Рост ВВП Китая в 2022 году показал самые слабые показатели за 40 лет — всего на 3%. В 2021 году он вырос на 8,4%

Правда, стоит учесть, что 2021 год дал столь высокий показатель по сравнению с годом тотального локдауна 2020. Вообще, все данные после 2019 года сложно учитывать в общем ряду, так как три года подряд были, мягко говоря, не совсем нормальными.

Тем не менее, 3 процента для Китая, находящегося в критической долговой ловушке - это почти катастрофа. Экономика генерирует непреходящий долг и наращивает его. Экспортная модель существенно зависит от ситуации на внешних рынках, а внутренних источников роста практически не осталось.

Китай столкнулся с той же проблемой, что и США в годы Великой депрессии. Штаты тогда нашли выход: Вторая мировая война, по итогам которой Великобритания утратила мировое лидерство, а доллар стал мировой валютой, что и позволило американцам решить проблему внутреннего стимулирования своей экономики, сбрасывая в окружающее пространство негативные эффекты такого подхода.

Китай не может идти этим путем, так как юань не дает ему подобной возможности. Внутренняя трансформация Китая через проект «социального кредита», которая может взять под контроль потребление и создать отдельный контур, отделив его от промышленного сектора, неочевидна по своим результатам. История с «пандемией» уже показала, что существуют пределы такого социального проектирования. Возможно, что в течение какого-то продолжительного периода времени китайская власть сумеет сбалансировать психику населения и проводимые над ним эксперименты, но на коротком промежутке возникают противоречия, с которыми она не справляется.

Поэтому остается война, к которой Китай также не готов. Точнее, готовность к ней есть, а вот фактических возможностей для глобального противостояния - нет. Собственно, поэтому Китаю и нужна была Россия, как военный ресурс, который можно использовать в виде пушечного мяса. Однако теперь для всех, и для Китая в первую очередь, стало понятно, что архаичная российская армия в военном отношении не представляет из себя ничего серьезного. А руководство России неспособно ни на проведение реформ, ни на управление как таковое. Вполне возможно, что это стало для китайцев крайне неприятным открытием, а значит - вынудит их либо корректировать планы, опираясь только на свои возможности, либо вообще отказываться от них.

Однако кроме войны, итогом которой может стать если не глобальная, то хотя бы макрорегиональная зона преимущественного хождения юаня, за Китай никакой другой стратегии нет. Внутренняя трансформация - процесс долгий и тоже ненадежный. А экономическая катастрофа - вот она, уже здесь.

Может сложиться ситуация, как у Гитлера, который в беседе с послом Германии в СССР Шулленбургом сказал: «У меня, граф, нет другого выхода», - говоря о нападении на СССР. Китай в тупике, и выход из этого тупика может выглядеть как акт отчаяния.

Обсудить