Опрос: "Гагаузия - это самый слабый экономически регион Молдовы".

19 августа Гагаузия отметит День провозглашения Гагаузской Республики. «Как вы оцениваете работу нынешнего башкана Гагаузии Ирины Влах? Какая сегодня Гагаузия – сильная автономия или слабый молдавский район?», - спросили мы у известных людей.

 Специально для на отвечают:

Руслан Шевченко, доктор истории, политолог:

- Во-первых, подчеркну, что 19 августа не может ни при каких обстоятельствах называться «днем провозглашения Гагаузской республики», так как это дата образования в 1990 г. незаконных, сепаратистских структур некоторых южных районов республики. Признать такой «праздник» означает согласиться с требованиями сепаратистов юга, то есть совершить государственную измену, что абсолютно неприемлемо. Днем провозглашения АТО Гагауз Ери был, есть и будет 23 декабря (1994 г.).

Что касается работы И.Влах, то в ее деятельности достаточно успешно сочетаются положительные и негативные начала. Отрицательная сторона в том, что южные районы, несмотря на довольно заметную западную помощь, развиваются при И.Влах примерно так же, как и при ее предшественниках, т.е. ни шатко, ни валко.

Не заметно в ее высказываниях каких-либо масштабных, стратегических задач, которые должны были бы радикально изменить лицо региона, сделать его существенно более привлекательным, по сравнению хотя бы с соседними районами, тем же Кахульским или Басарабяским.

И.Влах не сделала ставку на постепенную индустриализацию региона, что даст много новых рабочих мест, или на создание, например, важнейших для степного региона лесозащитных полос. Даже административный центр региона, Комрат, при ней напоминает о своем статусе только на некоторых участках центральной и нескольких прилегающих улиц. В остальном он как был, так, увы, и остается большой деревней с редкими признаками городской цивилизации. Что уж говорить об остальных райцентрах АТО Гагауз Ери, а тем более селах, которые по своему облику в целом напоминают еще советские села.

Несомненным минусом И.Влах является и то, что за ней не стоит какая-либо конкретная политическая сила, хотя бы на региональном уровне, и когда она покинет весной 2023 г. свой пост, то защитить ее от нападок многочисленных оппонентов будет в регионе почти некому.

С другой стороны, несомненным плюсом в работе И.Влах стало то, что она не занималась политикой, как ее предшественник М.Формузал, а в основном сделалась «крепким хозяйственником», решающим главным образом социально-экономические проблемы края.

Наиболее агрессивно настроенные деятели сепаратистского прошлого, как И.Бургуджи, М.Кендигелян, С.Топал, Л.Добров и другие, кто остался еще в живых, отодвинуты на задний план и значительно меньше мутят воду своими прокремлевскими проектами.

Она достаточно успешно привлекает кредиты, гранты и прочую иностранную помощь, и благодарит иностранные государства за нее, даже несмотря на то, что в регионе косо смотрят на благодарность кому угодно, кроме Москвы.

Она старается подчеркивать, что не является креатурой какой-либо общемолдавской партии и надо сказать, что это ей удается, даже несмотря на ее политическое прошлое и связи с ПКРМ, а затем и «флирт» с ПСРМ.

Однако необходимо отметить, что И.Влах, как и ее предшественникам, не удалось преодолеть неприязнь и недоверие центральных властей страны, хотя в данном случае это вина, скорее, местных депутатов и прочих общественных деятелей. Последние постоянно вбрасывают в общественное пространство все новые идеи пророссийского толка, начинающиеся со слов «обратимся к России» - за помощью – то ли деньгами, то ли топливом, то ли в снятии санкций на поставки агропродукции, то оборудованием и т.д, предлагают учитывать интересы РФ во внешней политике Молдовы, обеспечить квоту в 5 депутатов в Парламенте (т.е. 5 гарантированных креатур Кремля) и т.д. и т.п.

Все это несказанно раздражает молдавскую политическую элиту любого окраса (красные, синие, желтые, зеленые и прочие), которая воспринимает почти любые идеи, исходящие из Комрата однозначно враждебно и отвергает с порога, подавляя стремление некоторых комратских деятелей к расширению полномочий региона. Поэтому назвать ее сегодня «сильной автономией» невозможно. Это самый слабый экономически регион Молдовы (и таким был и в советские времена, несмотря на все усилия), с достаточно расплывчатыми полномочиями, объем которых меняется в зависимости от ситуации в Молдове. И пока в Молдове в целом и в Комрате в частности не придут к власти политики, способные посмотреть на стоящие перед ними задачи не с позиций примара села или, в лучшем случае, председателя района, а стратегически, на отдаленную перспективу – так оно и останется на неопределенно долгий период времени.

Валерий Яниогло, экс-первый заместитель башкана Гагаузии:

- К сожалению, Ирина Влах занималась самопиаром и бизнесом, а не работала над укреплением статуса Гагаузии и благосостояния народа. К власти в Народном собрании также пришли бизнесмены, поэтому о сильной Гагаузии говорить не приходится. Как исполнительная, так и законодательная власти потерялись и не знают, куда идти. К сожалению, в этой реальности все находятся в сонном состоянии и занимаются имитацией могучего движения корабля. Оказалось никуда не плывем. Заливаем топливо в емкости корабля?

Виталий Кюркчу, исполнительный директор Фонда стратегических инициатив:

- Именно благодаря объявлению государственности гагаузского народа 19 августа 1990 года стало возможным позже появление нынешней автономии.

Вместе с тем, хвалебные оды в адрес тех, кто стоял у истоков из уст нынешних руководителей Гагаузии так и остаются на уровне деклараций. И фактически у нас получается автономия без автономии, без полномочий.

У автономно-территориального образования Гагаузия (Гагауз Ери) практически не осталось полномочий. Закон от 1994 года определил сферы, в которых автономия может принимать свои решения в виде местных законов, но судебная система и в целом органы власти Республики Молдова, не обращая внимания на данный закон, поступательно ведут к уничтожению особого статуса региона.

Полномочий нет в таких сферах, как судебная система, экономика, бюджетная система, налогообложение, образование, здравоохранение, строительство и коммунальное хозяйство, административно-территориальное устройство и вхождение в состав автономии других населенных пунктов, утверждение руководителей деконцентрированных ведомств.

В каких же сферах остались полномочия?

Только в сфере культуры и социальной поддержки жителей автономии.

Самое печальное, что в части сокращения или не использования полномочий руку прикладывают, прежде всего, органы власти Гагаузии. Ведь никто и ничто не мешает принимать решения об открытии курсов изучения гагаузского языка для людей среднего и старшего возраста, увековечивать память видных деятелей автономии и периода Гагаузской Республики, строительства Гагаузского театра и Национального музея Гагаузии, Архива Гагаузии, устанавливать мемориальные комплексы об истории Гагаузии и многое чего еще можно делать не обращая внимание на реакцию центральных властей Молдовы.

Пора руководителям во всех структурах власти автономии и местных органов власти отказаться от иллюзий, что за нас кто-то будет делать и принимать решения. И самое главное перестать читать хвалебные оды самим себе и делать декларации, за которыми нет никаких программных документов и желания творить на благо жителей Гагаузии.

Игорь Янак, декан юридического факультета Комратского государственного университета:

- Я не специалист по таким вопросам. Но как гражданин, которому не безразлична судьба Республики Молдова, могу отметить следующее: во- первых, должностные лица не выполняют свои функции, закреплённые в нормативных документах. К сожалению, каждый пытается заработать сугубо политические дивиденды. Во-вторых, политико-правовой статус АТО Гагаузия не определен. А все декларации "добрых намерений", связанные с развитием автономии носят формальный характер и в жизнь не могут воплотиться из-за низкого уровня общения. Уровень культуры общения довольно низкий, чтобы говорить об идеях. Всё на уровне обсуждения людей. И самое главное: нельзя рассматривать Гагаузию - как отдельное государственно подобное образование. Если в Кишиневе четверг, то в Комрате тоже четверг, а не суббота. Все мы родились на одной земле.

Александр Токарский, журналист:

- Первый срок башканства был более продуктивным, чем второй.

Анатолий Топал, мэр Чадыр-Лунги:

- Оценку работе Башкана, должны давать жители Гагаузии. По мне, честно говоря, - не самый удачный, мягко выражаясь, для Гагаузии период с 2015 года. Считаю, что было упущено много возможностей, да и времени для развития Гагаузии.

Николай Арнаут, председатель Исполнительного Бюро Союза потребительских кооперативов Гагаузии:

- Хуже башкана, чем Влах не было. Ради своей семьи и бизнесса семейного продала все полномочия Гагаузии.

Владимир Чимпоеш, муниципальный советник Комрата:

- Слабая автономия с крайне слабым руководством. Работа башкана по защите полномочий отсутствует, предвыборные обещания ею не выполнены, для внутреннего мира и согласия в гагаузском обществе ею ничего не сделано.

Василий Нейковчен, экс-депутат парламента РМ, журналист:

- В Гагаузии застой. За 8 лет доходы региона упали с 40 до 25 %. Регион оказался на содержании страны. Мы вернулись в 1995 год - к началу Гагаузии. Зря потраченное время, умноженное на бесконечные пиар-акции и медленное умирание. Это печальный итог и урок одновременно.

Может, через 5 месяцев народ не допустит снова такой грубой ошибки. Время покажет.

 

 

 

 

 

 

 

 

Обсудить