НАНТОЙ: "Я не считаю, что досрочные выборы в Молдове - это то, о чем следует сейчас говорить".

О том, может ли ситуация на газовом рынке Молдовы привести к политическому кризису в стране, обозревателю «Росбалта» рассказал депутат молдавского парламента Оазу Нантой.

- На ваш взгляд, способна ли Молдавия обеспечить свои потребности в газе, не обращаясь для этого к России?

- С технической точки зрения, да. Другое дело - по какой цене. Мы видим, что происходит сегодня на спотовых рынках с ценами на газ. Оставим пока в стороне то, по каким расценкам поставляется российский газ в Китай (в третьем квартале 2021 года цена на российский газ, поставляемый в КНР по трубопроводу «Сила Сибири», составила всего 171 доллар за тысячу кубометров, — «Росбалт»).

В принципе, долгосрочный контракт, по которому стоимость голубого топлива привязывается к нефтяной корзине, для потребителя обеспечивает предсказуемые и приемлемые цены. Однако взаимоотношения «Газпрома» и Молдовы нельзя оценивать только в экономических категориях. Например, Кучурганская ГРЭС (которая находится на территории ПМР, — «Росбалт»), потребляя газ от «Газпрома», не перечисляет «Молдовагазу» ни копейки.

«Газпром» выдвинул какую-то несуразную сумму долга Молдавии. В то же самое время левый берег Днестра (Приднестровье) превратился в гигантскую машину по отмыванию денег. Дело в том, что российский монополист контролирует 63,5% акций «Молдовагаза». «Газпром», по сути, сам себе поставляет здесь топливо и не обеспечивает возврата денег за потребленный на левом берегу Днестра газ.

То есть, получается, что примерно 300 тысяч человек, живущих на узкой полоске земли вдоль левого берега Днестра, имеют перед «Газпромом» долг почти в 8 млрд долларов.

 

- Что собирается делать в этих условиях президент и правительство Молдавии?

- Новая власть Молдовы, насколько я понимаю, поставила задачу навести порядок во взаимоотношениях с «Газпромом». Тем более подошел срок реализации Молдовой обязательств по внедрению Третьего энергетического пакета (ТЭП) Евросоюза (основная цель ТЭП — антимонополизм, в его рамках владельцы сетей распределения, включая ЛЭП, газо- и нефтепроводы, должны либо предоставить половину их емкости конкурентам, либо не пользоваться ими, либо продать их независимым операторам, — «Росбалт»).

Конечно, власть в Кишиневе не объявляет всех деталей переговоров (по газу с Россией), но обращает на себя внимание не только то, что в них с молдавской стороны принимал участие Андрей Спыну — вице-премьер по инфраструктуре, но и то, что в Москву ездил и вице-премьер по реинтеграции Владислав Кузьминский.

В условиях, когда возникает традиционный для Молдавии вопрос о том, что Кремль для подписания нового газового контракта пытается навязать Кишиневу какие-то политические условия, кишиневская власть делает все, чтобы выиграть время на переговорах с «Газпромом» и заключить хотя бы временные контракты на поставку газа в Европе и Украине.

Но мы понимаем, что ситуация на энергетическом рынке Европы изменилась радикально. По крайней мере до весны следующего года дешевого газа не предвидится. Поэтому молдавская власть пытается сейчас решить еще и вопрос социальной поддержки тех слоев населения, для которых повышение тарифов на газ будет особенно болезненно.

 

— По каким ценам «Газпром» хочет продавать газ Молдавии?

— Здесь мы, вероятно, можем отталкиваться от формулы, высказанной президентом Сербии — рыночная цена минус 25%. Но сейчас, на пике этих высоких цен, заключать какой-то длительный контракт очень рискованно. Потому что по весне можно будет кусать локти. Поэтому пока здесь очень большая неопределенность.

 

— Может ли нынешняя ситуация ухудшить политическую ситуацию в Молдавии? Например, привести к досрочным выборам?

— Логика вашего вопроса понятна. У нас не исключают, что раз молдавский избиратель прокатил на выборах Партию социалистов во главе с Игорем Додоном, то Кремль в принципе может поставить себе цель спровоцировать здесь социальный шок и дестабилизировать политическую ситуацию посредством высоких цен на газ.

Но так получилось, что партия Майи Санду «Действие и солидарность» не только взяла большинство в парламенте. В Молдове у нее сейчас практически нет реальной оппозиции. Партия социалистов Молдовы, из которой экс-президент Игорь Додон практически ушел, неубедительна ни с какой стороны, при этом ничего другого на политическом горизонте страны пока что не просматривается. Так что я не считаю, что досрочные выборы в Молдове — это то, о чем следует сейчас говорить.

 

Обсудить