Аналитика и комментарии

Назад

Опасные заблуждения Ивана Бургуджи

Время войн и конфронтаций давно прошло. Раскол Молдовы и Гагаузии, вражда между братскими православными народами выгодна врагам Православия, врагам России, которая на протяжении веков консолидировала и берегла своих единоверных братьев.

Гонимый и вынужденный жить за пределами Гагаузии общественный и политический деятель Иван Бургуджи оказался в сложном положении. Одна его частичка еще осталась в 80-х годах прошлого века и продолжает жить страстями того времени. Другая частичка – в приютившем его Приднестровье, хоть дружественном, но всё же далёком от родного дома. И только третья – в его родной Гагаузии. Отсюда его колебания, а в отдельных случаях и заблуждения. Но при всем этом он остается прекрасным, чистым и искренним человеком. И наша критика относится к идеям, которые продвигает Бургуджи, а не к самому автору.

В своем эссе, которое, хочет того или нет Иван Бургуджи, является попыткой перенесения приднестровского опыта на Гагаузию, автор поднимает ряд важных проблем, от которых отмахнуться не получится.

Давайте вместе с автором поразмыслим над этими проблемами.
Иван Бургуджи пишет: «За восемь лет безраздельного правления в Молдове тоталитарного псевдо коммунистического режима, правящей партии ПКРМ практически удалось выкорчевать на политическом поле Молдовы все ростки, из которых могла бы пробиться и взрасти адекватная оппозиционная сила, действительно имеющая свою позицию и готовая твердо отстаивать её».

В общем, вывод не новый. И действительно, длительное время было так. Разве можно было назвать оппозицией ряд маргинальных партий, как на левом, так и на правом фланге, которые меняли свою позицию в отличие от того, приблизил или отдалил их Воронин. Вчера еще социалисты Абрамчук-Крылова боролись с режимом Воронина-Ткачука, сегодня Абрамчук вместе с этим режимом в одном списке кандидатов в парламент. Что, коммунисты поменялись? Нет, просто они сделали предложение, «от которого невозможно отказаться». В результате Абрамчук в списке, а партия социалистов заявляет о полной и безоговорочной поддержке коммунистов. Оппозиция, однако!

А можно ли назвать оппозицией Демократическую партию? Что выкинет эта партия завтра, не знает никто. Думаю, что и её лидер Думитру Дьяков тоже пока этого не ведает. Но все знают, что вождь этой партии предсказуем в своей непредсказуемости. Он сделает то, что будет выгодно ему. И вся оппозиционность может быть забыта в один день, и даже час.

А чего стоит Социал-демократическая партия! После 17 лет деятельности в оппозиции, непримиримой борьбы с номенклатурой и беспределом, партия, начиная с лета 2008 года благополучно перешла в стан тех самых пресловутых номенклатурщиков, став так называемой «конструктивной оппозицией». Не будем говорить о моральном аспекте этого шага. Он всем очевиден. Но неужели не хватило ума понять, что это ударит по рейтингу партии? Теперь у них один выход: убедить коммунистов начать против них преследования и давление. Может хоть это спасет от полного провала на выборах. Идею дарим.

Проблема Молдовы в том, что длительное время у неё не было серьезной системной оппозиции. Однако в прошлом году она появилась.
К числу системной оппозиции мы относим несколько партий – Либеральную партию, Либерально-демократическую, частично Альянс «Наша Молдова» и Центристский союз Молдовы.

С первыми тремя все легко и понятно. Они выступают открыто за вхождение в НАТО, вывод российских войск, в том числе и миротворцев из Приднестровья, закрытие русских школ и телеканалов. Их политика направлена на разрыв стратегических связей с Россией и выход Молдовы из СНГ.

В принципе, коммунисты проводят политику, близкую к программным целям либеральных партий, но они, по крайней мере, делают все это не так открыто. К примеру, проводят свой весенний партийный съезд на русском языке, председательствуют в СНГ, имитируют «переговоры» с Левобережьем, говорят о «демилитаризации» Молдовы. В общем, они водят Россию за нос, и надо признать, что им все это неплохо удается.

Сложнее обстоит ситуация с Центристским союзом Молдовы и их отношениями с коммунистами. Если проанализировать программы этих двух партий, то, на первый взгляд, больших различий между их программными целями нет. Однако расхождения есть, и, судя по всему, весьма серьезные.

Команда Тарлева - сторонник развития реального сектора экономики, поддержки местных производителей. Команда Воронина-Ткачука-Рейдмана ориентируется на импорт. Отсюда занижение курса евро и доллара, отсюда зеленая улица для импортеров. Эта политика, по мнению большинства авторитетных экономистов, гибельна и чревата глубочайшим кризисом экономики. Ряд экономистов высказывают убеждение, что Молдова уже вступила в фазу этого кризиса, но коммунисты любыми методами стараются оттянуть этот срок до 5 апреля. Хотя они не могут не понимать, что чем дольше будет инкубационный период, тем тяжелее окажется болезнь.

Есть у команды Тарлева значительные расхождения с нынешней властью и по вопросам внешней политики. Модель Воронина, основанная на личном отношении к нему лидеров той или иной страны, новым поколением политиков не разделяется.

Тарлеву 45 лет, и он настроен на долголетнюю активную деятельность в политике. Воронину около 70, и у него другие планы. Вступив в общество «Друзей России в Молдове», и возглавив его, Тарлев публично обозначил один из своих приоритетов во внешней политики. Предложение участвовать в этом проекте было сделано многим политикам. В том числе и тем, которые часто бывают в Москве и клянутся в «вечной дружбе» России. Однако на практике публично это показать они испугались. Кстати, Воронин сделал все, чтобы эту организацию не зарегистрировали. Под разными предлогами министерство юстиции трижды(!!!) отказывало в регистрации этого общественного объединения. Так к России на практике относятся те, кто убеждает Москву, что лучше партнеров, чем они, в Молдове нет.

Если говорить о Гагаузии, то Центристский союз Молдовы является единственной партией в Молдове, в первую двадцатку избирательного списка которой входят три представителя Гагаузской автономии. Причем двое входят в «горячую десятку», а третий в списке на проходном, 15-м месте. В предвыборной программе ЦСМ присутствует специальный раздел, посвященный Гагаузской автономии, в котором учтены абсолютно все вопросы, поднятые патриотами Гагаузии.

Да, Тарлев и его партия не проводит избирательную кампанию под лозунгами «Долой!». Они убеждены, что их сила не в критике других, а в том, что они могут предложить лучшую модель развития страны и лучшую команду для реализации намеченных планов и программ. Возможно, с точки политических технологий, это не совсем правильный подход. Но это их позиция, их право так себя вести и они это право реализуют на практике. Время покажет, были ли они правы, не воспользовавшись технологиями из учебников по избирательным кампаниям.

В общем, у команды Тарлева есть все шансы стать новой, современной, динамичной и эффективной партией. Вопрос только лишь в том, сумеют ли они этим шансом воспользоваться. Многим в Молдове хочется, чтобы у них получилось. Однако есть политические силы, как на правом, так и на левом фланге, которые, в силу разных причин, боятся Тарлева и его команды. Прежде всего, это правящая ПКРМ. Вольно или невольно господин Бургуджи подыгрывает режиму Воронина.

Еще об одном тезисе Ивана Бургуджи. Он пишет: «По большому счету,- это не наши, не народа Гагаузии выборы. Нам нет места в них, нам в них нечего делать, кроме как, в очередной раз, марать честь и достоинство нашего народа». И далее «Вызывает некоторое удивление появившиеся в СМИ сообщения о том, что «Команда Михаила Формузала подписала соглашение о совместном участии в выборах с Центристским союзом Василия Тарлева», «Народные патриоты Гагаузии вошли в партийную команду Василия Тарлева» и т.д. На практике это означает, во-первых, с одной стороны, что сам Башкан Гагаузии М.Формузал и его команда отказались от выдвигаемых ранее к официальному Кишиневу требований о необходимости выделения для Гагаузии в Парламенте Молдовы квот, для избрания депутатов по одномандатным округам с правом вето, по вопросам, касающимся интересов Гагаузии».

Любопытный вывод делает Иван Георгиевич. Получается, что если команда Формузала входит в парламент, то она тем самым предает интересы народа Гагаузии. Интересно, а кто будет пробивать для гагаузов квоты для представительства в центральных органах власти, если в парламенте вообще не будет представителей Гагаузии? Или господин Бургуджи думает, что всего в этом мире можно добиться через силовые акции, через уличные протесты, через площадную демагогию? А не приведет ли этот путь к тому, что Гагаузия самоизолируется от всего внешнего мира? И кто тогда с ней будет иметь дело? Россия, ЕС, Турция? А зачем им иметь проблемы с Молдовой?

И еще один тезис вызвал у нас недоумение. Иван Георгиевич призывает: «Народ Гагаузии должен бойкотировать эти выборы и отказаться участвовать в голосовании по выборам депутатов в Парламент Молдовы».
А подумал ли он, кому выгоден этот бойкот? Если нет, то подскажем.

В-первую очередь, коммунистам, которые развяжут кампанию против Формузала и его команды, объявив Гагаузию очагом сепаратизма. Возможно, что это послужит предлогом для введения в стране чрезвычайного положения и отмены выборов, тем самым даст воронинцам возможность сохранить свою власть.

Мы видим, как ПКРМ делала все возможное, чтобы снять с выборов те социальные силы, которые могут голосовать против них. Это студенты в Кишиневе, которым не выдавали право на голосование в столице. Это Приднестровский регион, где не открываются под разными предлогами избирательные участки. Теперь, кто-то, увы, с помощью Бургуджи, хочет отнять это право и у Гагаузии. Тем самым, ПКРМ получает шанс сохранить свою власть еще на 4 года.

Во-вторых, все это выгодно тем кругам за пределами Молдовы, которые активно стремятся дестабилизировать ситуацию в нашей стране. Эти люди есть в разных странах и регионах, включая и Приднестровье, и Румынию, и даже Россию. Если говорить о последних, то это заведомо маргинальные силы, которые ни коим образом не отражают позицию Москвы и своими действиями дискредитируют российское руководство.

В общем, все не так просто, как кажется доброму и наивному романтику Ивану Георгиевичу Бургуджи. Проблема в том, что его используют в неблаговидных целях, а он, будучи оторванным от Молдовы и Гагаузии, не всегда может оценить ситуацию и сделать правильные выводы. Никак не может понять «солдат невидимого фронта» Иван Бургуджи, что война давно закончилась. Сейчас нужны другие подходы, другие формы и методы. К счастью, это понял и оценил подлинный лидер Гагаузии Михаил Формузал – не меньший патриот своего народа, чем уважаемый нами Иван Бургуджи. Действия Формузала и его команды направлены на отстаивание стратегических интересов Гагаузии, и вместе тем, интересов всей Молдовы.

«Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать; время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру» (Екклесиаст, глава 3).

К счастью, время войн и конфронтаций давно прошло. Раскол Молдовы и Гагаузии, вражда между братскими православными народами выгодна врагам Православия, врагам России, которая на протяжении веков консолидировала и берегла своих единоверных братьев. Только сближение, только поиск общих интересов и взаимодействие в решении общих задач могут принести благо как Гагаузии, так и всей Молдове.