Заметки на полях Обращения Игоря Додона

Надо понимать, что прокуратура будет копать и обязательно что-то накопает. Пройдут по всем молдавским воровским-контрабандистским- коррупционным схемам и обязательно где-то найдут следы Додона. Ведь все прекрасно знают, что практически нет молдавских политиков, которые где-то не наследили. Исключений почти нет…

Признаюсь, мне интересно было оппонировать Додону, когда у него в руках была реальная власть – пост президента, контроль над парламентом и правительством.  Сегодня он называет себя главным лидером оппозиции. Перефразируя Вольтера, скажу: если бы такого лидера не было, то команде Санду его нужно было бы выдумать. Это я к тому, что Додон в роли оппозиционера еще более смешон, чем в роли президента. Правда тогда у него была власть, но не было авторитета. Сегодня же нет ни власти, ни авторитета.

Теперь вернёмся к некоторым тезисам Обращения Додона.

Додон пишет:

"Утверждения, касающиеся предполагаемых актов коррупции, взяточничества, незаконного финансирования партии, а также ошибочное обвинение в государственной измене, являются необоснованными и основаны на незаконных видеозаписях (поэтому не может быть никаких доказательств в суде)».

Обратите внимание: он пишет, что записи являются незаконными. Может быть. Но он не пишет, что эти записи – фальсификация, ложь, монтаж.

Следовательно, хотя запись была незаконной, с той точки зрения, что не была санкционирована правоохранительными органами, но зафиксированные на ней диалоги между Додоном и его собеседниками, им не оспариваются. Не оспаривается также и то, что  говорил он сам.

Продолжим.

Додон называет то, что он наговорил на этом видео «псевдопереговорами» с Плахотнюком, и он якобы знал, что его записывают.

Цитирую: «Повторяю то, что говорил ранее: в июне 2019 года я подвергал огромному риску как себя, так и свою семью, в тот период, когда вел псевдопереговоры с Плахотнюком, понимая, что меня снимают на видео».

Во-первых, в чем заключался риск? Возможно, что опасно было для Додона прийти к Плахотнюку и сказать: «С вами, г-н Плахотнюк, я не хочу иметь дело, я буду с вами бороться и сделаю все возможное, чтобы вас отстранить от власти. И вам меня не купить и не запугать».

Но этого не было. Так в чем же риск? 

Во-вторых, если знал, что записывают, зачем признавался, что Козак ему диктовал, как скрытно провести федерализацию Молдовы? Зачем признавался, что получал финансирование из России? Зачем просил деньги на партию у Плахотнюка?

Он что намерено хотел опорочить Козака, Россию, себя и свою партию?

 И последнее.

Додон утверждает:

«В течение последних 7 месяцев, с тех пор как я принял решение уйти с поста депутата, меня предупредили, чтобы я не критиковал правительство и особенно президента страны. Мне также настоятельно рекомендовали покинуть Молдову»

Только один вопрос.

Кто?

Дам Додону один совет.

Меньше писать.

Но если не может преодолеть писательской зуд, то лучше писать о том, что не принесёт ему вреда. Не фантазировать. Не нужно выставлять себя героем и заниматься самопиаром.

Надо понимать, что прокуратура будет копать и обязательно что-то накопает. Пройдут по всем молдавским воровским-контрабандистским- коррупционным схемам и обязательно где-то найдут следы Додона. Ведь все прекрасно знают, что практически нет молдавских политиков, которые где-то не наследили. Исключений почти нет…

Поэтому нужно готовиться к серьёзным баталиям в судах. Меньше надеяться на «восстание народа в защиту Додона», а больше на профессионализм адвокатов и уязвимость молдавской правоохранительной системы (не расшифровываю). А кто хочет понять, что это такое, тот пусть проследит вечный судебный процесс над Иланом Шором.

 

 

 

Обсудить