Украинский пример для Молдовы: церковь

Православная церковь стала после его развала одной из ключевых «скреп», сохраняющих духовное единство жителей умершего СССР, которая позволила Москве и в дальнейшем контролировать ситуацию в бывших советских республиках. Влияние православной церкви на территории по меньшей мере западных республик бывшего СССР, в том числе Украины и Молдовы, оказалось после десятилетий репрессий советского режима настолько велико, что даже сознавая опасность сохранения этого ключевого рычага кремлевского влияния, руководство этих стран не решалось вступать в открытую борьбу с православной церковью, так как это было чревато политической катастрофой для любой власти.

Православная церковь всегда была важнейшим идеологическим оружием России на завоеванных ею территориях, для подчинения местного населения царскому режиму. Направляемых туда священников тщательно готовили, чтобы они могли проводить политику властей и внушали покорность перед властью, исходящей от российского царя.  На территории современной Украины это стало возможным после 1686 г., когда царский режим выторговал у союзников по Священной лиге в обмен на вступление в войну против Османской империи получение канонического контроля над ее землями.

Падение царизма и установление большевистского режима временно ослабило позиции церкви в обществе, так как большевики не терпели никаких конкурентов в борьбе за влияние на умы и сердца граждан. Хотя в 1943 г., в момент кризиса в войне с гитлеровским режимом большевикам пришлось пойти на определенные уступки и воссоздать русскую патриархию, ликвидированную еще Петром I в 1700 г., но они тут же приняли превентивные меры, «нашпиговав» признанные им теперь структуры православной церкви агентурой спецслужб снизу доверху, чтобы контролировать все процессы, происходящие в церкви.

            После празднования 1000-летия крещения Руси (1988 г.), когда началось быстрое восстановление позиций православной церкви на территории еще существовавшего тогда СССР, власти взяли курс на поддержание с Патриархией тесных, достаточно дружелюбных отношений. Эти связи оставались неизменными и после краха СССР и создания на его обломках новых независимых государств. Православная церковь стала после его развала одной из ключевых «скреп», сохраняющих духовное единство жителей умершего СССР, которая позволила Москве и в дальнейшем контролировать ситуацию в бывших советских республиках. Влияние православной церкви на территории по меньшей мере западных республик бывшего СССР, в том числе Украины и Молдовы, оказалось после десятилетий репрессий советского режима настолько велико, что даже сознавая опасность сохранения этого ключевого рычага кремлевского влияния, руководство этих стран не решалось вступать в открытую борьбу с православной церковью, так как это было чревато политической катастрофой для любой власти. Поэтому тогдашняя власть Украины ограничилась только обращением II Всеукраинского церковно-общественного форума «За Украинскую поместную церковь» к Патриарху Константинопольскому Варфоломею (12 июня 2007 г.) с просьбой признать УПЦ Киевского патриархата Поместной автокефальной церковью Украины. Вопрос создания в Украине единой поместной церкви Президент В.Ющенко тогда же (26 июня 2007 г.) обсудил с Патриархом Варфоломеем. Остальные намерения властей Украины в этом направлении (признание Варфоломеем каноничности УПЦ Киевского патриархата)  потерпели неудачу.

            Перелом в этом вопросе начался только после открытого вторжения РФ в Украину в 2014 г. и захвата ее войсками, вместе с местными пророссийскими пособниками, части Донецкой и Луганской областей. В этих принципиально новых, резко изменившихся условиях Украинская православная церковь (УПЦ) проявила себя, как и ожидалось, как рычаг давления Кремля на значительную часть жителей Украины, которой внушались антигосударственные, антиукраинские и пророссийские идеи и принципы. По существу, УПЦ окончательно превратилась после 2014 г. в мощнейший пропагандистский оплот Кремля на территории враждебной ему теперь Украины, и против него неизбежно пришлось бы применять суровые меры воздействия. Но УПЦ по-прежнему оставалась тогда еще слишком влиятельна в умах граждан Украины. Поэтому решено было пойти другим путем.

16 июня 2016 г. Верховная Рада Украины приняла Постановление №1422-VIII, которым обратилась к Константинопольскому патриарху с просьбой предоставить автокефалию Православной Церкви в Украине, признать недействительным акт 1686 г., помочь ликвидировать церковный раскол путем созыва Всеукраинского объединительного собора и выдать томос об автокефалии Православной Церкви в Украине. 18 апреля 2018 г. в ходе встречи глав Украинской автокефальной православной церкви, (УАПЦ) УПЦ Киевского патриархата (УПЦ КП) и УПЦ Московского патриархата (УПЦ МП) с руководством Украины первые двое подписали обращение к Патриарху Константинопольскому с просьбой о выдаче томоса об автокефалии православной церкви в Украине. Летом 2018 г. Константинопольская патриархия признала Украину своей канонической территорией, отвергнув претензии Московского патриархата, в том числе в ходе личной встречи Патриархов Варфоломея и Кирилла (31 августа 2018 г.). В ходе подготовки к выдаче томоса 7 сентября 2018 г. Патриарх Константинопольский Варфоломей назначил в Киев двух своих экзархов – архиепископа Памфилийского Даниила (Зелинского)  и епископа Эдмонтонского Илариона (Рудника).

Затем 9-11 октября 2018 г. состоялось заседание Синода Константинопольского патриархата, которое подтвердило решение о подготовке к предоставлению Церкви Украины автокефалии, создании в Киеве ставропигиального (подчиненного непосредственно Патриарху Константинопольскому) монастыря, отмене обязательств письма 1686 г, чем Киевская митрополия была выведена из-под власти РПЦ. Синод РПЦ 15 октября 2018 г. прервал контакты с Константинопольским патриархатом, но остановить процесс создания самостоятельной Православной церкви Украины уже не мог. 15 декабря 2018 г. в Киеве состоялся Объединительный собор УАПЦ и УПЦ КП, создавший самостоятельную единую Православную Церковь Украины (ПЦУ), в противовес сохранившейся УПЦ Московского патриархата. Наконец, 5 января 2019 г. Патриарх Константинопольский Варфоломей подписал томос об автокефалии ПЦУ в Украине.

Необходимость этого ключевого для дальнейшей истории православия в Украине решения еще раз подтвердилась после вторжения российских войск в Украину 24 февраля 2022 г. В ходе проведенных спецслужбами серии обысков и других следственных действий в Киево-Печерской лавре,  церквях, соборах и других зданиях, принадлежащих УПЦ Московского патриархата в Украине, включая Киев,  к декабрю 2022 г. было выявлено огромное количество псевдоправославной литературы, которая под прикрытием «православия» на самом деле была пропагандистской, оправдывающей преступную деятельность путинского режима в Украине, и особенно – бандитскую «СВО». Были установлены факты прямой координации действий Митрополита Кировоградского с руководством РПЦ, ряд священников, как было доказано проведенными действиями, активно распространял российскую пропагандистскую литературу.

Хотя синод УПЦ срочно снял с должности трех епископов, обвиненных СБУ в пророссийской деятельности, в условиях развязанной фашистским режимом Путина войны против независимого Украинского государства такое положение вещей становилось более нетерпимым. Поэтому руководство Украины перешло, наконец, к решительным действиям. В отношении около 10 церковных сановников были введены санкции (в их числе оказался и наместник Киево-Печерской лавры). Киево-Печерская лавра была конфискована у УПЦ и включена в состав ПЦУ. Решением Львовского облсовета УПЦ МП полностью прекратила свою деятельность на территории области. Указом Президента В.Зеленского Правительству Украины было отведено 2 месяца для внесения в Верховную Раду проекта закона о невозможности деятельности религиозных организаций, связанных с центрами влияния в России, что означает на практике окончательный разгром УПЦ Московского патриархата в Украине, крайне необходимый в создавшейся в стране ситуации.

Таким образом, начато создание  условий для последовательного уничтожения в Украине враждебной, антигосударственной церковной структуры – УПЦ Московского патриархата и очищения церковной жизни страны от кремлевского духовного влияния, которое в перспективе должно привести к дальнейшему укреплению проевропейского вектора среди жителей Украины.

Украинский пример должен стать образцом для Молдовы, которая, по существу, находится в том же положении, что и Украина.

Между тем Молдавская митрополия, возникшая еще в 1387 г. и признанная Константинополем в 1401  г. с резиденцией в Яссах, далеко не всегда была под пятой Москвы. На протяжении сотен лет она канонически подчинялась Константинопольскому патриархату. У Молдавской митрополии имелась собственная религиозная литература, рукописи, необходимые для проведения церковных служб, книги для обучения монахов (хотя многочисленные войны привели к потере значительной части всей этой литературы).

Лишь в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 гг. российские власти впервые попытались вмешаться в деятельность Молдавской митрополии. Установив на территории Молдавского княжества свою гражданскую оккупационную администрацию, фельдмаршал П.Румянцев поручил местным церковным властям назначить игуменом монастыря Св.Спиридона архимандрита Захария, грека по происхождению, уже давно служившего российским интересам. Позже по указанию Екатерины II Г.Потемкин назначил новым главой православной церкви Молдовы вместо Митрополита Леона Архиепископа Екатеринославского Амбросия. Но с уходом российских оккупантов кончилось и их вмешательство в церковную жизнь края. Новую попытку предпринял уже Александр I, назначив Гавриила Бэнулеску-Бодони 27 марта 1808 г. членом Синода и «Экзархом Молдовы, Валахии и Бессарабии». Под руководством российских оккупантов Митрополит Г.Бэнулеску-Бодони создал фактически самостоятельную от Молдавской митрополии церковь. После Бухарестского мира (16 мая 1812 г.) он же стал первым Митрополитом Кишиневской и Хотинской епархии. Она существовала вплоть до установления в крае румынской администрации (январь-март 1918 г.) и ею управляли назначенные Петербургом церковные сановники. Созданная затем Бессарабская церковь почти сразу же, в июне 1918 г. была слита с Румынской православной церковью, в составе которой находилась вплоть до 1940, а затем вновь в 1941-1944 гг.

Установление советского режима в 1940 г. повлекло репрессии в отношении церковного клира. С началом войны был арестован даже назначенный Москвой Епископ Кишиневский Алексий. После краткого периода румынской церковной доминации в крае (1941-1944 гг.), советские оккупационные власти восстановили в Молдове под плотным контролем спецслужб местные структуры Русской православной церкви, поначалу в статусе Епископии Кишиневской и Молдавской в составе РПЦ. Все ее предстоятели до 1989 г. не были уроженцами Молдовы. Первым ее предстоятелем – молдаванином стал действующий глава Молдавской православной церкви, первоначально епископ (1989), архиепископ (1990), а с 1992 г. – Митрополит Кишиневский и Молдавский Владимир (в миру Кантарян). Соответственно повысился и статус Молдавской православной церкви, получившей теперь статус Молдавской митрополии. С 1994 г. решением Синода РПЦ ей была предоставлена автономия в вопросах внутреннего управления.

Однако колоссальное влияние РПЦ на Молдавскую православную церковь после обретения независимости Молдовы, как и в случае с Украиной,  никуда не делось и периодически дает о себе знать, особенно после прихода к власти в РФ В.Путина (2000 г.). Хотя несколько уменьшившись, сохраняется сильнейшее влияние православных иерархов, проводящих курс московских кураторов,  на молдавских политиков и чиновников всех рангов. Влияние РПЦ было несколько ослаблено с созданием 14 сентября 1992 г. Бессарабской митрополии в составе Румынской православной церкви, которая оттянула на себя примерно до 15-20 % всех православных церквей  Молдовы. Однако, учитывая, что и в Бессарабской митрополии влияние Кремля, хотя и более опосредованно, остается таким же сильным, можно сказать, что ситуация в церковном плане с созданием Бессарабской митрополии изменилась непринципиальным образом. С этим, опять же как в Украине, вынуждены до сих пор считаться все власти нашей страны. Отдельные передачи и статьи о священниках, которые вели себя неподобающим для духовного лица образом, либо даже позволяли себе открыто вмешиваться в политическую жизнь страны (епископ Бэлцкий и Фэлештский Маркел, которого некоторые видят возможным преемником Митрополита Владимира) никакого существенного влияния на настроения жителей страны не оказали.

Вторжение российских оккупантов в Украину в феврале 2022 г. и активизация пророссийского крыла священников УПЦ, явное оживление  и поддерживающей их части клира Молдавской православной церкви ставит перед властями Молдовы настоятельный вопрос: что делать дальше? Можно ли допускать дальнейшее активное функционирование в Молдове влиятельнейшего центра российской политической и религиозной пропаганды, которым является Молдавская православная церковь, или же следует принять решительные меры по искоренению кремлевского влияния из нее?

Несомненно, что при принятии решения следует учитывать, что влияние РПЦ в Молдове еще сильнее чем в Украине, здесь никогда не предпринимались попытки создать самостоятельную православную церковь Молдовы, как это сделано было ранее в Украине. Едва ли это возможно и в нынешних условиях. Поэтому единственно правильным в создавшейся ситуации решением, по крайней мере, на данном этапе, было бы удаление наиболее активно действующих в интересах РФ представителей Молдавской православной церкви, от епископов до рядовых священников,  с занимаемых постов и вообще из церкви, проведение строгих проверок деятельности Молдавской православной церкви на предмет ее связей с РФ и особенно установления фактов пропаганды прокремлевских настроений и привлечение к суду их активных носителей среди священников неизбежно становится в недалекой перспективе одним из важнейших вопросов политической повестки дня в Молдове. В этом контексте внимательное изучение украинского опыта деятельности властей в отношении УПЦ и применение его как неизбежная и необходимая санационная мера, и в Молдове становится первостепенной необходимостью.

политический аналитик, доктор истории

Обсудить