Перспективы китайской экономики

Таким образом, учитывая предыдущий «успех» экономических экспериментов Си, уже в скором времени можно ожидать не только сползания экономики Китая в стагнацию, но и ее большого кризиса. И ожидаемая в следующем году глубокая мировая рецессии, вероятно, станет триггером такого кризиса китайской экономики.

Чтобы понять, какова будет экономическая политика товарища Си во время его третьего срока, достаточно посмотреть на его предыдущие экономические успехи, и просто экстраполировать их, лишь усилив предыдущие тренды: теперь Винни Пуха уже не будут сдерживать никакие либерально ориентированные силы.

Итогом первых десяти лет правления Си уже стало замедление темпов роста экономики более чем в два раза, с 7,9% г/г в 2012 г. до ожидаемого по итогам 2022 г. роста на уровне менее 3,5% г/г. При этом уровень нефинансового долга в Китае (без учета долговой нагрузки финансовых институтов) вырос за этот период с уровня в 192% от ВВП до уровня в 292%. Рождаемость в Китае за 10 лет снизилась почти на 3 млн чел. и с этого года численность населения Китая начнет неуклонно и ускоренно снижаться. При этом к концу своего второго срока, Си, по мере усиления своей единоличной власти, начал еще более активно вмешиваться в экономику.

В прошлом году Си осуществил масштабную атаку на наиболее продуктивные и современные секторы китайской экономики, в которых преобладал частный капитал: IT-сектор, индустрию развлечений и сферу дополнительного образования. Атака на IT-сектор была вызвана желанием Си получить абсолютную власть над Китаем, в то время как некоторые китайские предприниматели в этой сфере, как Джек Ма (https://www.kommersant.ru/doc/4640974), начали вести себя слишком независимо. Действия китайского лидера привели к значительному снижению интереса западных инвесторов к вложениям в IT-сектор страны, а усиление контроля над этой сферой экономики ставит крест на экспансии китайских IT-гигантов на международные рынки.

Атака на сектор развлечения стала следствием усиления идеологического влияния на все культурное развитие страны и направлена на борьбу с современной поп-культурой. И если Южной Корее удалось начать экспортировать как свою музыку, так и кино, то ожидать подобного от Китая уже не приходится: поле идеологически верных музыки и кино уже занято северокорейской массовой культурой.

Атака на развитую систему дополнительного образования в Китае объяснялась попыткой снизить расходы китайцев на образование своих детей. Высокая конкуренция за места в хороших учебных заведениях и престижную работу вынуждает китайцев вкладываться в образование своих детей, что привело к появлению большого количества различных IT-проектов в этой сфере. Уничтожив этот сектор, Си надеялся повысить рождаемость, т.к. высокие расходы на образование детей служили одной из причин сокращения количества детей в китайских семьях.

Результатом, однако, станет уход сектора дополнительного образования в серую сферу в виде различных репетиторов, с сохранением или даже увеличением затрат семей на дополнительное образование при снижении его качества. Соответственно не сможет это и повысить рождаемость. Помимо этого, ликвидация такого современного сектора экономики лишь снизит количество престижных рабочих мест, усилив конкуренцию за них.

Так же в прошлом году начала топорно реализовываться идея Си по борьбе с ростом цен на недвижимость. Результатом стал кризис в секторе жилой недвижимости Китая, на который, по различным оценкам, приходится до 30% китайской экономики.

Дополнительное давление на всю китайскую экономику оказывает политика нулевой терпимости к Covid-19. Перед съездом многие как внутри Китая, так и за его пределами, надеялись на завершение эксперимента Си по борьбе с ветряными мельницами коронавирусом. Однако, вероятно, она продолжится с еще большим рвением: вторым человеком в Китае, по итогам съезда, стал секретарь компартии Шанхая Ли Цян, запомнившийся жестким карантином весной этого года.

При этом в этом году ситуация в экономике Китая лишь ухудшилась: частные инвестиции стагнируют, как и потребительский спрос, а экономический рост обеспечивается лишь ростом экспорта и наращиванием государственных инвестиций. Однако рост ставок центральных банков по всему миру и вызванное им замедление экономики уже отразились на динамике китайского экспорта: если еще в январе он рос темпом почти в 24% г/г, то в сентябре замедлился до 5,7%, а в следующем году будет демонстрировать уже отрицательную динамику.

Чтобы сохранить экономический рост в следующем году, рост государственных инвестиций в Китае должен будет компенсировать как стагнацию внутреннего спроса и частных инвестиций, так и снижение экспортного сектора. Это потребует еще более высоких темпов наращивания долга, который только по итогам первых трех кварталов текущего года вырос на 12% ВВП.

Таким образом, учитывая предыдущий «успех» экономических экспериментов Си, уже в скором времени можно ожидать не только сползания экономики Китая в стагнацию, но и ее большого кризиса. И ожидаемая в следующем году глубокая мировая рецессии, вероятно, станет триггером такого кризиса китайской экономики.

Подобное развитие событий повышает вероятность описанного мною в предыдущем посте варианта оккупации Китаем территории России за Уралом, которая станет маленькой победоносной войной Си для отвлечения населения Поднебесной от экономического кризиса в стране. Кроме этого, захват и последующее экономическое освоение такой большой территории с огромными сырьевыми богатствами может стать временным выходом для китайской экономики из кризиса, позволив Китаю продлить жизнь своей модели экстенсивного инвестиционного экономического роста.

Оригинал

Обсудить