Экономика и бизнес

Назад

Валерий Лазэр: "Ставить на спекулянтов и предполагать, что экономика будет устойчиво развиваться за счет их деятельности, нельзя"

Главное сегодня - не делать резких движений, "потому что очень большой соблазн все отрегулировать жесткими административными мерами". Важно продолжать структурные реформы, создавать условия для привлечения прямых иностранных инвестиций и их ориентацию в производственные, экспортно-ориентированные сектора...
"Что делает молдаванин, когда у него кончаются деньги? Меняет доллары или евро". Этот анекдот из реальной жизни не требует пояснений для живущих здесь и сейчас. Часть населения живет за счет валютных средств, которые присылают им работающие за рубежом родственники. В результате растет потребительский спрос, который покрывается большей частью за счет импорта. Основная проблема молдавской экономики - хронически увеличивающийся разрыв между слабым экспортом и импортом, который растет более высокими темпами. Это нездоровая ситуация, считают специалисты, но Молдова далеко не первая страна, которая сталкивается с такой ситуацией, и чем скорее страна из нее выйдет, тем тем меньше негативных последствий получит.

Один из основных путей решения этой проблемы экономисты видят в росте прямых иностранных инвестиций, которые реанимировали бы производственный сектор и привели бы к увеличению молдавского экспорта. Эту задачу поставило перед собой и правительство, зафиксировав ее в Национальной стратегии по привлечению инвестиций и продвижению экспорта, утвержденной в 2006 году. Усилия властей не прошли даром: за последние два года в Молдове отмечается существенный рост иностранных инвестиций. Тем не менее, это пока не меняет ситуацию с дефицитом торгового баланса: импорт по- прежнему растет более быстрыми темпами, чем экспорт. Почему так происходит?

На прошлой неделе эксперты консалтинговой компании BIS Group представили свою работу по исследованию инвестиционных процессов в РМ за 17 лет, в частности за 2006- 2008 г.г. - через призму целей и задач, которые ставит перед собой государство. Таким образом, речь в этой работе идет не только и не столько о том, сколько и каких инвестиций пришло в страну, но и о том, как они повлияли на развитие молдавской экономики, привели ли они к тому результату, которого от них ждут, в том числе: к выравниванию торгового баланса за счет развития местного производства с более высоким уровнем производительности и конкурентоспособности, к увеличению экспорта продукции, к повышению уровня замещения импорта местными товарами, снижению разрывов в территориальном развитии, увеличению уровня вовлечения в экономический оборот средств населения.

"Конечно, никто не ждал, что в 2007 или в 2008 году ситуация с торговым балансом резко изменится с точностью до наоборот, - говорит гендиректор BIS Group, экс-министр экономики Валерий Лазэр. - Мы прекрасно понимаем, что определенное количество лет рост импорта будет продолжать опережать рост экспорта. Главное, чтобы этот разрыв уменьшался - за счет увеличения экспорта, за счет появления новых экспортных товаров с высокой добавленной стоимостью. К сожалению, пока ситуация не становится лучше ни в количественном отношении - разрыв не становится меньше, ни в качественном: гамма экспортных товаров из года в год сужается, а по импорту растет - самое обидное, что в том числе по товарным позициям, не требующим запредельных научно-технологических, ресурсных или финансовых усилий. И это, на первый взгляд, непонятно, ведь динамика роста прямых иностранных инвестиций у нас положительная".

Куда уходят инвестиции?

Почему у нас говорят о пользе прямых иностранных инвестиций для стабилизации торгового баланса? Эксперты опираются на практику стран региона, которые также сталкивались с аналогичной проблемой роста дефицита торгового баланса в переходный период и решали ее именно за счет роста прямых иностранных инвестиций.

Что же такое прямые иностранные инвестиции? В эту категорию попадают, во-первых, инвестиции непосредственно в уставный капитал предприятий (прямые - больше 10%, портфельные - до 10%), во-вторых, это "другие инвестиции" - главным образом, займы от материнских компаний.
"Из года в год в структуре прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Молдову наблюдается крен в сторону "других инвестиций" - в виде займов от материнских компаний, кредитных линий и т.п., - рассказывает Валерий Лазэр. За период 2006 год - 1 квартал 2008 года доля этой категории ПИИ составила уже около 70%. - Куда эти деньги уходят? Мы видим, что большая часть этих инвестиций уходит в финансовый сектор - это очень даже хорошо, потому что если эти деньги уходят в банки, в организации по микрофинансированию, в лизинг, в конце концов эти деньги оказываются в реальном секторе экономики. Однако на самом деле, большей частью они идут на финансирование торговли, сделок с недвижимостью. Грубо говоря, примерно 70% всего чистого потока прямых иностранных инвестиций уходит в сектора непроизводящие. Все это хорошо, но что общего это имеет с решением государственной задачи сокращения дефицита платежного баланса? Эффект, с некоторыми оговорками, скорее обратный - без аналитики ясно, что в торговых сетях и на рынках преобладает импортный ширпотреб".

Игроки и их интересы

Валерий Лазэр считает, что инвестиции надо рассматривать как минимум с трех точек зрения: 1) с точки зрения предприятия, которому нужны длинные и доступные по стоимости деньги, 2) инвестора, который ищет инструмент вложения, обеспечивающий максимальную маржу при минимальных рисках, 3) государства, перед которым стоит задача макростабилизации и устойчивого развития экономики, решения инфраструктурных и других социальных задач. Эти игроки встречаются на рынке капитала, ситуация на котором - результат их взаимодействия.

Если говорить о местных производственных предприятиях, то они, по мнению Валерия Лазэра, оказались не готовы к стремительному росту потребления в Молдове. Инвесторы (в том числе местные) пускают свои средства в непроизводственный сектор, где быстрее оборачиваемость денег, меньше риски и больше процент отдачи. Главная дилема возникает у предпринимателей, которым приходится выбирать между чисто финансовыми и производственными инвестициями. И многие делают выбор не в пользу производства. Они думают: "Развивать производство? Но я не вижу в этом смысла, потому что меня прессуют не только на внешних рынках, но и на местном - в том числе, обменным курсом".

"Обвинять Национальный банк в ситуации на финансовом рынке, как минимум, неправильно, потому что он делает свою работу, и технически все делает правильно, - говорит Валерий Лазэр. - Сегодняшняя финансовая ситуация - это объективное стечение обстоятельств. Это, скорее, проблема всех правительств, которые были в Молдове за 17 лет. Эксперты постоянно говорили нам: "надо делать структурные реформы, потому что эта волна потребительского спроса все равно вас достигнет. То же самое относится к волне иностранных инвестиций. Если к тому времени вы сумеете перестроить ваш реальный сектор экономики, ваши финансовые институты, вашу государственную машину, говорили эксперты, то вы поймаете эти волны и их энергия вам позволит двигаться быстрее, а если нет - то у вас будут проблемы". Я вынужден констатировать, что мы оказались не совсем готовы, немного запоздали. Плюс к этому, и внешний контекст, к сожалению, не благосклонен нам - ситуация на внешних финансовых рынках, кризис ликвидности и, соответственно, рост стоимости кредитных ресурсов явно играет не на пользу инвестиций в производство. И теперь даже перед бизнесменами- производителями альтернатива: заниматься производством (т.е. рисковать, не спать ночами, бороться с конкурентами, отбиваться от бюрократов-контролёров) или просто положить деньги на банковский депозит под 23-24% и не знать всех прелестей молдавского бизнеса?!
Ситуация на финансовом рынке сковывает и демотивирует людей заниматься предпринимательством. Потому что движущая сила любой рыночной экономики - это предприниматель - тот, кто решает, чем заниматься. А предприниматель говорит: зачем мне это надо? И кладет деньги в разные банки, в разные финансовые инструменты. Слава богу, что не все так поступают".

В поисках выхода

В итоге - замкнутый круг? Нет, это не так, утверждают эксперты. Не мы первые через такую ситуацию проходим. Через это проходили Венгрия, Чехия, Словакия. Из аналогичной ситуации сейчас выходит Румыния, где также большой дефицит торгового баланса, а дефицит текущего счета близится к критическому. Но в этом году там произошла инверсация трендов: темпы роста экспорта обогнали темпы роста импорта.
Произошло это за счет реструктуризации экономики и реанимации промышленного производства. Причем производства, основанного не на природных ресурсах, а на человеческих - на знаниях, умениях, умелом использовании преимуществ географического расположения, существующих внешнеторговых режимов. В Румынии, например, бурно развивается "отверточное" производство - сборка автомобилей, производство всевозможных компонентов. По мнению экспертов, такое производство - это и есть основа так называемой "сервисной экономики", то есть оказания услуг на месте. В Румынию завозят компоненты, не самую сложную в технологическом плане часть, проектируют и производят на месте, развивая кластеры, оказывают услуги по сборке, и вывозят готовую продукцию. Таким образом, выравнивание торгового баланса в Румынии произошло за счет изменения структуры экспорта, в которой появились новые товары, с большей добавленной стоимостью. Кстати, во многом создание и поддержка производств зависит от отношения властей, в первую очередь - местных, которые должны быть заинтересованы в привлечении инвестиций и в создании условий для развития бизнеса.

Для Молдовы ситуация сегодня усугубляется тем, что нам приходится решать эти проблемы в условиях глобального финансового кризиса. "Инвестора можно сравнить с лосем, который стоит на опушке леса и видит кукурузное поле. Выйдет из леса он только тогда, когда уверен в своей безопасности, - говорит Валерий Лазэр. - Во время финансового кризиса серьезные инвесторы избегают рисковых рынков. Они в это время вообще меньше инвестируют. Зато активизируются спекулянты. Но ставить на спекулянтов и предполагать, что экономика будет устойчиво развиваться за счет их деятельности, нельзя, потому что с точки зрения государства, помимо того, что не решаются главные проблемы экономики, возрастают риски для макро-финансовой стабилизации, для ликвидности банковской системы. Тем более, что у нас и так достаточно спекулятивного капитала в стране. Например, сегодняшние инвестиции в строительство, финансовый сектор, в торговые операции".

Что же делать в этой ситуации? Эксперты считают, что главное сегодня - не делать резких движений, "потому что очень большой соблазн все отрегулировать жесткими административными мерами". Важно продолжать структурные реформы, создавать условия для привлечения прямых иностранных инвестиций и их ориентацию в производственные, экспортно-ориентированные сектора, совершенствовать налоговое администрирование, способствовать работе антимонопольного ведомства, которое в рыночных условиях является лучшим инструментом борьбы с инфляцией. До тех пор, пока торговцы будут договариваться между собой о ценах и не бояться налогового, а также антимонопольного ведомств, финансовую ситуацию будет трудно улучшить. Более того, эксперты приходят к непопулярному выводу: правительство имеет как минимум моральное право ужесточить антимонопольное законодательство и применение оного, а также совершенствовать налоговое администрирование с тем, чтобы не допускать экономически необоснованного роста цен. Но, при этом очень важно делать это не селективно, необходимо обеспечить соблюдение всеми участниками единых правил игры, сокращать количество барьеров на пути бизнеса, в том числе на местном уровне.
ko.md