Зеркало для антигероев

Самое гнусное, что могла выродить из себя сегодняшняя российская действительность - это искажение смыслов. Извратив общечеловеческую мораль, перевернув с ног на голову представления о добре зле, Россия погрузилась в кафкианский мир, где правят бал лавкратовские чудовища, атмосфера пропиталась арканарской серостью и хтонью, и всё это окаймляет оруэлловское безумие, являя собой самое фантастическое и апокалиптичное полотно Босха.

Самый же болезненный и долгоиграющий в своих последствиях выродок этого зазеркалья - это новый взгляд на войну. Теперь война имеет нимб и ей посвящаются оды. Она всё также с клыками и когтями, умыта кровью и болью, но непременно с приставкой "святая". Она по-прежнему несёт смерть и горе, но выползший из тьмы едкого патриотического сознания выродок "долг" примиряет людей со смертью и охотно бросает на неё ошалелые массы. Патриотизм этот, как и всегда здесь с душком. Оголтелый, квасной, истеричный с привкусом бессмысленных страданий ради бессмысленных идей.

Россияне перестали бояться войны, как средоточия хаоса, грязи и безнравственности, теперь война - это приключение, повод для героизма и гибельный восторг, который пьянит и лишает разума.
Война стала решением всех проблем. Кремль войнами решает свои прагматические и метафизические задачи. Удерживает и цементирует на чужой крови свою власть, повышает авторитет у населения, играется в вершителей истории, бредит новым миропорядком. Население же нашло в войне свою отдушину, оправдание своей убогой и несчастливой жизнь (ведь при войне всем живётся плохо), причину для дутой гордости и самоутверждения, общую цель, мотив для объединения. Такое впечатление, что россияне устали жить без войны. Жизнь всё равно никудышная и бесцельная, перспектив нет, ничего не меняется, а там, где жизни нет - на замену ей приходит смерть. Тут одно из двух. Не бывало, чтобы Россия, когда-то выбирало первое. Всегда превозмогание чего-то, всегда театральный надрыв, всегда пафос на фоне голода, всегда величие на костях. И горе людское испивают тут вместо воды.

Сегодня - это фашисты в Украине. Сама абсурдность происходящего, безответственность терминологии, лёгкость, с которой в один момент, Киев превратился из близкого во всех отношениях города в цитадель зла никого не смутила. Произошёл всплеск народной ненависти, накопленной за годы всеобщей апатии. Будто люди ждали, варились в этом ожидании, когда по телевизору протрубят велеречивые лгуны о новом враге, о новом наступлении, о новой победоносной войне и власть призовёт скучающий народ к оружию. Им уже не нужны доказательства, им не нужен здравый смысл, совесть давно стала похожа на иссохший за ненадобностью атавизм. Лозунги, сражения, парады, борьба с фашизмом - всё, по чему изголодались преподнесено на блюдечке с оранжево-коричневой каёмочкой. Сожрали всё. И просят добавки.

Война возведена в культ. Её безобразие стало эстетикой. О ней говорят с пафосом и инфантильном романтизмом. Убивать теперь почётно. Нести смерть - морально. Смотаться в другую страну, чтобы пострелять - престижно. Насилие стало единственно верным способом заявить о себе. Причинение боли другим заглушает чувства собственной незначительности и никчёмности. Россия компенсирует свою немощность и недоразвитость таким вот страшным методом. Потому что больше ни на что не способна. Ни производить, ни творить и созидать, ни процветать. Вся эта военная и патриотическая истерия приправлена однообразными, стереотипными отсылками ко Второй Мировой войне (точнее, к мифам о ней), которая в умах населения является сакральной скрепой, привилегией на превосходство над всем миром, над всеми нациями и государствами.

Вывода не будет, просто констатация - нация окончательно помешалась. Случилось, казалось бы, невозможное -  война стала миром. В прямом смысле.

"Мы дойдём до Киева!". До зеркала доползите сначала, а.

Оригинал

Обсудить