Аналитика и комментарии

Назад

Совещание у президента. Риски и угрозы для еврореферендума

Участвовал в одной из встреч экспертов с президентом Молдовы. Тема – отношение к еврореферендуму. Выступил. Высказал свою позицию к референдуму, о возможных рисках и угрозах, а также поделился своим мнением о том, что нужно делать, чтобы победить на референдуме.
Совещание у президента. Риски и угрозы для еврореферендума

На эту темы есть моя запись на интернет-канале AVA TV. Кто не смотрел, может восполнить этот пробел. Смотреть можно на сайте AVA.MD, Youtube и Facebook. Меня попросили подготовить текстовую версию. Выполняю. Она будет состоять из двух частей.

Первая часть - Риски и угрозы для еврореферендума

Нужен или не нужен референдум?

Экс-президент Игорь Додон, выступая в декабре 2023 года, заявил: «Решение о присоединении к ЕС должны принять граждане на референдуме. Его следовало бы провести сейчас, но власть боится, так как доверие к ЕС и так падает, и это происходит только по её вине».

Прошло не так много времени, как позиция Додона кардинально изменилась. В феврале 2024 года он уже заявляет: «Сейчас референдум не является приоритетом».

Надо признать, что это позиция многих противников евроинтеграции. Вначале они жаждали этого референдума, надеясь, что власть на это не пойдет, а у них будет возможность говорить, что президент Санду игнорирует мнение народа, навязывая европейский выбор.  Потом испугались, что граждане могут поддержать еврореферендум и дали задний ход.

У меня нет желания обсуждать тему, надо или не надо. Почему? Потому, что процесс запущен. И поздно говорить, нужно было его запускать или нет. И если запускать, то как лучше это было сделать. В общем понятно, что в любом случае референдум нужно было когда-то проводить. И не столь принципиально, когда именно.

Сейчас задача у проевропейцев одна – победить. Сторонники европейского выбора должны осознать, что проигрыш — это закрытие на неопределённое время проекта евроинтеграции и откат в прошлое.

Катаклизмы и референдум.

Катаклизмы бывают природные, а бывают рукотворные. На природные повлиять сложно. Но нужно быть готовыми. Это может быть засуха, обильные дожди... Рукотворные катаклизмы – это экономические и социальные проблемы: рост цен, невыплата зарплат и пенсий, закрытие предприятий, рост преступности и т.д. Особая опасность – коррупция в правящей верхушке плюс склоки и скандалы во властных структурах. И первое, и второе может повлиять на итоги референдума. К этому нужно быть готовыми.

Опасность со стороны PAS.

Многие будут удивлены. Угрозы и риски со стороны PAS я решил перечислить раньше, чем угрозы со стороны Кремля и его молдавских сателлитов. Хочу быть правильно понятым: я понимаю реальность угроз от Кремля и от тех, кто в Молдове работает на интересы Москвы. Но эти угрозы можно просчитать и выработать противодействие. И даже мы, несмотря на отсутствие финансирования от государства и зарубежных спонсоров, используя наши информационные ресурсы AVA TV AVA.MD,  ведем довольно успешные информационные бои с Кремлём и его молдавскими сателлитами.

Сложнее с рисками и угрозами от представителей власти. Там много непрофессионалов, а логику непрофессионалов просчитать невозможно. Примеры. Как реагировать, когда министр в качестве примера успехов в реформировании экономики по европейскому образцу хвастается отменой книги Жалоб в сфере услуг? Это для Алайбы уже прорыв или только первые шаги на пути в ЕС? Или его предложение отказаться от заправщиков на заправках ГСМ? Он действительно считает это реформой, которая даст толчок развитию экономики Молдовы? Алайба убежден, что это является важной составляющей интеграции Молдовы в ЕС?

Если это так, то мы имеем дело не только с непрофессионалом, но и саботажником, который своими якобы реформами дискредитирует власть и европейскую интеграцию. А ситуация с конкурсами по раздаче коммерческих площадей в аэропорту? Такое впечатление, что делается это специально, чтобы дискредитировать власть, а вместе с ней и европейскую интеграцию.

Отдельная тема с закупками газа. Известно, что сам газ без запаха. Но в него что-то добавляют для безопасности, чтобы люди могли почувствоваться утечку газа. Не знаю, что добавляли в газ, который был закуплен в прошлом году, но запах этот чувствуется по всей Молдове. Оппозиция говорит, что это запах коррупции.  Не могу это не подтвердить, не опровергнуть.

Может коррупция. Может непрофессионализм. А может не было другого выхода? Пока власть не внесет ясность в эту проблему, до тех пор будет существовать мнение, что там не все было чисто.

К тому же, мы не знаем, какие новые идеи, новые псевдореформы могут появиться у команды PAS до референдума.

Самодовольство и непрофессионализм команды PAS и их умение создавать проблемы на пустом месте — это угроза как для президента, так и для референдума.

Что касается выборов президента, то это проблема Майи Санду. Это ее команда, пусть сама решает. А проблемы с референдумом – это общие проблемы всех сторонников евроинтеграции. Поэтому мы не вправе молчать об опасности со стороны PAS.

Угроза ошибок Майи Санду.

Выделю несколько возможных угроз. Майя Санду закрывает глаза на проблемы, в том числе связанные с коррупцией, создаваемые командой PAS, в надежде, что все само собой рассосется. Не рассосётся, а проблемы будут нарастать.

Президент не хочет замечать непрофессионализм своей команды.  Разве ей не ясно, что в Молдове нет ни одной партии, имеющей достаточно своих интеллектуально и профессионально подготовленных членов для управления страной? Есть также опасность, что референдум будет рассмотрен не как отдельный большой политический проект, а как возможность поддержать Санду на выборах президента. И оппозиция предложит слоган: Кто против Санду, тот против референдума!

Есть недоработки со стороны[ВА1]  президента, которые также могут стать рисками и угрозами для референдума.

Например, правовая реформа, которую обещала провести Санду, чтобы ударить по коррупции. Результатов пока не видно.  В обществе распространяются слухи, что у судей и прокуроров появились прайс-листы на услуги. Скорее всего, это ложь. Но в обществе сложилась такая атмосфера, что люди охотно верят. Еще одна проблема – денежная премия в размере 30 тысяч евро из Тимишоары для президента. Это открытие ящика Пандоры. Любой политик сможет получать разного рода вознаграждения через «премии». Думаю, что президент не только должна отдать эти деньги государству, но и инициировать принятие закона, запрещающего возможность политическим и государственным деятелям получать денежные премии. Исключение сделаем для Нобелевской премии. И это не шутка. Не исключаю, что президент, который решит проблему Приднестровья и объединит Молдову, может получить эту премию.

Кремль и референдум.

Кремль, скорее всего, публично не будет выступать против референдума. Более того, некоторые кремлёвские друзья в Молдове могут даже публично поддержать референдум, но не публично сработать против. Пример, как ДПМ в 2016 году публично говорила о поддержке Майи Санду на выборах президента, а реально поддержала Додона, который в результате этого победил и стал президентом.

Путинская стая против референдума.

Главным в борьбе против референдума объявил себя Илан Шор. В Москве на встрече в Госдуме он сказал: «Курс правящей партии Молдовы на евроинтеграцию, это путь к нищете, войне и потере государственности». И заверил, что сделает все возможное, чтобы референдум власть проиграла.

То, что Шор становится лицом антиреферендума, это хорошо. Можно будет противникам референдума говорить о том, что они на стороне Шора. И зная, кто такой Шор, зная о его уголовных сроках и бегстве из Молдовы, они такому партнёрству не возрадуются.

Но «путинскую стаю» не стоит недооценивать. В первую очередь, это команда Шора – партия «Возрождение», подом еще одна его партия – «Шанс». Могут быть и другие, пока секретные партии Шора, так называемые «Спящие».  Это также подконтрольные Шору информационные ресурсы и пропагандисты. К тому же, у Шора при поддержке Кремля практически неограниченные финансовые ресурсы.

Есть еще Игорь Додон и Партия социалистов.  У них хорошая организационная структура партии. Есть информационные ресурсы и пропагандисты.

Кто еще?

Уверен, что со временем проявят активность различные небольшие партии и общественные организации и отдельные ЛОМы.

Пока пропускаем лжеевропейцев. Это отдельная тема. К ней еще вернемся.

Информационные атаки. Основные нарративы противников референдума.

Задача противников референдума - связать это мероприятие с Санду. Если против избрания Санду на новый срок президентом, то   надо голосовать против референдума. Против референдума, значит против Санду. Дуплет. Есть еще идея – это бойкот референдума. Не брать бюллетени.

А какие нарративы (идеи) еще выдвигают противники референдума? Они убеждают, что вступления в ЕС не будет. Значит не нужно голосовать за вступление. А есть и такая идея: если победят сторонники референдума, то будут преследовать противников евроинтеграции. Значит нельзя дать им победить.

Также пишут и говорят также о том, что Европа в кризисе. Зачем идти туда, где кризис? Добавляя, что Европа – это зло, зачем пускать зло в наш дом! Начали также утверждать, что вступление в ЕС, это война с Россией.

Сейчас не буду комментировать весь этот бред, но в дальнейшем вернусь к такого рода идеям. Молчать нельзя, нужно им противодействовать.

В последнее время раскручивается еще одна тема. Утверждают, что альтернатива ЕС – Евразийский экономический союз.

Банальный подкуп избирателей.

Если Россия будет играть по серьезному, а это скорее всего так и будет, то будут задействованы большие деньги.

Шор и его команда создала систему подкупа участников политических акций. Эта система может работать и во время референдума, что может серьезно повлиять на результаты голосования.

Дестабилизация как политическая технология противников референдума.

Цель дестабилизации – срыв референдума. Если не получится, то создание атмосферы напряжённости в обществе.  Точки дестабилизации - Гагаузия, Приднестровский регион, Бельцы. Особое внимание Кишиневу. Постоянные митинги, шествия, палаточный городок. Побочные цели – мобилизация оппозиции.

Вначале – мобилизация на митинг. Потом участники митинга мобилизуют граждан в своих населённых пунктах во время выборов и референдума. Эти мероприятия могут помочь создать систему подкупа избирателей.

Несколько слов в заключении.

Когда Игорь Додон требовал проведения референдума в декабре, была информация, что ЕС может не проголосовать за начало переговорного процесса с Молдовой и Украиной по вступлению в ЕС. И это создаст соответствующую атмосферу разочарования и неверия в перспективы вступления в ЕС.  Додон просчитался. У него это бывает часто. И после этого дал задний ход. Начал говорить, что не нужно проводить референдум.

Когда Майя Санду объявила о том, что инициирует проведение референдума, была эйфория. Вначале дали статус кандидата, а теперь объявили о начале переговорного процесса.  Но эйфория не может длиться месяцами.  Победная волна пройдет высшую точку и начнет спадать. Есть теоретическая опасность проиграть референдум. Я сказал это на встрече с Майей Санду и повторю сейчас. PAS изолировалась от общества от других проевропейских партий и ни с кем не хочет делиться властью, хотя собственной компетентности и профессионализма явно не хватает.  Есть критические замечания к президенту, но давайте уясним, что Европейские выбор – это не только выбор PAS и Санду. Большинство граждан Молдовы поддержало идею европейской интеграции еще до прихода этой команды к власти. И будет поддерживать после их ухода. Сегодня нам нужно всем объединиться, чтобы выиграть референдум. Как я уже говорил, поражение отбросит нас назад. Этого нельзя допустить. Я не политик. Поэтому не могу говорить только о недостатках. На встрече с Санду поднимал также тему «что делать?»

Об этом в следующей публикации…