Магистральный газопровод. Диверсия или бардак?

Взрыв на магистральном газопроводе в Ленинградской области вне зависимости от причин, которые привели к нему, ставит в свете беспощадных ударов по энергетической инфраструктуре Украины вполне очевидный вопрос: а насколько сама Россия уязвима для ответных мер Украины?

Вопрос непраздный и непростой. Однако у России, чьими необъятными просторами мы гордимся (во всяком случае, так принято) эти необъятные расстояния являются и критической уязвимостью.

Энергетика России во многом зависит от нефти и газа, добываемых очень далеко от основных мест и регионов потребления. Сотни и тысячи километров магистральных трубопроводов идут по почти безлюдным территориям, а если даже и по заселенным — попробуй защити эти бесчисленные километры.

Удары российских ракет по энергосистеме Украины — это в первую очередь удары по узлам связности, что довольно логично: для распределенной системы остановка одной или нескольких распределительных станций некритичен. Однако если знать и понимать схему распределения потоков, то выведение из строя подстанций в определенной последовательности вполне может привести к коллапсу значительных территорий. Что и происходит сейчас: украинский премьер Шмыгаль заявил о поражении 50 процентов энергетической инфраструктуры Украины, причем проблем с генерацией нет. Проблема в распределении энергии. Это и есть узкое место распределенной и разнесенной в пространстве структуры.

Для России критическими являются, наоборот, магистральные трубопроводы, идущие от месторождений. Их на самом деле немного, они очень протяженные, и повреждения хотя бы части их может привести к очень серьезным последствиям именно в зимний период.

Да, конечно, есть и подземные газовые хранилища, предназначенные для компенсирования перепадов в подаче газа. Есть и нефтяные хранилища с запасами нефти, но если за дело возьмутся специалисты диверсионного дела (а тут, думаю, Киеву вполне способны оказать помощь и содействие союзники по Раммштайну), то счет в этом матче может быстро прийти к ничейному, а далее — как знать.

У Путина есть весьма специфическая черта, которая просматривается во всех его проектах и начинаниях — он планирует только свои действия. Ответные действия со стороны «партнеров» всегда вызывают у него буквально ступор. Достаточно вспомнить сбитый российский самолет в Сирии. Предположить, что турки не станут долго терпеть внаглую залетающие в их воздушное пространство российские самолеты, можно было и без потери самолета. После первого и даже второго предупреждения. Но ответ не предполагался, отчего он и стал неожиданным. И все остальные мероприятия Путина страдают той же формой легкой шизофрении: предполагается, что активным участником будет только он. То, что в такие игры могут играть сразу многие, для него всегда является открытием.

Так что риски ответа Киева, безусловно, существуют. Но главное — здесь есть чем ответить. Критических уязвимостей у России хоть отбавляй.

Оригинал

Обсудить