Почему Россия раскручивает новый виток агрессии против Украины

На Украину надвигается новая волна дестабилизации – спровоцированной извне внутренней турбулентности во всех сферах.

Сегодня общество обеспокоено публикациями о необычной военной активности России вблизи границ с Украиной, а эксперты пытаются предоставить более или менее адекватные оценки таким действиям Кремля и ответить на вопрос: «Неужели В. Путин решится на открытое вторжение?».

Чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо выяснить: «Почему именно сейчас происходит эскалация?». Ведь еще в конце прошлого года мы все видели определенный прогресс в продвижении мирных инициатив президента В. Зеленского и говорили об основном результате – сохранении жизней. Так что пошло не так?

До последнего времени ключевой для России и ее политического истеблишмента была проблема преемственности – персоналии, которая получит власть после того, как В. Путин уйдет. В конце концов, В. Путин не смог уйти и вопрос был решен нехитрым способом с помощью механизма обнуления президентских сроков. Однако в среде российских элит это на определенное время спровоцировало обострение противостояния (конкуренция между т. н. «башнями Кремля»), проявившееся в «ливнях компромата». На волне возмущения россиян масштабами хищения государственных средств и произволом чиновников в стране росло протестное движение (отравление и арест Навального, протесты в Хабаровске и другие локальные акции неповиновения). Вследствие этого в течение первой половины 2021 года Россия де-факто проходила через кризис.

Во времени это совпало с внешнеполитическими осложнениями на фоне прихода к власти в США Дж. Байдена и российских ожиданий, что политика новой американской Администрации в отношении России будет более жесткой, а для реализации проекта «Северный поток-2» возникнут непреодолимые трудности. В поисках «асимметричного ответа» В. Путин избрал демонстрацию военной силы, которую мир наблюдал в марте-апреле 2021 года.

Но уже на начало июня ситуация изменилась – протестное движение сошло на нет, состоялась окончательная «победа» над Навальным, прошла Женевская встреча Путин–Байден (16.06.2021). Нервозность уменьшилась и российское руководство сразу использовало эту возможность для озвучивания постулатов своей внешней политики. Одна за другой выходили статьи/интервью В. Путина, Д. Медведева, Н. Патрушева, С. Нарышкина и С. Лаврова.

Речь идет о таких материалах:

● В. Путин: «Об историческом единстве русских и украинцев» от 12.07.2021 г.; выступление на пленарном заседании Международного форума "Российская энергетическая неделя"; интервью телеканалу CNBC 13.10.2021 г.; выступление на заседании дискуссионного клуба «Валдай» 21.10.2021 г.;

● Д. Медведев: статья «Почему бессмысленны контакты с нынешним украинским руководством» от 11.10.2021 г.;

● С. Нарышкин: интервью Д. Соловьеву 01.08.2021 г., "Russia Today" 26.09.2021 г.;

● Н. Патрушев: интервью изданию «Известия» (19.08.2021 г.), еженедельнику «Аргументы и факты» «Цепная реакция хаоса. О чуждых России союзах и ценностях» (21.09.2021 г.);

● С. Лавров: статья «О праве, правах и правилах» от 28.06.2021 г., выступления во время VII Всемирного конгресса соотечественников 15.10.2021 г. и Валдайского форума 19.10.2021 г., интервью телеканалу «Россия 24» 01.11.2021 г.

Основу российского подхода составляет озвученная В. Путиным на Валдае (21.10.2021) идея умеренного консерватизма как наиболее разумного, по мнению российского руководства, принципа отношений игроков в условиях продолжающейся смены мироустройства. Однако, по сути, такой консерватизм сводится к идее перераспределить мир (вроде Ялтинской конференции 2.0) на зоны влияния между сильными перед угрозой мирового хаоса. При таком подходе и с учетом российского видения Украина, как и остальные т. н. "постсоветские" страны, безоговорочно попадает в зону исключительного влияния России. В таком случае воля народов (украинского, белорусского или казахстанского) уже не имеет значения, поскольку право решать принадлежит исключительно «сильным мира», которые придерживаются принципа «победителей не судят».

Собственно, принцип «победителей не судят» Россия протестировала в Чечне, Грузии и осуществив попытку аннексии АР Крым.

В такой российской идеалистической картинке нового мира наиболее раздражающим фактором как раз и есть Украина, которая на протяжении многих лет является препятствием для России на пути решения своих задач, и из-за которой, в трактовке Кремля, «у РФ ухудшились отношения с Западом». Такому восприятию способствовала также активная внешняя политика Украины, в т. ч. по продвижению «Крымской платформы».

А как режим Путина видит пути устранения «препятствия по имени Украина»?

Нынешнее руководство России считает своей миссией восстановление территории "исторической России" в пределах по крайней мере ее ядра, как его видел А. Солженицын («Как нам обустроить Россию»), становление русского суперэтноса в рамках теории пассионарности Л. Гумилева, обеспечение доминирования русофильства и мессианства великорусского народа в видении Н. Бердяева («Судьба России») и И. Ильина.

Экзистенциализм данного подхода нынешних российских властей мы увидели в выдвижении нарратива «Крым наш» и последующей искусственной поддержке «эйфории» в российском обществе по поводу «собирателя земель русских».

Путин не молодеет, его время истекает, а российские ресурсы не безграничны. Все это приближает момент, когда Москва может поставить вопрос ребром: «сейчас или никогда».

Достойна внимания в этом контексте цитата Н. Бердяева о войне: «Война может принести России великие блага, не материальные только, но и духовные блага. Она пробуждает глубокое чувство народного, национального единства, преодолевает внутренний раздор и вражду, мелкие счеты партий, выявляет лик России, кует мужественный дух. Война изобличает ложь жизни, сбрасывает покровы, свергает фальшивые святыни. Она – великая проявительница».

Дополнительным стимулом для Кремля более активно действовать на «украинском фронте» является необходимость немедленно переключить внимание россиян с обсуждения провалов России в борьбе с пандемией коронавируса (в результате чего российские власти теряют поддержку россиян и международный авторитет) на обсуждение успехов российского руководства на внешней арене.

Именно поэтому на Украину надвигается новая волна дестабилизации, а если точнее – спровоцированной извне внутренней турбулентности во всех сферах. Это предусматривает:

энергетический кризис со всеми составляющими. Россия уже постепенно обрезает транзитный потенциал Украины, сужает возможности реверсных поставок в Украину газа и блокирует доступ к альтернативным источникам голубого топлива. С ноября Москва блокирует экспорт энергетического угля в Украину и под надуманными предлогами препятствует его поставкам из Казахстана (не предоставляет полувагоны, рассортировует эшелоны и тому подобное). Кремль разрешил поставки электроэнергии из Беларуси, но в незначительных объемах, и в наиболее кризисный момент может спровоцировать блэкаут и веерные отключения электроэнергии;

антиковидные протесты. Уже сейчас через социальные сети, подконтрольные медиа и агентов влияния российские спецслужбы пытаются подорвать доверие к вакцинации, а действия украинских властей в рамках борьбы с пандемией позиционируют как наступление на права человека, призывают добиваться послаблений путем массовых протестов;

► масштабную дискредитацию украинских чиновников по различным обвинениям: попадание под тотальный контроль Запада, причастность к коррупционной деятельности и даже принадлежность к агентуре российских спецслужб;

► подстрекательство праворадикальных сил на активную борьбу (в т.ч. протестную и уличную) с «внутренней оккупацией» (массовые спекуляции на текущих проблемах, позиционирование их как результат некомпетентности украинских властей и пренебрежение ими национальными интересами государства), а также нагнетание истерии вокруг якобы неизбежного государственного переворота в Украине уже в первом полугодии 2022 года;

► использование военной силы. Реальное привлечение ВС РФ возможно, скорее всего, только после того, как будет создана общая картинка тотальной дестабилизации и запущены процессы фрагментации Украины. С другой стороны, постоянные военные маневры вблизи границ Украины и угроза проведения наступательных операций (локальных, масштабных, в т. ч. с использованием территории Беларуси) постепенно превращаются в инструмент постоянной поддержки атмосферы нервозности в Украине. При этом грань между шантажом, угрозой наступления и реальной подготовкой к нему размывается, а повод для военной агрессии может быть найден в любой момент;

► манипулирование ситуацией с безопасностью на линии соприкосновения (контролируя 1-й и 2-й АК, российская сторона имеет целый арсенал механизмов для того, чтобы управлять уровнем эскалации). При этом РФ искусственно подпитывает конфликт на Востоке Украины, поставляя оружие, финансируя ВОТ в ДЛО и осуществляя прямое управление марионеточными оккупационными администрациями;

► разыгрывание карты российских граждан на ВОТ в ДЛО (идет массовая «добровольно-принудительная» раздача российских паспортов жителям ВОТ в ДЛО вопреки международным обязательствам РФ), а также активная кампания по позиционированию Украины как «государства-террориста».

Таким образом, формируется фон для дестабилизации ситуации в Южных и Восточных регионах Украины, пик которой, по замыслу российских «стратегов», может приходиться или на ноябрь-декабрь 2021 года (конвергенция энергетических, пандемийных, социально-политических факторов, а также соблазн спровоцировать «газовый коллапс» в ЕС для ускорения сертификации «Северного потока-2»), или на февраль-апрель 2022 года (более вероятный вариант, когда «точка кипения» украинцев под влиянием всех гибридных действий РФ может быть самой высокой).

Однако враг не пройдет. Сегодняшний потенциал Украины на порядок выше того, который был в начале 2014 года. И речь идет не только об уровне способности украинской армии и спецслужб Украины и их готовности (в т. ч. морально-психологической) к любому развитию событий (от проведения оборонительных операций до осуществления контратакующего маневра). Берем во внимание беспрецедентный на сегодня уровень поддержки Украины со стороны международных партнеров. Собственно, это и продемонстрировала реакция США и НАТО на факты нынешней необычной активности ВС РФ в приграничье с Украиной.

Но это ни в коем случае не должно быть поводом для самоуспокоения. В Украине четко понимают: Кремль не оставит ее в покое, будет постоянно испытывать на прочность, искать новые инструменты и рычаги влияния в надежде вернуть ее под свое влияние. Постоянно обновляемая тактика российской стороны требует от Украины также искать новые подходы к сдерживанию агрессора, в частности в рамках т. н. «разумной» силы. На фоне нынешней откровенно истеричной реакции Кремля на любые инициативы и действия Украины относительно защиты своего суверенитета, нам стоит придерживаться принципа «меньше криков – больше дела», что предполагает сведение до минимума громких провокаций против агрессора, вместо этого сосредоточиться на реализации практических шагов по ускорению и повышению эффективности реформ сектора безопасности и обороны, а также комплексной работы (во взаимодействии с партнерами) по устранению потенциальных «слабых мест», которые могут стать объектом деструктивных усилий России. Должны воплотить формулу сосуществования с РФ, основой которой являются принципы Стратегии национальной безопасности Украины: сдерживание, устойчивость и взаимодействие.

Руслан Демченко, первый заместитель секретаря СНБО Украины

Фото из открытых источников

Обсудить