Наталья [свои пять копеек] Дубина

  • #
    В венгерский парламент (я там была) прийти и слушать может любой человек с улицы. Зачем, Андриевский, подхихикивать там, где рушатся основы?! Вам нравится государство-пахан? Или вам за зарабатыванием денег некогда об этом подумать?
  • #
    Мерзее этого диалога давненько ничего не слышала…
  • #
    При чтении ваших статей, Дмитрий Чубашенко, всякий раз задаюсь вопросом: кого автор обслуживает нынче? Или вы вновь в поисках инвестора? Безнадёжно замаранная журналистская репутация…
  • #
    «Просто мы все должны, наконец, осознать, что Молдова – это наш общий дом, отложить в сторону соперничество в борьбе за власть и начать наводить в нем порядок общими усилиями, своими руками»… — Это к кому прекраснодушные взывания, а, Андриевский? К Гимпу? К Филату? К Плахотнюку и его верному слуге Лупу? К Киртоаке наконец? Ваш умненький мальчик Додон и сам всё осознаёт, так надо понимать? Бессмысленно и беспомощно всё, что вы тут пишете. В определённой мере и преступно, что вы делали и продолжаете делать в качестве «политолога». Это — общее место, которое не следует даже обсуждать. Лучше расскажу, что узнала от своей мамы, которую застала война в Пятигорске. Она была подростком, боёв в Пятигорске не было, в один день в город пришли немцы, через полгода они так же тихо смылись, спасаясь от окружения нашими войсками. Так же тихо они увели из города и расстреляли всех местных евреев, чью братскую могилу обнаружили после прихода наших. И вот что ещё было, что знали местные жители. Гитлеровцы абсолютно презирали своих румынских союзников, тоже вошедших в Пятигорск. До такой степени, что избивали их постоянно — за лень, трусость и воровство. Румынским солдатам не разрешалось ступать в черту города, они болтались на окраине, на каких-то складах, но умудрялись промышлять воровством и там. Однажды мамина сестра, тоже девчонка, вернулась домой в слезах и замёрзшая: румын отнял у неё старенькую муфточку для согревания рук. Эту муфту моя мама помнит всю жизнь. Ну ладно бы шарф, им хоть шею можно укутать. Но зачем солдату, у которого в руках оружие, МУФТА?! Эту картину вообще можно себе представить, не захлебнувшись от презрительного хохота? Вот такой национальный характер. А дальше каждый сам для себя решает, с кем ему по пути, а с кем нет…
  • #
    Андриевский предлагает радоваться тому, что болезнь из острой формы перешла в затяжную хроническую. Да, страна пока не сдохла. Благодаря Додону? Наоборот, вопреки. Процесс разрушения идёт полным ходом, все при делах, и главный тут вовсе не Гимпу. Любой абзац этого рассчитанного на дураков опуса можно с успехом перелицевать — тогда и будет правда. Вы вправе, Андриевский, думать иначе, чем мы, но почему вы так грубо лжёте?!
  • #
    А почему, когда я — с превеликим удовольствием! — минусую Следопыта, его " -13" вдруг превращаются не в " — 14", а в " — 6"? Кто объяснит? Напёрсточник вы, Андриевский, жалкий, базарный. Даже в таких мелочах, не говоря о последовательном засир… нии вами ноосферы.
  • #
    Андриевский, доста-а-а-ал, аналитик! Город маленький. Вчера увидела вас мельком и порадовалась, что лицом к лицу не столкнулась. Не пишите больше! Тот случай, когда деньги смердят.
  • #
    А вы, Чубашенко и Андриевский, не чувствуете личную огромную вину за собственную работу полноценных, лживых, абсолютно продажных провокаторов? Это ведь и вы с гиканьем вели шакалью стаю к власти, а теперь обсасываете варианты, как «через 2.5 года забирать власть у Альянса». Это вы неуклюже лепили из глупого и жадного Додона короля. Это вы бесконечно врали и продавались, продавались и снова врали. А тут, надо же, предчувствие гражданской войны вас, таких совестливых и дальновидных, впервые посетило! Не хотите сделать себе харакири прямо там, где «ненормальная», «несозидательная» оппозиция некрасиво и неправильно борется за свои растоптанные права? Народ, он добрый, сделаете — простит.
  • #
    «Нынешняя власть в лице правящего Альянса «За европейскую интеграцию» (второго «разлива») заметно утратила не только свою функциональность, но и, что намного опаснее, легитимность, поскольку не может более опираться на однозначную и безоговорочную внешнюю и внутреннюю поддержку»…

    Что за пассаж такой, лишённый смысла, г-н Цырдя? А если бы опиралась, то была бы легитимной? Она и так до последнего опиралась на Европу, пока той не пришлось признать, что дальше уже просто порнография. Легитимность проистекает от неукоснительного соблюдения Конституции страны, всё прочее — от лукавого. Так и следует говорить политологу, уважающему себя и народ, а не поощряющему всяческие кривляния бабуинов, нацепивших на себя для пущей красоты и важности зелёные шарфики.
  • #
    Да знаешь ли ты, Дима, что твои ближайшие друзья с улыбкой перечисляют, скольких хозяев ты сменил за последние лет десять? Они тебя даже не осуждают, ибо знают: продажность — твой такой неисправимый недостаток, как, допустим, очень неправильный прикус. Замаран ты, Дима, на веки вечные, и только неискушённый, доверчивый читатель может всерьёз обсуждать опусы «maid in Чубашенко», в которых немало правды, но она почему-то всегда в прислужницах у дрянных целей. Мне страшно жаль, что благодаря в том числе тебе марается имя молдавской журналистики, к которой и твой папа принадлежал. Смени, чёрт возьми, Дима, ремесло: ты же не сантехник, чтобы успешно трудиться при любой власти! У народа память некороткая. Ты утомил, как утомляет назойливый провокатор. И отобрать у тебя эту нишу способен разве что Андриевский. Самое противное, что вы даже не оппозиция — вы местечковые барыги, торгующие принципами. А лучше бы — памперсами, что ли. Для следующего поколения очевидная польза. Ибо памперсы, Дима, надо менять как можно чаще, а принципы — как можно реже.
  • #
    Сегодня была у меня встреча с человеком весьма и весьма осведомлённым, активным участником политического процесса. Вот его даже не прогноз, а твёрдая уверенность, основанная на реалиях. При учёте того, что электорат Гимпу стабильно около восьми процентов, что Филат на прошлых выборах украл больше всех (примерно 14 процентов) и это уже край, что его подельники по АЕИ друг другу подставляют подножки и передерутся за голоса окончательно, а денег на выплату пенсий и зарплат не будет уже с начала следующего года, при учёте всего этого и многого другого, в том числе и полного развала экономики — всё — за нас, нормальных. На днях Зубко под нажимом убрал прокурора, всеми силами тормозившего расследование погрома 7 апреля. Гопота, его осуществлявшая, активно даёт показания. Всё тянет на пожизненный срок сами знаете кому, они на всех видео, а у премьера на совести ещё и затопление сёл. Когда запахнет жареным, кукловод, скорее всего, свалит за рубеж. Так что сохраняем спокойствие, набираемся терпения, не ведёмся на разнообразные разводы и голосуем правильно, не слушая умничающих типа Селянина и провокаторов типа Андриевского, которому вдруг замандюрилось модернизировать единственную (!) сейчас в стране социально ориентированную сильную партию (и тут это ещё недавно всерьёз обсуждали). Недругов и дураков много, а страна у нас одна. С этим не шутят. Себя же уважать потом не будем, если что.
  • #
    Это вы ещё по работе с ней не сталкивались! Мне, к несчастью, довелось. Подлейшая особа. Почуяла момент, вылезла реабилитироваться. Снова на подмостки хочется, а зрители, оказывается, ничего не забыли и не простили. Ну нет предела наглости. И почему они, подлые и продажные, так друг за друга держатся?!
  • #
    Мне ЛИЧНО на аллее в парке Пушкина сразу после погрома 7 апреля Цуркан сказал, что к нему пришла группа молодых людей с просьбой вывесить флаги на здании парламента и ОН РАЗРЕШИЛ ЭТО СДЕЛАТЬ. (Что рядом с флагом Европы мог оказаться и румынский, он, типа, не предполагал.) Каково же было моё изумление, когда спустя время в «Открытой студии» на ТВ-7 этот человек стал заверять зрителей, что понятия не имеет, кто пустил погромщиков на крышу.
  • #
    Бесстыдный цинизм Андриевского меня поражает. У кого-нибудь ещё есть сомнения, что этот «беспартийный» товарищ старательно бьёт в одни и те же ворота? Ведь всё делал как чёрный пиарщик для того, чтобы сложилось как оно сложилось, и, надо же, наутро опять корчит из себя девственницу с тысячей политических раскладов за пазухой. На АВЕ люди потому, что с русским языком и пойти-то больше некуда. Фу-у, Андриевский, от вас несёт тем же, чем от Додона с его тётями. Очень грязно работаете!
  • #
    Только вчера написала здесь: «Вы что тут обсуждаете? Восхождение звезды второго Лупу?». Взошла…
    Этот пойдёт под лейблом «реформатор». Такие, как Андриевский, долго вбивали клин, внушая легковнушаемому Додону, что он и сам с усами, что он сможет такое-растакое, разэтакое, чего до него не смог никто — и цели своей добились. А не сможет он ни-че-го. В лучшем случае свора использует его и бросит, в худшем — уход выполнен ради бо-о-льших выгод. Но однозначно — это нож в спину людям, которые ещё вчера были единомышленниками. Чему стоило поучиться у альянса, так это пониманию, что вместе они сила (хоть для народа и злая), а по отдельности — ничто. Теперь по всем каналам пойдут весёлые похороны ПКРМ. Что, Додон этого не предвидел?! Многих голосов недосчитается. И моего в том числе. Противно.
  • #
    Чем дальше, тем больше убеждаюсь: всё, что говорил и говорит Андриевский, служит только одной цели — развалу единственной вменяемой на сегодняшний день партии. Акценты меняются, а суть остаётся. Зачем он это делает — вопрос второй, да это и не интересно. Сшито не тонко, белые нитки отовсюду торчат, человек же с колёс работает! Ценные советы даются под неизменным девизом «Я же тебе добра желаю». Это хитрее и опаснее, чем громко быть отъявленным антикоммунистом. Хотя бы потому, что многие — из не питающих генетической ненависти к коммунистам, но имеющих к ним вопросы — наивно верят в искренность плодовитого автора. Вы что тут обсуждаете? Восхождение звезды второго Лупу? Сценарий наихудшего развития событий, когда на выборы идти будет уже совсем незачем? Есть же на форуме светлые головы — что вы-то молчите?!
  • #
    У меня тоже есть претензии к партии коммунистов: и меморандум Козака, и второй государственный, и история румын в школах. Нельзя было отдавать молодёжь на откуп соседям, прошляпили. Явно жёстче следовало реагировать тогдашней власти на все выходки местных румынообразных. Всё это так.
    Но теперь у власти именно они, ГРАЖДАНЕ ДРУГОГО ГОСУДАРСТВА, и проводят они тут политику Румынии, но никак не Молдовы. Разницу почувствовали? Уже ощущается запах дыма, брось спичку — дом вспыхнет, а капризные избиратели увлечённо обсуждают его возможную перепланировку и то, почему это «просто приятная дама» никак не становится «дамой, приятной во всех отношениях». Может, у вас, у нас есть выбор? Может, есть какие-нибудь другие государственники? Может, вы согласны доверить судьбу своих детей Гимпу, Плахотнюку, Тэнасе? Может, вы считаете, что заслуживает доверия Филат, говорящий одно, а наутро делающий совершенно другое? Кто это такой есть у вас на примете, которому надо ещё лет этак 10, чтобы мускулы, авторитет поднакачать и сунуться в эту схватку без риска быть тут же вышвырнутым?
    Коммунистам надо обновляться ровно в той степени, в какой надо обновляться всем нам, каждый день, вместе с новыми реалиями. А мы сами разве обновляемся? Кто-то тупо застрял в антикоммунизме, кто-то требовательно-иждивенчески ножкой топает, сделайте, мол, хоть что-то. Я вот не знаю, что такое кардинальное, кроме упорного законодательного давёжа, можно противопоставить нынешнему отвратительному беспределу. Легче всего вывести людей на улицы. Но в тот же день здесь появятся — заметьте, на законных основаниях! — румынские каратели. И что тогда — вторая Ливия? Воронин, как силовик, понимает это лучше всех нас вместе взятых. Лаять легко, в том числе и на него. Лично его не знаю, но давно издали вижу, что в независимой истории страны это пока единственный тяжеловес, как бы он кого-то ни раздражал. У остальных кишка тонка, хоть и пыжатся.
    Ключевые слова у Тодуа про дыбу. Так и есть. За примерами далеко ходить не надо, вон уже Михалаки из КСТР поволокли, перед ним были Муруяну, Пулбере. Продолжать? Только слепой или подлец этого не видит. Поэтому отказываюсь понимать таких, как Чубашенко и Андриевский. Их поволокут по одному только языковому признаку.
  • #
    Жанна, это я, Наталья, и пишу вам в последний раз. Что мало смысла в вашей задумке с умным письмом вашим правителям, пыталась донести вам прежде. Не поняли. Ни меня, ни более аргументированных моих единомышленников, подключившихся позднее. Вы заметили, что чем дальше, тем больше вам стали возражать не наши ультра, а вполне адекватные люди? Я просматривала форум, тенденция очевидна. Просто я успела первой. Самое смешное, что у вас за 17 лет или сколько там вы проживаете в США накопилась критическая масса суждений, которая уверенно делает вас полноценным апологетом тех ценностей, к которым вы причалили. Это ВАМ кажется, что вы объективны. Вы давно уже не объективны, Жанна, если даже сегодня, сейчас позволяете себе сравнивать внешнюю политику СССР с разбоем, который чинит на планете ваша новая родина. Такие параллели постыдны, они за гранью добра и зла. Последней распяли Ливию, кто на очереди? И когда дело дойдёт до Молдавии, чтобы насолить России? Для вас это вопрос отвлечённо-философский, а для нас — вопрос выживания. Есть разница?

    Ваше право быть активной, но отчего тогда после наших с вами публикаций мне позвонила знакомая журналистка и воскликнула в сердцах: «Ну почему все эти уехавшие мнят себя солженицыными из вермонтов? От своих комплексов, что ли?». Так что видите, Жанна, не только вы нас там подозреваете в неких комплексах неполноценности, но и мы вас тут. И это лишнее доказательство справедливости моей личной давней догадки, что всякая эмиграция — это не случайное стечение неблагоприятных обстоятельств, а такой вот человеческий характер с такой вот реакцией на неприятные обстоятельства.

    Когда вашей дочке было три года, моей было пять. И пьяный местный поэт — как водится, в белом кашне — походя обозвал меня русской свиньёй. Прошло время, он захотел прочесть мне же смеляковскую «Хорошую девочку Лиду» — я не стала слушать и до сих пор не смотрю в его сторону. Всего-то делов! Потому что не идиотам решать, где и как мне жить. А вы послушны, Жанна. От этого страдает даже ваш русский язык, ибо вы, сами того не замечая, уже пишете «молдОване» (по аналогии с Молдовой, что ли?). Отсюда недалеко до пассажа «Я приехала в Кишинэу», и почему бы не переиначить пушкинское на «Чугун КАХУЛСКИЙ, ты священ...». Да и сами вы, по этому лекалу, уже давно мужского рода должны быть, то бишь Жанна СУНДЕЕВ. Мы тут русский язык любим, бережём и в угоду сиюминутной политике не перекраиваем.

    Не по той причине я вам не ответила, Жанна, что, как вы предположили, мне «неудобно», поскольку меня поддержал некий резко грызшийся с вами на форуме ГРИН. Совсем не по той. А потому я вам, Жанна, не отвечала и про карусельное голосование не рассказала, что эти усилия «на вынос» считаю тщетными. Да вот сейчас дала слабину: не люблю, когда за меня домысливают.

    К слову, если вы заговорили про Грина, процитирую его с его же орфографией и пунктуацией (я по-молдавски и так не напишу): «Отличный коментарий настоящей русской интелигентной женщины. Даже, если я отчасти не согласен». Как хотите, а для меня это как большая шоколадная медаль: мы с ним совершенно по-разному думаем и в разное верим, но не оскорбили друг друга. Для начала и это неплохо, вы не находите?
  • #
    НЕ ВСЕ ХВАТАЮТСЯ ЗА ЧЕМОДАНЫ

    Дорогая Жанна!

    Ответ Жанне Сундеевой

    Прочитав ваши летние заметки о кишинёвских впечатлениях, я не могла не порадоваться как тому, что суть происходящего у нас ухвачена точно, так и тому, что вы за почти два десятка лет не потеряли грамотный русский язык. Вероятно, им в Сан-Франциско и зарабатываете, а не просто сидите на шее у приютившей вашу семью державы. За что вам честь и хвала.

    Что происходит с Молдавией? То же, что и почти со всеми новоиспечёнными постсоветскими государствами с прикидкой на специфику: она болеет сразу несколькими «измами» — фашиствующим национализмом, кумэтризмом и непрофессионализмом. В этом нет ни нового ничего, ни удивительного, ни неожиданного. Как говаривал мой приятель-журналист (он давно в Москве): «У нас так: выстрелишь в бригадира — попадёшь в президента». Все друг другу если не свояки, то знакомые знакомых. На одном фуршете не слишком большой, но гордый местный поэт, подвыпив, сказал как отрезал: «Теперь город наш!». Он имел в виду бескровный захват столицы селом и сильно этому радовался. С этим можно было бы жить более-менее цивилизованно, поскольку само по себе обстоятельство ещё не болезнь, но — не получилось. Почему — мы тоже знаем. Потому что жить в соответствии с законами и моралью хотят далеко не все, и они, эта крепко мотивированная баблом волчья свора, часто побеждает. Вот как у нас. Во всяком случае, пока.

    Так что ничего свежего, Жанна, вы нам не сообщили. Всё нам известно и во всех подробностях. Что нынешние молдавские отроки знают, что такое Интернет, и не представляют, что такое бесплатное образование. Что подрастает довольно продажное племечко «детей Гимпу», чья совесть уже запачкана карусельными голосованиями. Что не город питается сельскими извечными духовными традициями, а сёла задыхаются и медленно умирают от столичных «идейных» миазмов. «Бывали хуже времена, но не было подлей». Ничего нового, Жанна. На восточном фронте без перемен? Вы нам это хотели донести?

    Ну так и на вашем западном не лучше. Откуда вы приехали погостить, помните? А нам ваши американские «послы доброй воли» и просто послы постоянно напоминают, кто держит общак и кто на зоне главный авторитет. Это не мы, это вы, Жанна, назвали вице-президента США Байдена «известным лгуном», а сенатора Маккейна обвинили в неинформированности относительно молдавских реалий и однобокости суждений и выводов. Насчёт вранья абсолютно правы, а насчёт «не с теми разговаривал и мало спросил» — нет. Ровно с теми и ровно столько говорил для протокола, чтобы США имели видимые основания проводить с нами, туземцами, свою привычную политику навязывания всем и каждому очередного «изма», но уже демократического, в присущей этой сверхдержаве конструктивной, зрелой манере и в самом широком спектре — от снисходительного похлопывания местных вождей по плечу и раздачи стеклянных бус, если они послушны, до коврового бомбометания по жилым кварталам, если кто-то возразил. Ну и кому при таком раскладе вы столь горячо и наивно собираетесь писать? По всему поэтому, Жанна, ваше письмо американскому «султану» будет иметь примерно такой же эффект, как плевок против ветра. С поправкой на политкорректность. То есть, может быть даже, ответят, и вежливо. У нас такие борцы за справедливость годами сидят со своими эпистолами властям предержащим под стенами правительства и прокуратуры. Совсем как у вас, в оплоте демократии. И чем их святая вера, что «чиновники прочтут», хуже вашей?

    Вам будет странно слышать, но бывшие «ваши», а нынешние «наши», за исключением кучки, присосавшейся к заокеанским грантам, совершенно отчётливо боятся всякого к себе внимания со стороны США, всяких таких демонстративных визитов «в поддержку». Они смеются над теми, кого погнали махать приветственными флажками, и над предпринимаемыми мерами безопасности в виде наспех заваренных уличных люков и снайперов на крышах. Да ничего вашему Байдену у нас не сделается! И понимайте это восклицание как хотите. Если вы за долгие годы стали причислять себя к «новым американцам», как именовал себя покойный Василий Аксёнов, (после этих своих слов некогда любимый писатель для меня умер), то мои антиамериканские настроения вас покоробят. Но, скажу честно, для меня это совершенно не важно. Прибудь вы к нам из какой-нибудь тихой-мирной Швейцарии с её четырьмя государственными языками, я бы первой записалась на вашу лекцию о соблюдении прав человека и дружбе народов. Но не оттуда вы приехали, Жанна, и не из вашей страны придёт к нам помощь. Скажу самое главное: она вообще ниоткуда к нам не придёт. Или мы сами себе поможем, или никто. К сожалению для слабых и к счастью для сильных. Поскольку когда сам, то и расплачиваться потом ни с кем не надо.

    Увы, у нас пока другие приоритеты. Есть проблемы с национальным духом. С националистическим — нет, а с НАЦИОНАЛЬНЫМ — очевидные. Наша незрелая молодёжь спит и видит, как бы поскорее свалить отсюда в любом направлении и в любом качестве. И «пятая графа» здесь мало что решает. Вот используют их всякие ультра, простите, как резиновое изделие N 2, проголосуют они, «как надо», и винтят из страны со свистом, а нам расхлёбывать. Или гастарбайтеры. Приедут, возмутятся, что тут до сих пор ещё не Италия (где они чаще всего старикам попы моют, но это не счёт), бросят в урны непродуманные бюллетени — и поминай как звали. Или наши сельчане, порой доверчивые, порой забитые, порой подкупленные мешочком риса (обязательный атрибут молдавской демократии)… Да что говорить, огромны проблемы с национальным самосознанием. Пластичность есть, умение приспособиться, прибиться к любому берегу есть, а воли и самоуважения для того, чтобы остаться на своём берегу, храня историю, традиции, язык и культуру предков, — нет. Помню, как искренне удивлялась на каком-то зарубежном ток-шоу некая дама: «Молдаван так мало, но они — всюду!». Воистину недостатки есть продолжение наших достоинств…

    Тем не менее заламывать руки в отчаянии и в нашей непростой ситуации не стоит. Это витавший в облаках своих фантазий Пикассо мог себе позволить забить шедеврами одну мастерскую и, заперев её на ключ, перейти работать в другую. У нас другой «мастерской», кроме этого бесконечно родного уголка земли, нет, хоть Земля и большая, как справедливо вы нам, Жанна, до сих пор сидящим тут, напомнили. Ну, давайте запрём мы нашу «мастерскую», полную сегодня грязи и вони, дружно-весело соберём чемоданы и подадимся в потоке «колбасной» эмиграции (а какой ещё?) туда, где примут. Я, к примеру, давно уже могла быть в Германии, России, ваших Штатах, Израиле, давно могла принять румынское гражданство (да что-то ломает им на верность присягать). А с «мастерской»-то что, с этим уголком, где родилась? Да ну его, и скучать не буду! Но не у всех так получается, Жанна. Пойду дальше и осмелюсь сказать неслыханное: не все уехавшие — орлы, а оставшиеся — ворОны. Иногда даже наоборот. Некоторым упёртым (я таких много знаю) интереснее пробовать рулить, а не сидеть пассажиром, разгребать, а не просто пользоваться тем, что до тебя давно сделали другие, писать свои правила, а не по чужим жить. Вот такие они дураки набитые, не знают, от чего отказываются, занимаются всякой ерундой, вместо того чтобы паковать чемоданы, как им и было велено ещё в начале 90-тых. Правда, не все эти партийные гимповские наказы лично слышали, поскольку в те годы под стол пешком ходили. Да, и такая молодёжь у нас подрастает. Не говоря уж о стариках, которых с места не сдвинешь и мечтой о евроинтеграции не проймёшь, и о как бы не существующем среднем классе золотого среднего возраста, который упрямо карячится в «неправильной» стране с выстроенным собственными руками бизнесом.

    И всё это — народ, со своими не очень сложными для понимания чаяниями и интересами. И всем нам надо объединиться в уважении к самим себе, чтобы, наконец, осознать, кто есть в доме хозяин, и, как написал кто-то на форуме, «выкинуть всех их, плюющих на нас, из офиса и подтереть за ними». Видите, Жанна, как у нас интересно, какие глобальные задачи! Не смотрите, что клочок земли маленький. Такое бывает.

    Такое бывает, что люди говорят: «Прощай, мой Кишинёв!». Иногда и по два раза, вот как вы, Жанна. Но отчего-то душа тянется к тем, кто говорит ему каждый день: «Здравствуй!». Не пишите писем ни от нашего имени, ни от своего политическим полковникам — послам и президентам. Ну пожалуйста! Сами разберёмся.

    А подпишусь я просто НАТАЛЬЯ. Потому что не играю в политику, не пиарюсь, надеюсь, что выражаю мнение многих, ну и просто маленькая интрига. Так веселее. И подколка, если хотите, для наших зарубежных кураторов, высоко оценивающих достижения молодой молдавской демократии.
  • #
    Не буду расписываться за весь журналистский цех, но я прежде просто не читала Лорченкова нигде, кроме как в молдавской «Комсомолке», да и вообще с ним не знакома. Так что незамутнённость восприятия лишними эмоциями налицо. Перекличка заголовков понравилась: «Молдова выбирает беду» и «Табор уходит». Кто сможет — поймёт. Да и редкое единодушие откликов заинтересовало: что же такое надо было сотворить, чтобы не угодить почти всем и сразу? Об антисемитских выпадах в сторону г-на Эрлиха уж и не говорю, это как бы норма нашей жизни. Решила заглянуть на минутку, тем более что литперсонажи мне тут, в миру, вполне даже известны все до одного. Кто же это у нас «отнюдь не Маркес, далеко не Пелевин и полу-Гоголь» и зачем вообще такой довольно обязывающей сантиметровой лентой измерять доморощенного Лорченкова? Ведь не сравниваем же мы имяреков с Пушкиным и Толстым? С Донцовой и той не сравниваем. Наваяли — и ладно, а мы вольны их книжки даже не открывать. Тут же оговорка по Фрейду.
    Три дня читала урывками и завершила сей процесс в настроении, как ни странно, чудесном. Почему? А потому, что не может не радовать попадание в яблочко. А потому, что очень быстро стало всё равно, чьи «зады повторяет» автор, до кого «недотягивает» и в каком русле пытается развиваться, но «у него ни хрена не выйдет никогда, потому что потому». Мне неинтересно, какого жанра эта литература и — о ужас! — литература ли она вообще. Мне безразлично даже, что сочинитель не в большой дружбе с синтаксисом. Я прочла нечто, что сегодня и сейчас заняло мой ум и легло мне на душу. Что подтвердило абсолютную фантасмагоричность происходящего вокруг. И что заставило посмеяться над этим. И это очень много.
    Никак не возьму в толк, с какого перепугу все вдруг заделались литературными критиками, ничего в этом деле не понимая. Не ясно, какое отношение к произведению имеет «сложный характер» автора (вот к оценкам со стороны уязвлённых самолюбий — безусловно). Хочу понять, почему яро обсуждается, какими средствами это сделано, и совершенно обходится вниманием, о чём, собственно, речь. А речь о нашей с вами жизни, единственной и неповторимой, между прочим, и о том, куда все мы топаем, кто радостно и с песней, кто с тихим страданием на лице, а кто с громкими проклятьями на устах. Топаем ВСЕ. И в этом весь ужас. Его расписывают историки, политологи и кое-какие СМИ, отчего ужас становится ещё ужаснее. И тут — оп-па! —- ядовитенькое сочиненьице, не предлагающее «образов будущего» и усыпляющих надежд, этакое «принуждение к смеху», от которого скукоживаются и высыхают потоки евросоплей и прочих бредней про богоизбранность отдельных народов. Ничего нового Лорченков не сказал, но он сказал и сказал правду. Это даже не гротеск, это просто экстраполяция («за жирными коровами следуют тощие, за тощими — отсутствие мяса»).
    У него пассаж про Касауцкую тюрьму, где зеки покорные, потому что их держат на голодном пайке и к тому же с утра до ночи донимают чтением классиков по матюгальникам — а я выхожу вчера из дома с декабрьской квитанцией на отопление, зашкалившей за 190 долларов, и слышу из громкоговорителей у нашей доблестной мэрии грустные стихи Эминеску. Мне в этом месте плакать от умиления или хохотать от дьявольского совпадения? Он пишет про винтовку охранника, которая не выстрелит, если засунуть в дуло свёрнутую трубочкой купюру. А я вспоминаю, как молдавский полицейский изъял у моего знакомого брендовый перочинный нож, перед тем как пропустить за ограждение на концерт на площади Величайшего из Великих национальных собраний, пообещав вернуть на обратном пути, а вместо этого исчез сам. Вы скажете, что знакомый — лох? Наверное. Но прежде всего полицейский — ВОР. А лорченковский эпизод про то, как незлая сельская женщина выклянчивает у готовящейся сигануть от безысходности в колодец соседки кухонные занавески, потому что ей «они всё равно не понадобятся», очень напоминает мне старое моё интервью с молдавской еврейкой, которую гнали фашисты с толпой соплеменников, и местные жители по ходу, пользуясь моментом, выменивали у них добротные шали и прочие полезные вещи за кусок хлеба. Потом, когда моя ньюсмейкерша эмигрировала в США, к ней приходили за бесценной информацией люди от Спилберга, готовившегося снимать «Список Шиндлера». Останься она тут, кому нужна была бы её опасная правда, когда у нас, неровён час, мемориал, как в Грузии, взорвут, а памятник Зеле Кодряну поставят? Экстраполяция-с, господа, не более чем. А мы тут о жанрах, стилях и вкусах чушь мелем. Как словоблудствуют, впрочем, и московские критики. Им писания Лорченкова сигналят всего лишь о том, что русский язык, оставшись на постколониальном пространстве в меньшинстве, скорее жив, чем мёртв, что их весьма радует, и они только смутно догадываются о существовании неких монструозных фигурантов в нашем с вами реале. А мы во всём этом живём. И вместе нам не сойтись.
    И что теперь? Тихо злорадствовать по адресу истинно пластилиновой нации, коль она позволяет своим безнадёжно продажным и глубоко провинциальным политиканам делать с собой что им вздумается? Или отрешённо констатировать в духе одного из, похоже, навсегда утраченных Молдавией нацменьшинств: «А табор таки уходит»? Мне лично нравится над местными идиотизмами смеяться. В печатном варианте пока это получилось только с Лорченковым, хоть он для остервенелой части нашей публики и «какой-то не такой». Мерси ему фрумос, как говорится.