Аналитика и комментарии

Назад

Левый партийный и электоральный сегмент после выборов

У ПКРМ нет будущего, В. Воронин в ней уже не нуждается. Она будет продолжать маргинализировать и к следующим парламентским выборам перед нею возникнет проблема преодоления 6-процентного барьера.
Левый партийный и электоральный сегмент после выборов

В парламент Молдовы левый избиратель будет представлен ПКРМ и ПСРМ, лидеры которых настроены враждебно друг к другу. Их можно назвать партиями условно, поскольку ни одна из них не является мировоззренческой, отвечающей своему названию. Но к ним нельзя подойти и с принятого у нас геополитического противопоставления «Восток – Запад»: все перемешалось в доме Облонских. Судьба их фракций в нынешнем составе парламенте незавидна. Но меня интересует не она, а что собой представляют эти две партии с точки зрения перспективы их политической выживаемости до следующих парламентских выборов.

Начнем с ПКРМ. В одной из своих июньских этого года статей я утверждал, что В. Н. Воронин, разгромив молодую поросль партии, идеологически обезглавил ее и предал свой электорат. Мой прогноз был таков: на очередных парламентских выборах его недопартия получит не более 20–25 % голосов избирателей, что в два раза меньше апрельского 2009 г. результата. Прогноз не только оправдался, он оказался завышенным. По отношению к ПКРМ могу сказать следующее. В 1993 г. В. Н. Воронину вручили в руки готовенькую партию, через три года он ею безраздельно овладел и в дальнейшем использовал ее в своих интересах, но одновременно проводил в жизнь некоторые социальные программы для населения правобережной Молдовы. После знаменитого июньского 2014 г. Пленума Воронин начал ее планомерное уничтожение. Партия стремительно теряла поддержку в обществе, что и подтвердили выборы 30 ноября. У ПКРМ нет будущего, В. Воронин в ней уже не нуждается. Она будет продолжать маргинализировать и к следующим парламентским выборам перед нею возникнет проблема преодоления 6-процентного барьера.

Партия не является коммунистической по идеологии. Будучи у власти, она проводила либеральные реформы, сочетала их с некоторыми социальными мерами, опираясь на авторитарные методы управления, свойственные ее лидеру.

Партия перестала быть провосточным ориентиром для своего прежнего избирателя и перестала быть привлекательной для протестной части общества. Тем не менее, процент проголосовавших за нее граждан правого берега Днестра все еще велик. Что собой представляет нынешний ее избиратель – вопрос, на который должны ответить социологи. Прежде всего, они.

Я предлагаю рассматривать два возможных варианта ответа: а) это часть прежнего электората ПКРМ, абсолютно доверяющая ее лидеру и не способная воспринимать его объективно; б) это избиратель, который, как и В. Воронин, понимает, что только ориентация на Москву, следовательно, на Таможенный Союз, приводит к геополитическому противостоянию между Западом и Востоком в правобережную Молдову с украинскими последствиями и такого развития политического процесса в Молдове необходимо избежать. Я склонен думать, что мы сталкиваемся именно с последним вариантом ответа. Видимо, эта часть избирателей находится в «мечущемся» геополитическом состоянии: она все еще ментально находится с Москвой, но понимает, что ее геополитические возможности ограничены, и с этим необходимо считаться. Этот избиратель увидел в реверансе Воронина по отношению к Западу, к ЕС именно это кажущееся ему геополитическое и геоэкономическое преимущество Запада над Россией и он склонен, во избежание худшего для себя, сделать ставку на ПКРМ и ее лидера. Другое дело, согласится ли Запад и их кишиневские марионетки с тем, что проголосовавший за ПКРМ избиратель все еще не стал русофобским, а обращение его взора к Западу – не безоговорочный, в какой-то степени вынужденный, хотя и прагматичный. Вместе с тем, геополитический дрейф этого избирателя не дает партии коммунистов основание рассчитывать на него на следующих парламентских выборах, скорее всего он станет добычей правоцентристов, работающих на левом электоральном поле. ПКРМ как политическая сила умирает, ее может спасти только трансформация и адаптация к новым реалиям. А это – другая Программа, другая идеология, другие символы, другие личности.

ПСРМ. Несмотря на огромную геополитическую поддержку со стороны Москвы, партия не смогла аккумулировать весь пророссийски настроенный электорат: он более, чем в два раза больше того, что социалисты получили на выборах. На мой взгляд, у нее много проблем.

Проблема лидера. Игорь Николаевич не показал современных лидерских качеств. За небольшой срок в качестве первого лица ПСРМ он принял ряд таких политических авторитарных решений, которые легли клеймом на его репутацию либо показали его недальновидным тактиком и стратегом. Он не имел права в избирательной кампании так жестко эксплуатировать Россию и ее приверженцев на правом берегу Днестра. Продемонстрированная им безоглядная провосточная ориентация сослужит плохую службу и Москве и всем в Молдове, кто исторически и ментально ориентирован на Россию.

Наш избиратель не простил ему голосование за Н. Тимофти на должность президента Молдовы. Вообще избиратель, как таковой, никому не прощает, даже Уинстону Черчиллю. Шоу с экзаменом кандидату в президенты на его приверженность молдавской этнической, языковой и политической идентичности либо был прикрытием чего-то, либо не выдержал испытание реальностью, а этого и нельзя было ожидать от Н. Тимофти, который на второй день после избрания показал свое истинное лицо. Додона должны были информировать о том, кто такой Тимофти. Если этого не сделали, он должен был разобраться со своим окружением. А если предупреждали, и он не послушался? Лидер партии имеет право на ошибку, тем более такой молодой и неопытный, как И. Н. Додон. Но он не имеет права не признавать их публично, скрывать их от своего избирателя. И он не имеет права оставаться во главе партии, если его ошибки привели к ее поражению, абсолютному или относительному, не имеет значения. «Лидерский» пример В. Н. Воронина с 2009 г. и его результат для ПКРМ на нынешних выборах должны стать для И. Н. Додона примером того, как не должен поступать лидер партии, если во главу угла он ставит превыше всего интересы молдавской государственности и народа Молдовы.

Проблема своего электората и своей идеологии. Избирательная тактика партии социалистов была направлена на то, чтобы забрать у ПКРМ ее пророссийского избирателя. Она частично с этой задачей справилась. Еще весной этого года я предупредил И. Н. Додона, что такая тактика способна поделить электорат ПКРМ, но не способна увеличить его, чтобы привести обе партии к власти. 30 ноября партии Додона и Воронина взяли точно такой же процент голосов, который взяла одна ПКРМ на ноябрьских выборах 2010 года. Оппозиция им обеспечена. Следовательно, у меня есть основание считать, что обе эти партии не достигли своей цели и проиграли выборы.

Но это относится к прошедшей избирательной кампании, и для ПСРМ – это полбеды. А настоящая беда состоит в том, что партия социалистов прошла в парламент, не имея своего электората. Те, кто голосовал за нее – это бывший электорат ПКРМ, который отказал в доверие ее лидеру В. Н. Воронину за отход от восточной геополитической ориентации, которой они привержены. Это не их социальная мировоззренческая позиция вообще, не говоря уже о социалистической ее составляющей, которая по доктринальной сути для избирателя ПСРМ – социал-демократическая. Следовательно, если лидер партии социалистов И. Додон проигнорирует эту электоральную реальность и попытается и на следующих парламентских выборах взобраться на парламентский подиум при помощи этого избирателя, его может ожидать поражение. А ведь партии необходимо наращивать электоральную поддержку. Где ее искать? Восточный геополитический вектор может дать ей максимум 30–35 % голосов. А нынешний избиратель ПКРМ не является потенциальным электоральным донором партии социалистов

Свой идеологический электоральный сегмент ПСРМ может оформить, так как после воронинской ПКРМ июньского 2014 г. розлива, левый политический сектор раздроблен, его поле – засорено и его по-рейдерски захватывают политические формирования, искусственно косящие влево, являясь на самом деле правыми. К ним я отношу, прежде всего, ДПМ. Это означает, что электоральными оппонентами ПСРМ будет кто угодно, но не ПКРМ, которая к тому времени может быть раздербанена. А отсюда вывод: объектом избирательной атаки со стороны ПСРМ должны те, кто пасется на электоральном поле слева от центра. Следует учитывать и то обстоятельство, что в перспективе восточный геополитический фактор для левого избирателя Молдовы будет менее значим, чем на этих выборах и это также повод для партии социалистов уже сейчас задуматься о своем избирателе на следующих парламентских выборах. У ПСРМ есть интеллектуальные личности, которые могут помочь ей стать классической левой партией западного типа. Важно отнестись к ним с должным уважением, считаться с их мнением и рекомендациями, использовать их потенциал, но не дай бог относиться к ним и поступить с ними так, как относился и поступил В. Н. Воронин со своими идеологами, политологами, политтехнологами.

Но все равно своего партийного избирателя партии социалистов не хватит, чтобы прийти к власти, тем более, удержать ее. Солидная часть избирателей-государственников остается недосягаемой для идеологического партийного формирования. Как быть? Если партия Додона будет почивать на лаврах победителя и не начнет немедленно решать эти проблемы, и если лидер партии будет вести себя, как в случае с Н. Тимофти, или как В. Н. Воронин, то ПСРМ не имеет перспективы.

Партия «Patria». Это пока вообще не партия. Ее список кандидатов в депутаты был сколочен из нескольких составляющих: людей самого Ренато Усатого, людей, близких к И. Тулянцеву и известных личностей из числа бывшего молодежного крыла ПКРМ. Одни – люди бизнеса, другие показали только свою геополитическую ориентацию, третьи пришли из партии коммунистов, не будучи поклонниками социал-демократической идеологии. Электорат партии – протестный, большинство – левой ориентации, но есть и правоцентристы и политически аполитичные. И именно это заслуживает внимание.

Само название партии «Partia» – «Родина» не содержит в себе социальную идеологическую направленность, оно ориентировано только на страну, ее суверенитет, независимость. Вот этот символ Республика Молдова должен стать ее идеологической платформой. Но его недостаточно, чтобы стать успешной партией на правом берегу Днестра. Ей будет мало объявить себя партией государственников Республики Молдова, рассчитывающая на поддержку ее граждан, независимо от их социальных идеологических предпочтений. Ей придется бороться за нейтральный статус Республики Молдова, то есть отказаться от какой-либо геополитической ориентации, как единственного условия ее самовыживания и в расчете на признание этого ее статуса со стороны противоборствующих геополитических игроков и их заинтересованности в мирном объединении двух берегов Днестра. Противниками этой партии будут и в самой Молдове, в Кишиневе и Тирасполе, и за ее пределами: в Бухаресте, Брюсселе, Вашингтоне, Москве. Удастся ли ей убедить их сохранить Республику Молдова на политической карте в юго-восточной Европе – вопрос, на который может ответить только история.

enews.md