Аналитика и комментарии

Назад

Образование в Молдове. Хождение по кругу. Проблемы и возможные решения.

В начале 2023 года была принята очередная стратегия развития образования. Известно, что в Молдове по каждому случаю принимают стратегии. В 2020 году, по подсчетам экспертов, в Молдове существовало в качестве нормативных документов около 200 стратегий. Невообразимое количество. И все они не реализуются.
Образование в Молдове. Хождение по кругу. Проблемы и возможные решения.

Данная стратегия также малореальная. Как и любая стратегия, принимаемая в Молдове она, предлагает решить к определенному сроку, в данном случае к 2030 году,  все проблемы, с которыми сталкивается система образования, а заодно и привести ее в соответствие с целями, которые ставят перед страной международные организации.

Обилие задач, что ставит себе стратегия, обилие целей, которые сформулированы, максимально обтекаемо и обобщенно, полное отсутствие конкретного анализа ситуации в Молдове не позволяет считать стратегию реализуемой.

Как правило, правительственные ведомства формулируют стратегии таким образом, чтобы можно было реализовывать небольшой набор мер по своему усмотрению. Формально эти меры вписаны в стратегию, а фактически решают то, что решают. А не то, что декларирует стратегия.

На самом деле проблемы, с которыми сталкивается система образования, просты и очевидны даже не специалисту. Их всего несколько.

Не хватает преподавателей в школах, в особенности в сельских школах.

Специалисты, которых выпускает, школа, и средняя, и высшая, не соответствуют требованиям рынка труда.

Вузы, давно распрощались с наукой. Науку, исследования в Молдове необходимо возрождать.

Система образования в Молдове не обеспечивает возможность получения специальных знаний человеком в течение всей его жизни.

Поскольку количество студентов и школьников уменьшается, необходима оптимизация системы школ и высших учебных заведений в соответствии с количеством учащихся.

Чрезмерная бюрократизация.

Внедрение цифровых технологий для галочки.

Эти проблемы очевидны.  Они прописаны в стратегии. Но из самой стратегии мы никогда не поймем, как именно Министерство собирается решать эти проблемы.

Формулировки настолько заумны, что понять их не реально. Судите сами.

Цель 9 «Повышение эффективности сектора Образования за счет повышения эффективности сети, модернизации инфраструктуры и укрепления управленческого потенциала и культуры качества на всех уровнях системы образования.»

Вроде понятно, а на самом деле бессмысленный набор слов.

Но опираясь на отдельные осмысленные места в стратегии и выступления Министра (с начала года, он выступал множество раз) посмотрим, как собирается Министерство решать вышеуказанные проблемы.

1. Недостаточное количество учителей в средней школе.

В своих выступления, в течении этого года, Министр образования обозначил в качестве одной из ключевых проблем – нехватку преподавателей в средней школе.

Решение этой проблемы Министр видит в увеличении количества выпускников

"Первоочередной задачей является увеличение количества выпускников педагогических факультетов хотя бы до 500 человек ежегодно. В настоящее время ситуация не столь обнадеживающая: лишь 25 процентов идут в школы. Мы стремимся удвоить этот показатель, начиная с 2024 года".

Цифры, которые приводит министр, уже говорят о том, что решить вопрос увеличением количества выпускников нельзя. Прежде всего – в школу идут только 25%. Министр не говорит, каков процент из тех, что идут в школу, остаются в ней на год, два и более. По разным оценкам, примерно половина. Остальные, так или иначе, покидают школу. То есть. Реальная цифра не 25%, а меньше, намного.

Простое увеличение количества выпускников не позволит увеличить количество молодых специалистов в школах.   Но почему именно молодых?

Этого требует шаблон мышления. Пополнять школу именно молодыми специалистами, даже если они не хотят идти в школу или же работают там небольшой срок. И министерство собирается увеличивать это количество с упорством быка пытающегося убить тореадора.

В реальности проблема не в молодых специалистах, в достаточном количестве и там, где они нужны. Даже данные самого министерства показывают, что основным источником комплектования является не только молодые специалисты.

Школы укомплектованы сегодня, в первую очередь, людьми старшего возраста, в том числе пред пенсионного возраста и пенсионного. При этом около 40%, по данным самого министра, не имеют педагогического образования.

То есть. Люди среднего и старшего возраста, при этом почти половина не имеет педагогического образования. Вот и ответ на вопрос.

Попытка решить проблему недостатка учителей за счет молодых специалистов, в данных условиях, обречена на провал.   Нужно просто разрешить работать тем, кто может и хочет, и вы сразу получите нужное количество специалистов. Нет. Шаблон требует уволить на пенсию, даже если человек может и хочет работать и набрать обязательно молодых. Даже если они не хотят там работать. И обязательно с педагогическим образованием.

Что, сложно человек с историческими знаниями преподавать историю?

Сложно человеку знающему физику или химию преподавать эти дисциплины в школе? Предположим, в школу пришел устраиваться учителем химии Менделеев. Не возьмут только потому, что нет педагогического образования?

Чтобы решить проблему кадров нужно привлекать специалистов, обладающих нужными знаниями, даже если у них нет педагогического образования.

Тем более, сам министр признал, что уже 40% педагогов не имеет такого образования. То есть. Жизнь сама расставляет все на свои места. Если не хватает специалистов, надо беречь тех, что есть, а не пытается валом решить проблему.

И потом, что такое педагогическое образование. Это некая фикция, на которую обычно ссылаются, но которую внятно никто не может определить. Если специалист обладает нужными знаниями, может донести до аудитории, разве этого недостаточно? Тем более в наших условиях.

2. Несоответствие рынку труда.

Так это звучит в стратегии «…цель 1. Приведение образования в соответствие с запросами и потребностями рынка труда с точки зрения устойчивого развития путем реструктуризации механизмов развития человеческого капитала.»

На самом деле вся эта заумная формулировка предназначена для обоснования  разработки и «внедрение к 2025 году Оперативной рамки квалификаций в соответствии с принципами Европейской рамки квалификаций, в том числе путем разработки не менее 35% от количества квалификационных стандартов, актуальных для рынка труда, путем обновления Перечня профессионально-технического и высшего образования и обеспечения функциональности Национального реестра квалификаций.»

Фактически, речь идет о том, что специалист в подготовленный в Молдове должен будет соответствовать европейской системе, то есть быть готовым эмигрировать и влиться в европейский рынок труда.

В самой стратегии ничего не говорится о национальном рынке труда.

Что остается национальной системе? Ничего. Гармонизацию   системы образования Молдовы и рынка труда Молдовы невозможно при данных предпосылках. Для того, чтобы реализовать такую гармонизацию, необходимо, прежде всего:

1. взаимодействие с предприятиями частного сектора;

2. пересмотреть программы обучения, как в школе, так и последующих ступенях обучения;

3. стимулировать возникновение в Молдове разного рода дополнительных форм обучения и гармонизации этих форм с базовой системой обучения (школа-вуз).

4. привлекать к преподаванию специалистов, имеющих реальный опыт, а не только педагогические знания.

3. Проблема науки в Молдове.

Министерство ставить задачу углубить и расширить научные исследования. На самом деле, и это надо открыто признать, науку, настоящею науку как институт Молдова потеряла. Есть отдельные ученые, возможно даже мирового уровня, есть множество людей, имеющих ученые звания, но института науки в Молдове нет.

Стратегия ставит своей задачей усилить участие вузов в международных проектах. Формально решение верное. Но фактически нет. Оно приведет к дальнейшему оттоку кадров из страны и не позволит возникнуть институту науки в Молдове.

Парадокс? Нет. Наука — это не участие отдельных ученых в международных проектах. Наука — это объединение людей совместно ищущих решение проблем, стоящих перед обществом.    

Между тем, научные сообщества, что еще есть в Молдове, практически не занимаются проблемами Молдовы. В этих условиях участие в международных проектах является иной формой экспорта рабочей силы из страны. То есть. Международная помощь, гранты и т.д. не являются формой помощи в поиске научных решений проблем Молдовы, а элементарной покупкой мозгов из Молдовы.

Формулировку задач стоящих перед научным сообществом должно осуществлять государство. (Такие задачи может формулировать и научное сообщество, если оно консолидировано решать проблемы страны, если нет, должно государство).

Если министерство взяло на себя задачу управления наукой в РМ, оно должно, прежде всего, заняться решением вышеуказанной задачи. Само или в качестве координатора, не суть.

Но именно этого нет в стратегии. Увеличится участие в международных проектах на 5% или на 10%, науки больше не будет. Будет большее участие граждан Молдовы с научными степенями в этих проектах.

Поскольку сами эти проекты не решают проблемы Молдовы, а министерство имеет долю в этих проектах, можно говорить о скрытой коррупции. Отвлекать ресурсы страны, на решение чужих проблем это и есть на самом деле коррупция.

4. Непрерывное образование в течении жизни.

В стратегии решение этой проблемы сформулировано следующим образом. Необходимо создать сеть формального и неформального дополнительного образования, мотивировать взрослых решать свои проблемы посредством образования, увеличить сеть центров валидации неформального образования.

Как и во всей стратегии это формально правильно. Реально, формальное и неформальное образование за пределами системы школа-вуз, практически не поддерживается государством. Хотя бы в форме налоговых льгот, не говоря уже о более массивной поддержке.

5. Оптимизация количества учебных заведений в соответствии с количеством учащихся.

Здесь все очевидно. Сокращать и сокращать. Эта линия известна. Ее последствия мы наблюдаем. Относительно школ, в особенности сельских, такие решения неизбежны. Количество жителей во многих селах ниже критически необходимого уровня для содержания школы. Однако и здесь все решается, без учета конкретных обстоятельств. А самое главное очень спорным является принцип определения нужности школы или детского сада исходя из норматива стоимости обучения (содержания) одного ребенка.

И конечно, очень спорным было сокращение количества вузов. Это сокращение не решает проблему качества обучения и тем более развития науки в Молдове. Всего лишь позволяет канализировать доступ к бюджету и международным грантам в небольшом количестве структур.

Однако, наука, ученые, эксперты должна критически осмысливать практику. В этом их задача и роль в обществе.  

6. Чрезмерная бюрократизация.

Про бюрократизм в нашей школе, средней и высшей, только ленивый не писал. Отчет и отчеты, параметры, галочки… Министерство интересует только это. Фактически, в высшей школе можно преподавать любую галиматью, главное, чтобы она соответствовала параметрам.

Это и понятно. У Министерства нет других рычагов давления на среду кроме бюрократического формализма. Поэтому, Министерство плодит не только требования, но и дополнительные структуры, которые должны, как бы руководить процессом.  

Естественно, что в стратегии об этой проблеме не слова.

7. Внедрение цифровых технологий для галочки.

Эта же проблема, приводит к тому, что внедрение цифровых технологий проводится для галочки. Технологии — это инструмент и их внедрение должно иметь четкую цель.

Например. Всякое знание начинается с библиотеки. Ни один молдавский вуз не обладает значимой, в интеллектуальном плане, цифровой библиотекой.

Не только общедоступных книг, но и лучших практик и курсов, вообще знаний лучших педагогов Молдовы и мира. В условиях нехватки педагогов, это многое могло бы решить.

Впрочем, зачем далеко ходить. Сайт самого министерства — это прошлый век, заря интернета.

Как по дизайну, так и по способу размещения информации, ее подачи.

Вся информация хаотична, неполна. Ее размещение вообще лишено всякой логики.

Видно, что Министерство вообще не рассматривает сайт в качестве инструмента продвижения своих политик. Только как формальную необходимость вести сайт.