Размышления в последней фазе принятия неизбежного.

Что будет с Россией?
«Наши палестины» видятся мне местами глухими, отдаленными и населенными всякой праздношатающейся тлёй. (Это не я. Это Салтыков-Щедрин).

Если коротко, то будет так:

Русско-украинский конфликт = арабо-еврейский конфликт.
Русские - «арабы», украинцы - «евреи».
Арабы и евреи - семиты.
Русские и украинцы - славяне.
Одна группа, один корень, один культ, борщ и фалафель, враги навека.
Российско-украинский конфликт = палестино-израильский конфликт.
Россия - «Палестина», Украина - «Израиль».
Донбас, Крым, и всё, что отожмут до конца года - «сектор Газа».
Ну, и Киев - наш «Небесный Иерусалим».
Место откуда есть пошла земля наша, мать городов наших, центр общности нашей - с начала её и под самый её бесславный конец.

Война надолго. Активно - на пару лет.
Потом изнуряющее тление углей на границах.
До тех пор, пока не преставится сами знаете кто. А быстро он не преставится.

Точки победы, как и точки поражения, не будет. Ни для одной, ни для другой стороны.
Нового Дня Победы, как дня в календаре, не будет.

Что будет с Украиной?

Украина будет, как Израиль - под железным куполом, в состоянии перманентного взвода, окруженная врагом по без четверти всему периметру границы.
С жизнью в Украине будет заебись - всем миром навалятся, отстроят, восстановят, дадут деньжищ. Главное, чтоб сами украинцы их не разпиздили. Казнокрадов там, как и в России, пруд пруди.
За будущее Украины не переживаю.

Что будет с Россией?
«Наши палестины» видятся мне местами глухими, отдаленными и населенными всякой праздношатающейся тлёй. (Это не я. Это Салтыков-Щедрин).

Еще год-два-три будет, как сейчас. Принципиально ничего не изменится. Ну, что-то там подорожает, ну, пара самолетов свалится с неба, пара сапсанов сойдет с рельсов. Не велики потери для великой страны.

Года через два-три спуск с горки примет угарное ускорение, как в припев в песне «Мы на чертовом кружились колесе».
Для ориентира будет взят курс на Иран. Но я б не сбрасывал с координат и Кубу.
Куба далека, Куба далека, Куба рядом, Куба рядом!
Это говорим, это говорим – Мы!

В Иране я не был, на Кубе был.
Магазины по талонам, туалетной бумаги не найти, рыбы на океанском острове нету - она как нефть для России, всё на экспорт, две валюты - для местных и туристов с разницей в 30 раз, машина -  роскошь, средство передвижения - кобыла, и кукарачи повсюду, сантиметров пять в длину.
Импортозамещения на Кубе никакого нет, потому что кубинцы работать не любят, любят только сальсу танцевать.
Ну что я рассказываю, все вы были на Кубе.

Русские попредприимчивее.
В Макдональдсах будет Едим Дома от Михалковых-Кончаловских. В ЦУМе - Russian Fashion Week. Автомоторный НИИ Минпромторга соберет заново Москвич. Ростех предложит AYYA phone. Coca-Colа - Cool-Colа, Fantа - Fancy, Sprite - Street. Очаковский завод квасных изделий не подведет.
В общем, на каждого импортного Бэтмана найдется наша Летучая Мышь.
Большой ТРЦ "Хохотуй" с перегоревшими лампочками и замершими эскалаторами.

Жить будет сносно, если не высовываться.
Никакой революции, никакого бунта не будет.
«83 процента» сроду хорошо не жили, загранпаспортов не имели, в Рим на выходные лоукостерами не летали, по-большому кроме как в дырку в земле никуда не ходили, «нечего и начинать» и вообще «не до жиру».

Тот, кому мы желаем скорейшей смерти, помрет смертью своей - от болезни ли, по старости, не имеет значения. Но не так скоро, как хотелось бы.

Потом будет всем «киндер-сюрприз»: на бис выйдет комсомолец с сединою на мудях товарищ Кириенко.
Кириенковщину назовут «новой оттепелью».
Люди моего возраста встретят ее перед телевизором с пледиком на коленках и уткой под креслом.

Что будет с белыми?

Параллельно с  углями на границах будет тлеть  болотный торфяник гражданского противостояния.
Если вы - белый, придется шифроваться меж красными. Каково это - быть своим среди чужих - придется испытать на собственной шкуре.
Не будет получаться или станет противно - двери во «внутренние монголии» всегда открыты.
Те, кто уехал или еще уедет, станут чужими среди своих.
Кто-то сказал, что возможность уехать из России - привилегия.
Да. Но эмиграция даже при удачном раскладе - наказание.
Приготовьтесь к неприкаянности и обездоленности.
Если семья рядом, переносить легче.

Что делать - I?

Нынешней четвертой эмиграции нужно потихоньку смиряться с мыслью, что на родину в ближайшие двадцать лет она не вернется. Примерно столько времени нужно для полного дезомбирования граждан.

Откатить на таймкод 23.02.22 больше нет никакой возможности. Надо распрощаться со старыми вещами, привычками и не прошедшими испытания огнем друзьями.
Всех, кого мы знали, запомнятся нам такими, какими мы их видели и понимали в эти три последние месяца - март, апрель и май 22-го.

Что делать - II?
Начинать учить язык страны, которую выбрали, и потихоньку мешаться с местными.
Озаботиться сменой паспорта. Это непросто. Но если хоть какая-то возможность есть,  используйте ее.
Быть россиянином - не стыдно.
Быть россиянином - стрёмно.

Лично я надеюсь на программу репатриации для этнических украинцев по типу израильской алии - доказал происхождение, прошел проверку СБУ, сдал экзамен по языку, получай паспорт.
Слава Украине! Слава героям!

А вообще, сценарий фиговый.
Для всех сторон и со всех сторон.
Мне его не хотелось бы.
Но, кажется, будет как-то вот так.

ПС:
Хотелось бы, да, однажды приехать в Россию, выйти на сцену, прогуляться по арбатским переулкам, где я жил, прошвырнуться по местам, где было сыто, весело, пьяно, смотаться на юг в деревню, где осталось мое детство и могилы родаков, да просто проветриться между Бангкоком и Рио для разнообразия пейзажа.
И в Украину, в Украину хотелось бы, конечно.

В Украину, думаю, как-нибудь прилечу.
А Россию, боюсь, уже не увижу.

Я не грущу, если что. Принятие оно и есть принятие. Непосильной ноши не бывает.

Оригинал

Обсудить