Путин приватизировал русские страхи

В продолжение темы «широкого консенсуса русских элит» в эпоху осени Путина.

Как я уже писал в воскресенье, в основании этого консенсуса лежит стремление к «самодостаточности»: культурно и исторически детерминированное неприятие и даже фобия любой внешней зависимости. Этот общий для существенного большинства русских, сильно гипертрофированный, исторически врожденный страх впасть в зависимость от чужого влияния (латинянства, либерализма и прочего) является благодатной почвой для возникновения самых причудливых альянсов слоев и групп, казалось бы, плохо совместимых друг с другом.

Сегодня эта  культурная особенность русской политической народности проявляет себя особенно рельефно. Для того есть особые причины, частично - естественные, частично - исторически случайные. Русская цивилизация оказалась на излете XX века под «двойным ударом»: глобализации и неудачных для себя итогов «холодной войны». И то, и другое, будучи напрямую не связанными друг с другом, оказывали схожее действие на «русский мир», создавая кумулятивный исторический эффект.  

Глобализация – это само по себе уже «естественный» вызов философии русской самодостаточности. Даже если бы не было ничего другого, уже одно то,  что ты вынужден встраиваться в какие-то «длинные цепочки» экономических, логистических, технологических и прочих связей, которые ты не в состоянии контролировать, является фактором, вызывающим глубокую фрустрацию. Русские по своей природе control freak и оттого - стихийные антиглобалисты, их не надо как-то особенно подзуживать, чтобы анти-глобалистские скетчи Путина легли им на душу.

Ну, а в то, что в современном мире полного суверенита нет ни у кого, даже у США, русский человек попросту не верит. Склонность к конспирологии заставляет его подозревать, что если кто-то теряет вследствие глобализации часть суверенитета, то у этого процесса обязательно должен быть бенефициар. Помните Бендера? Если в мире есть денежные знаки, значит, у кого-то их должно быть много. Априори роль похитителя суверенитетов русский человек отводит Америке как своему заклятому сопернику со времен “холодной войны”. Поэтому и анти-американизм Путину не потребовалось стимулировать каким-то особенным способом. Почва была хорошо унавожена задолго до него.  

Итоги “холодной войны” резко усугубили и без того непростую ситуацию, “разогретую” глобализацией. Вследствие распада СССР Россия резко сдала позиции в мире практически по всем направлениям, фактически потеряв статус “супердержавы”, который удерживала полвека со времени окончания Второй мировой войны и вплоть до начала “лихих 90-х”. Это оставило в сердце нескольких поколений, заставших распад, незаживающий шрам. Все фобии, обиды и подозрения, накапливавшиеся десятилетиями, вдруг вспыхнули как лесной верховой пожар, распространяющийся со страшной скоростью. Реальное большинство русских, как бы они не относились к Путину или режиму, в глубине души убеждено, что Запад «обкрадывает» русский суверенитет и что это угроза для русской цивилизации.

По сути, Путин приватизировал русские страхи и сумел на этой базе создать коалицию поддержки своей власти. Он дал ложный ответ на волновавший общество вопрос и толкнул это общество на путь войны. Ему легко было это сделать, так как внятной альтернативы его ответу сформулировано не было. Конкурировать за симпатии встревоженного русского улья ему  было практически не с кем…

Оригинал

Обсудить