Между Майей Санду и Ионом Чебаном

На фоне падения популярности команды PAS резко выросла активность Партии Социалистов и других пророссийских сил. На роль лидера антиевропейской и промосковской оппозиции активно продвигают примара Кишинева, Иона Чебана

Неспешные и неуспешные

Причины снижения популярности Санду и PAS очевидны: и президент, и предложенное ей правительство, и утвердивший его парламент, где PAS располагает абсолютным голосов, не показали своим избирателям убедительных успехов. Они не смогли даже приблизиться к решению ключевых проблем Молдовы, блокирующих ее европеизацию: к закрытию вопроса ПМР, к энергетической независимости от ПМР и России, которая используется как инструмент политического давления на Молдову, и к эффективному противодействию российской пропаганде, безраздельно господствующей в молдавском информационном пространстве. Последнее, к слову, предполагает не столько закрытие промосковских каналов информации, сколько предложение более интересных проевропейских.

Ничего этого нет. Максимальным успехом “протоевропейцев” PAS стала замена открыто пророссийского курса Игоря Додона и его ПСРМ, на балансирование между стульями, европейским и российским. И даже статус кандидата на вступление в ЕС не служит утешением. Да, уклоняясь от участия в общеевропейском санкционном давлении на Россию и ограничиваясь только символическими жестами, команде Санду удалось его получить, в отличие от менее удачливой Грузии. Но без реальных реформ этот статус - пустой фантик. Зато рост цен и снижение уровня жизни за последний год почувствовало все население Молдовы.

Кто виноват и что делать?

Бесспорно, винить в этом падении только правительство (сама Санду отгородилась формальной непричастносттью к его решениям) было бы несправедливо. Весь мир входит в тяжелый кризис, развивающийся по вполне апокалиптическому сценарию. Напомню, что, согласно самому распространенному толкованию видений Иоанна Богослова, первой явится Чума (здравствуй, ковид), затем Война, Голод, и, наконец, Смерть. Мы находимся сейчас на стадии войны, и, в целом, все идет по плану, без задержек. То, что война Молдову еще не затронула, а, возможно, и не затронет, при нынешнем состоянии молдавской экономики ей едва ли поможет. Так вот, это состояние, пусть и на фоне всеобщего кризиса, явно хуже, чем оно могло бы быть. И отвечает за это уже не Иоанн Богослов, а правительство Натальи Гаврилицы.

Итак, основания для критики Майи Санду и ее креатур, рассаженых по министерским креслам, несомненной, есть. И шансы Санду и PAS на следующих выборах сегодня выглядят не лучшим образом. Правда, до очередных президентских выборов еще два года (2024), а до парламентских – целых три (2025), но социалисты и коммунисты уже зашевелились и забегали, явно в надежде на реванш. Что, к слову, тоже логично: мир в целом, и нашу часть Европы, где идет война, включая и Молдову, в частности, ждет очень сложная зима. Молдову запросто могут накрыть энергетические и голодные бунты, так что досрочные выборы нельзя списывать со счетов. И, если дело дойдет до них, возникнет вопрос: за кого голосовать? Хорошо, пусть Санду и PAS не справились – но что предлагают взамен их критики, даже с учетом того, что критика нынешней власти во многом справедлива?

Оба хуже

Кто сейчас больше всех критикует Санду? Разумеется, социалисты – у них имеется для этого огромный и разветвленный пропагандистский аппарат, которому действующая власть, как обычно, отстающая от хода событий на несколько лет, противодействует слабо. Социалистам подыгрывает престарелый отец молдавской коррупции Владимир Воронин, заявивший что статус кандидата в ЕС “лишает страну геополитической свободы”. То есть, по логике Воронина, существование на задворках России, в вечном безвременье, и есть свобода. Впрочем для экс-президента, выстроившего коррупционный тандем Молдова-ПМР в его нынешнем виде, все, вероятно, так и обстоит, и такая свобода для него - самая желанная.

Но ни Воронин, ни Додон, один - в силу возраста и деградации его партии, второй – по причине хвоста “кулечных” скандалов и еще не забывшихся “достижений” его лично и его ПСРМ, в период их пребывания у власти, в лидеры критиков Санду уже не годятся. Нужно хотя бы относительно новое лицо. И тогда молдавские вечно вчерашние, легко перетекающие друг в друга, решили двинуть вперед кишиневского примара Иона Чебана.

Надо сказать, что молдавской столице решительно не везет ни с примарами, ни с мунициальными советниками. Кишинев, когда-то уютный и удобный для жизни, давно превратился в дойную корову для очередной коррупционной команды, захватить в нем власть, и в грязную помойку, с беспорядочной застройкой, с вечными пробками, ужасным общественным транспортом и еще более ужасным ЖКХ – для его жителей. Попытки придать городу хотя бы внешний лоск неизменно оказываются провальными, притом, в прямом смысле: дыры провалов на месте плитки, в очередной раз уложенной по проспекту  Шт. чел Маре, возникают раньше, чем эту плитку успеют уложить, а остальные улицы выглядят хуже, чем разбомбленный Саратов. Считать Кишинев удобным для жизни местом может лишь человек, ни разу не выезжавший за его пределы.

Ион Чебан, продвинутый в кресло примара в 2019 году, по негласному, но вполне очевидному соглашению, заключенному между Игорем Додоном и Владом Плахотнюком, оказавшим необходимое воздействие на суд, аннулировавший победу Андрея Нэстасе, ничем в ряду других примаров себя не проявил. Столица Молдовы на третьем году его пребывания в кресле примара, по-прежнему напоминает помойку, причем, только ее. Недавно уложенная плитка исправно проваливается, как и раньше, к центру Земли. Заметную активность примар Чебан развивает лишь на геополитических направлениях, борясь с гей-парадами, и с передачей под застройку посольству США свалки в центре города, на которой когда-то располагался Республиканский стадион. Когда же встал вопрос о решении конкретной проблемы –  назревшем повышении стоимости проезда в городском транспорте, и о том, можно ли его избежать, Ион Чебан сумел предложить лишь один выход: субсидии от правительства. Субсидируемый Кишинев - несомненно, новое слово в молдавской экономике, да и в политике тоже.

Что касается проектов Иона Чебана, то все они похожи один на другой: сначала громкая пиар-кампания, фото и видео с места работ, будь то расчистка реки Бык, реконструкция очистных сооружений, специфический аромат которых накрывает Кишинев уже много лет, или покрытие плиткой очередного участка земной поверхности. Затем новость перестает быть новостью, жители города засыпают спокойно, полагая что вопрос, наконец, решен. Но все остается как было, о чем вскоре напоминают привычные вонь и грязь.

Сейчас социалисты, вытесненные в оппозицию находятся в выгодном положении критикуя власть (и, да, в таком же выгодном положении находилась в свое время PAS). Но, в отличие от вчерашних социалистов, у Иона Чебана и сегодня есть в заведовании совершенно конкретная и довольно большая кукурузина столица Молдовы, в рамках которой он имеет все возможности демонстрировать новые идеи и успехи, которые, затем, сменив PAS, социалисты, вдохновленные им, распространят на всю Молдову. Где эти успехи? Их нет!

Конечно, партия, выбитая в оппозицию вправе вернуться с новой программой, проведя работу над ошибками. Собственно говоря, так оно во всем мире и происходит – но ни социалисты, ни сам Ион Чебан никакой работы над ошибками не провели, и ничего нового не предлагают. Они лишь предлагают прочно вернуться на российский стул. Ну, или почти вернуться – в принципе,  даже ориентируясь на Москву, ПСРМ тоже была совсем не прочь что-нибудь получить и от европейских партнеров. И это работало очень долго, десятилетиями - в том смысле, что Молдова, конечно, не развивалась, но разлагалась и приходила в упадок достаточно медленно, так, чтобы от выборов до выборов очередная команда чувствовала себя комфортно. Вот только сейчас настали другие времена. Ход событий в мире резко ускорился, а Россия угодила под санкции и в изоляцию. Балансировать между ней и ЕС стало сложнее, и станет еще сложнее в недалеком будущем.

Даже половинчатая тактика сидения на двух стульях, и выжидания, выйдут ли российские войска на границу с ПМР, или нет, после чего можно будет присоединится к победителям, сейчас работает откровенно плохо. А очень скоро она будет работать еще хуже. Молдова вышла на развилку, на которой ей уже неизбежно придется выбирать, куда идти дальше: в Европу, и прочь от России - или в Россию, и прочь от Европы. Сидеть двумя половинками и там, и там уже не удастся. Так вот, выбор социалистов, и Иона Чебана в частности известен. Они за движение именно в сторону России.

Оставим сейчас в стороне логистику: тот факт, что от России Молдову отделяет воюющая Украина. Оставим в стороне и моральную сторону вопроса: насколько прилично поддерживать партию, делающую ставку на развитие отношений с агрессивным нацистским режимом, который сидит в Кремле. Посмотрим все с чисто практической стороны: нужен ли  Молдове сегодня такой союз? Ближайшая аналогия: союз Румынии с Германией Гитлера, со всеми известными последствиями.

Но Румынию в этот союз буквально втолкнул СССР, аннексировавший в 1940 году Бесарабию, где большинство населения по меркам СССР жило просто прекрасно – так же прекрасно, как по меркам русского мародера из Бурятии жили перед войной жители Бучи и Ирпеня. А что сейчас толкает к России Молдову?

По сути, только одно: желание коррупционной верхушки сохранить газовый схематоз и возможность получать выгоды, служа калиткой для обхода антироссийских санкций. Но, хорошо, это будет работать еще год, два, может быть, даже пять лет, принося доход тем, кто в доле. А как это скажется на большинстве жителей Молдовы? И что с Молдовой будет дальше?

А дальше будет вот что: в связи с исчерпанием ресурса бурятов, дагестанцев, чеченцев, а также осужденных, который сейчас усиленно вербуют в российскую армию, очередь дойдет и до прироссийских молдаван. И деваться молдаванам будет некуда, поскольку при сближении с Россией окно в ЕС в какой-то момент неизбежно захлопнется. После этого жить в Молдове станет невыносимо скверно. В ней и сегодня трудно живется, но сегодняшние трудности будут казаться просто Золотым веком. Никто ведь на самом деле не горит желанием подставляться под пули ВСУ в этой заведомо проигрышной для России войне. Буряты, зэки прочие одноразовые z-тушки вербуются по причине полной безысходности и банального голода, в расчете заработать на крови и убийствах украинцев хоть какие-то деньги, ну, и пограбить, если получится. Так вот, эта же судьба маячит в конце туннеля и для Молдовы, если социалисты, выставив впереди себя Иона Чебана, все-таки вернутся к власти. В ПМР такая вербовка уже идет, а при социалистах она пойдет и в Молдове, притом, по нарастающей.

Несомненно, к PAS, и к Санду есть сегодня множество нелицеприятных вопросов. Но, по меньшей мере, они не выступают за самоубийство в объятиях Москвы. Между тем, именно к нему, если отбросить в сторону все словестные украшательства, призывают молдаван Ион Чебан и его однопартийцы. Вот, собственно, главная разница между ними.

А так-то, конечно – оба хуже. С этим трудно спорить.

Обсудить