Приднестровье — это все-таки Молдова или для Кишинева «чемодан без ручки»?

Логично было бы предположить, что Кишинев в первую очередь заинтересован в реинтеграции Приднестровья в единое политическое, экономическое, правовое, информационное и военное пространство Республики Молдова. Тем более что сегодня сложилась уникальная ситуация, дающая возможность это сделать весьма эффективно. Но… И вот тут то самое Но…

 

Более 30 лет Республика Молдова разделена фактически на две части, на два отдельных государства. Левобережные районы Молдовы, называемые Приднестровьем в начале 90-ых годов фактически отделились от метрополии, и уже более 30 лет на этой территории не действуют законы РМ, и этот регион существует в режиме государственного образования, со своей валютой, своими законами, системой власти и тд.

До сих пор такая ситуация удовлетворяла практически всех игроков по периметру границ Приднестровья, поскольку олигархический режим в Тирасполе, который жил за счет прямых и косвенных вливаний со стороны России, за счет потока контрабанды, умудрялся находить общий язык в виде получения и разделения прибыли как с властями в Москве, так и в Киеве и Кишиневе. Просто как пример можно привести связки бизнес интересов Шевчук — Филат, Гушан — Плахотнюк, Гушан — Порошенко в подтверждении моих слов. Но столкновение интересов геополитических игроков в Украине, что вылилось в войну, которую развязал Кремль против Киева, подняло интерес к Приднестровью и Молдове в целом со стороны США и Европейского Союза. Особую роль в этом интересе разогревает наличие на территории Приднестровья в селе Колбасна, Рыбницкого района, огромнейших складов с боеприпасами советского образца. Это некогда стратегические склады Южного направления стран Варшавского договора. Помимо тех боеприпасов, которые находились на момент вывода войск СССР из Восточной Европы, туда еще добавились боеприпасы выводимых войск из Восточной Европы. Для понимания уровня значимости и объема этих складов один факт: «На этих складах до определенного времени хранились также тактические ядерные заряды, которые, если верить информации, были вывезены в свое время в Россию». Хотя информация требует доскональной проверки.

Так в чем же значимость этих складов и почему к ним такой интерес? Дело в том, что сегодня воюющая с Россией Украина имеет достаточное количество ударных систем, а именно танков, САУ (самоходных артиллерийских установок) и РСЗО (реактивных систем залпового огня) к которым испытывается серьезный дефицит боеприпасов. Также Украина испытывает определенный дефицит стрелкового вооружения и боеприпасов к нему. Этот перечень вооружений и боеприпасов есть на упомянутых складах, причем в товарном количестве.

Россия, в свое время уже вынашивая планы по войне против Украины, сделала все, чтобы по максимуму уничтожить склады с такими видами вооружений и боеприпасов, которые находились не под контролем Москвы. Хочу напомнить серию взрывов на складах с боеприпасами советского образца как в Украине, так и в Восточной Европе. И это было сделано в рамках долгосрочных целей России в отношении Украины. И склады в Колбасной фактически остались единственными складами за пределами России и Беларуси, где есть упомянутые боеприпасы в товарных количествах. А доступ со стороны Украины к этим боеприпасам даст возможность по максимуму использовать имеющиеся у нее системы вооружения, что может привести к кардинальному изменению ситуации на поле боя.

Это прекрасно понимают как в Киеве и Кишиневе, так и в Москве, Вашингтоне и Брюсселе. Контроль и охрану этих складов осуществляет так называемая ОГРВ (отдельная группировка российских войск в Республике Молдова), которая находится на территории Молдовы незаконно. Дело в том, что еще в конце 90-ых, начале 2000-ых годов Россия в рамках Стамбульских соглашений обязалась вывести эти войска с территории Молдовы. Этого сделано не было. И именно наличие этих войск в Приднестровье дало повод принять резолюцию ПАСЕ, которая признает территорию Левого берега, неподконтрольную властям Кишинева, как оккупированную Россией территорию Республики Молдова. Именно наличие этих складов в Молдове и их значение в исходе войны, развязанной Путиным против Украины, заставляет Москву придавать особое внимание ситуации в Молдове, используя все имеющиеся рычаги давления на Кишинев.

Логично было бы предположить, что Кишинев в первую очередь заинтересован в реинтеграции Приднестровья в единое политическое, экономическое, правовое, информационное и военное пространство Республики Молдова. Тем более что сегодня сложилась уникальная ситуация, дающая возможность это сделать весьма эффективно. Но… И вот тут то самое Но…

Несмотря на то, что Тирасполь является сегодня одним из рычагов проведения политики давления на Кишинев со стороны Москвы, а я думаю, что ни у кого нет сомнения в том, что власти Тирасполя фактически марионетки Кремля в этом вопросе, действие нынешних властей в Кишиневе вызывает, мягко говоря, некое недопонимание. Понятно, что присутствуют страхи и сомнения в части реинтеграции Левого берега в Молдову в целом. 

В первую очередь это страх, что бюджет нынешней Молдовы просто не выдержит нагрузки в рамках социальных обязательств Государства в отношении интегрированной части населения. Дело в том, что в Приднестровье сегодня порядка 100 000 человек, претендующих на социальные выплаты и пособия. В основном это пенсионеры, а также социально незащищенные слои общества (инвалиды, дети сироты, неполные семьи и тд). И обязательные выплаты в рамках этих обязательств могут составить существенное давление на бюджет Молдовы, что может вызвать серьезное социальное напряжение в обществе.

Во-вторых — это страх нынешних властей, что реинтеграция населения Левого берега в политическую жизнь Молдовы может кардинально изменить расклад политических предпочтений в политическом пространстве Молдовы. Не секрет, что значительная часть электората Молдовы тяготеет к левому флангу, который в большей своей части, подпитывается из Москвы и значит может стать препятствием в европейском векторе развития Молдовы. А если к этой части населения Правого берега добавится еще и в большей части пророссийское население Левого берега, то это реальная угроза для нынешней власти в частности и для такого вектора развития в целом. Оголтелая пророссийская пропаганда, которая ведется в Приднестровье уже больше 30 лет, культивирование образа врага в лице Кишинева, сделало свое дело.

В-третьих. Зависимость Кишинева от России в рамках поставок энергоносителей в виде газа, а также электроэнергии, вырабатываемой из этого газа Днестровской (Молдавской) ГРЭС, расположенной на Левом берегу, заставляет нынешнюю власть лавировать и не делать резких телодвижений в отношении Москвы и Тирасполя. И сейчас решение выйти из этой зависимости является первоочередной задачей нынешнего правительства Молдовы.

И четвертое. Как бы прискорбно это не звучало, но анализируя действия нынешних властей Кишинева, можно сделать предположение, что в недрах структур, влияющих на принятие решений властями Кишинева, есть засланные казачки, которые, видимо не совсем безвозмездно, пытаются влиять на решения, которые прямо или косвенно подыгрывают Москве в ее целях и задачах. А этими целями и задачами фактически является уничтожение государственности Республики Молдова как независимого государства и оформление Молдовы, как подконтрольного Кремлю государственного образования. Именно для этого со стороны Кремля развязана полномасштабная гибридная война в рамках давления в политической, социальной и экономической сферах.

Что касается преодоления страхов и сомнений в части реинтеграции и ее последствий.

В экономической сфере. Нужно учитывать тот факт, что в Приднестровье еще существует весьма существенный экономический задел, доставшийся в наследство от Советского Союза. До сих пор существуют экономические гиганты по меркам Молдовы в производственной сфере, которые могут, в случае грамотного подхода, оказать существенное влияние на экономику и социальную сферу Республики Молдова в целом. Нынешнее руководство Кишинева должно четко и однозначно объявить, что оно не признает результаты приватизации на Левом берегу и что предприятия, доставшиеся в наследство от СССР, являются собственностью Государства. Это решит несколько проблем. Первая. Приватизация этих предприятий уже в законодательном поле Молдовы даст существенный приток финансовых средств в бюджет Молдовы. Второе. Лишит возможности нынешних, так называемых, хозяев этих предприятий, через экономический рычаг, влиять на политическую жизнь Молдовы. Напомню, что сегодня такими «хозяевами», прямо или косвенно, являются либо представители олигархических структур Приднестровья и (или) Молдовы, или же российский капитал, подконтрольный нынешней власти в Москве. Либо это совместное управления вышеназванными субъектами. Третье. Позволит при условии победы Украины в войне, которая сегодня идет на ее территории, после победы включить их в процесс восстановления пострадавшего государства, поскольку предприятия, о которых идет речь, в основе своей экспортоориентированные и являются относительно уникальными в отношении рынка той же Украины.

В политической сфере. Устранения пробелов в информационной политике Государства, создание единого информационного пространства, решение вопросов языкового барьера и выведение населения из-под влияния информационного пространства России, в части пропагандой ее составляющей, может дать весьма эффективные результаты в краткосрочной перспективе.

В социальной сфере. Да, на первом этапе весьма вероятно, что Молдове для решения вопросов реинтеграции придется обратиться к международным финансовым структурам. Судя по всему, это неизбежно. Но надо учитывать и тот факт, что потери Молдовы сегодня от существования Приднестровья в том виде, который мы имеем, приносит финансовые убытки сопоставимые, а может и превышающие, эти предполагаемые социальные затраты в случае реинтеграции.

И как вывод хочу сказать следующее. Молдове, как кандидату в ЕС, придется решать вопросы реинтеграции Левого берега. С нынешним состоянием дел с Приднестровьем перспектива Молдовы стать членом ЕС фактически неосуществима. Затягивание этого вопроса только усугубляет ситуацию. Первым и главным условием шагов в достижении этой цели является политическая воля руководства Молдовы. Отсюда формирование команды для решения проблемы, и постановка четких и однозначных целей и задач. Эти действия естественно должны быть системными и согласованными в том числе и с уходом от газовой зависимости Молдовы от России.

И еще один немаловажный момент. Судьба Молдовы, в том числе и ее экономическое развитие всецело зависит от результатов войны в Украине. Нынешнее руководство в Кишиневе должно четко уяснить, что судьба РМ решается в Херсонской, Запорожской, Донецкой и Луганской областях Украины, где идут боевые действия. И для себя прояснить тот факт, что Кишинев сегодня может повлиять на исход этой войны через решение контроля складов в Колбасной. Попытка воспринимать Приднестровье как чемодан без ручки, который и жалко выбросить и тяжело нести, должна остаться в прошлом.

Оригинал

Обсудить