чтобы он был похожим на нее.

Меркель ушла. Ушла эпоха. В Европе сегодня нет лидера, способного противостоять наглости путинским чекистов и экспансии Китая. В этом смысле мы входит в новые времена. И — не обязательно комфортные.

Видео

Оригинал — The New Times

 
 

 

Обсудить

Другие материалы рубрики