Снайпер [Cнайпер] Снайпер

  • #
    В сердцах не сохранится
    братающая высь,
    коль русский с украинцем
    спасаться разошлись.

    Но злом налиты чаши
    и смерть уже в крови,
    а все спасенье наше
    в согласье и любви,

    Не стану бить поклоны
    ни трону, ни рублю —
    в любимую влюбленный,
    все сущее люблю.

    Спешу сказать всем людям,
    кто в смуте не оглох,
    что если мы полюбим,
    то в нас воскреснет Бог.

    Сойдет тогда легко с нас
    проклятие времен,
    и исцеленный космос
    мы в жизнь свою вернем.

    Попробуйте — влюбитесь,-
    иного не дано,-
    и станете как витязь,
    кем зло побеждено.

    С души спадет дремота,
    остепенится прыть.
    Нельзя, любя кого-то,
    весь мир не полюбить.

    1991
  • #
    Борис ЧИЧИБАБИН

    * * *

    Кто — в панике, кто — в ярости,
    а главная беда,
    что были мы товарищи,
    а стали господа.

    Ох, господа и дамы!
    Рассыпался наш дом —
    Бог весть теперь куда мы
    несемся и бредем.

    Боюсь при свете свечек
    смотреть на образа:
    на лицах человечьих
    звериные глаза.

    (ниже идет продолжение)
  • #
    Sergiu, когда Вы позволяете себе такие высказывания: «Эти лузеры, типа русские писатели, за свой бред деньги хотят?!!! Иди в п..., дармоеды, у других и клянчите копейку :)))», это характеризует Вас как существо крайне бескультурное и злобное. Лауреаты премий, о которых идет речь в письме, — Ваши соотечественники. Вам бы порадоваться их успехам, тому, что благодаря им о Молдове лишний раз где-то доброе слово сказали, а не повторили в тысячный раз о гастарбайтерах, торговле «живым товаром» за рубеж и других прелестях нынешнего существования. Ваш пещерный национализм — позор для цивилизованного человека.
  • #
    Выражение «остановиться, оглянуться» стало очень популярным именно после этого стихотворения. Вообще же массовому читателю Аронов более всего известен как автор стихотворения, на текст которого написана песня «Если у вас нету тети» из фильма «Ирония судьбы».

    Замечательный был поэт.
  • #
    Да, Зеленцов, несмотря на молодость, мастер. Но, на мой вкус, всегда несколько длинноват.
  • #
    И, чьи мы дочки и сыны
    во тьме глухих годин,
    того народа, той страны
    не стало в миг один.

    При нас космический костер
    беспомощно потух.
    Мы просвистали свой простор,
    проматерили дух.

    К нам обернулась бездной высь,
    и меркнет Божий свет…
    Мы в той отчизне родились,
    которой больше нет.

    1992
  • #
    В ее снегах смеялась смерть
    с косою за плечом
    и, отобрав руду и нефть,
    поила первачом.

    Ее судили стар и мал,
    и барды, и князья,
    но, проклиная, каждый знал,
    что без нее нельзя.

    И тот, кто клял, душою креп
    и прозревал вину,
    и рад был украинский хлеб
    молдавскому вину.

    Она глумилась надо мной,
    но, как вела любовь,
    я приезжал к себе домой
    в ее конец любой.

    В ней были думами близки
    Баку и Ереван,
    где я вверял свои виски
    пахучим деревам.

    Ее просторов широта
    была спиртов пьяней…
    Теперь я круглый сирота — по маме и по ней.

    Из века в век, из рода в род
    венцы ее племен
    Бог собирал в один народ,
    но божий враг силен.
  • #
    Борис Чичибабин

    Плач по утраченной родине

    Судьбе не крикнешь: «Чур-чура,
    не мне держать ответ!»
    Что было родиной вчера,
    того сегодня нет.

    Я плачу в мире не о той,
    которую не зря
    назвали, споря с немотой,
    империею зла,

    но о другой, стовековой,
    чей звон в душе снежист,
    всегда грядущей, за кого
    мы отдавали жизнь,

    С мороза душу в адский жар
    впихнули голышом:
    я с родины не уезжал — за что ж ее лишен?

    Какой нас дьявол ввел в соблазн
    и мы-то кто при нем?
    Но в мире нет ее пространств
    и нет ее времен.

    Исчезла вдруг с лица земли
    тайком в один из дней,
    а мы, как надо, не смогли
    и попрощаться с ней.

    Что больше нет ее, понять
    живому не дано:
    ведь родина — она как мать,
    она и мы — одно…
  • #
    Даниил АНДРЕЕВ

    Спасибо за игры вам…

    Спасибо за игры вам, резвые рыбы,
    У тихих днепровских круч!
    Тебе,
    отец наш Солнце,
    спасибо
    За каждый горячий луч;

    Тебе, моя землюшка, тёплая матерь,
    Целовавшая пальцы ног,
    Протягивавшая золотистую скатерть
    Мягких своих дорог;

    Вам, неустанно тёкшие воды,
    За каждый всплеск и причал…
    Тебе, Всеблагой, Кто руками природы
    Творил меня,
    нежил,
    качал.

    1955
  • #
    Владимир БУРИЧ

    ***

    Состарюсь
    буду ходить задыхаясь
    от астмы
    нараспашку
    в любую погоду
    с тайной надеждой
    что кто-то заметит
    мою медаль
    за оборону
    достоинства
    человека
  • #
    Юрий Кузнецов

    Полюбите живого Христа…

    Полюбите живого Христа,
    Что ходил по росе
    И сидел у ночного костра,
    Освещённый, как все.

    Где та древняя свежесть зари,
    Аромат и тепло?
    Царство Божье гудит изнутри,
    Как пустое дупло.

    Ваша вера суха и темна,
    И хромает она.
    Костыли, а не крылья у вас,
    Вы разрыв, а не связь.

    Так откройтесь дыханью куста,
    Содроганью зарниц
    И услышите голос Христа,
    А не шорох страниц.

    2001
  • #
    Должен признать, что стихотворение Гильвика я влепил сюда зря: не сразу просёк, что нужно давать стихи только русских авторов. Не буду возражать, если модератор удалит это стихотворение. Хотя можно взглянуть на него и как на пример работы замечательного переводчика Мориса Ваксмахера.
  • #
    Иван Бунин

    В ЦИРКЕ

    С застывшими в блеске зрачками,
    В лазурной пустой вышине,
    Упруго, качаясь, толчками
    Скользила она по струне.

    И скрипка таинственно пела,
    И тысячи взоров впились
    Туда, где мерцала, шипела
    Пустая лазурная высь,

    Где некая сжатая сила
    Струну колебала, свистя,
    Где тихо над бездной скользила
    Наяда, лунатик, дитя.

    28 июня 1916
  • #
    Арсений Тарковский

    БЕЛЫЙ ДЕНЬ

    Камень лежит у жасмина.
    Под этим камнем клад.
    Отец стоит на дорожке.
    Белый-белый день.

    В цвету серебристый тополь,
    Центифолия, а за ней — Вьющиеся розы,
    Молочная трава.

    Никогда я не был
    Счастливей, чем тогда.
    Никогда я не был
    Счастливей, чем тогда.

    Вернуться туда невозможно
    И рассказать нельзя,
    Как был переполнен блаженством
    Этот райский сад.
  • #
    Николай Глазков


    * * *
    Мне нужен мир второй,
    Огромный, как нелепость,
    А первый мир маячит, не маня.

    Долой его, долой:
    В нем люди ждут троллейбус,
    А во втором — меня.
  • #
    Николай Тихонов

    ХОРОВОД В СУЛЬДУСИ

    Хлынул дождь, когда девушки, встав в хоровод,
    В старом Сульдуси, в Сульдуси пели,
    И казалось, что дождь все их ленты зальет,
    Пояса из цветной канители.

    Пели девушки те на вечерней заре,
    Под грозой, хоровод не сужая,
    Но мне слышалось в том дождевом серебре
    Твое имя — не песня чужая.

    Пели девушки, ленты качая свои,
    Дождь ходил полосами косыми,
    Мне ж звучало над песней неслышное им
    Твое имя — далекое имя.

    Люди слушали — песни струилось зерно,
    Я стоял между ними, чужими,—
    И над песней, как радуга, жило оно —
    Твое имя, веселое имя.
    <1937-1940>
  • #
    Константин Бальмонт


    * * *
    Бог создал мир из ничего.
    Учись, художник, у него,-
    И если твой талант крупица,
    Соделай с нею чудеса,
    Взрасти безмерные леса
    И сам, как сказочная птица,
    Умчись высоко в небеса,
    Где светит вольная зарница,
    Где вечный облачный прибой
    Бежит по бездне голубой.
  • #
    Николай Некрасов

    * * *
    (Отрывок)

    Ночь. Успели мы всем насладиться.
    Что ж нам делать? Не хочется спать.
    Мы теперь бы готовы молиться,
    Но не знаем, чего пожелать.

    Пожелаем тому доброй ночи,
    Кто все терпит, во имя Христа,
    Чьи не плачут суровые очи,
    Чьи не ропщут немые уста,
    Чьи работают грубые руки,
    Предоставив почтительно нам
    Погружаться в искусства, в науки,
    Предаваться мечтам и страстям;
    Кто бредет по житейской дороге
    В безрассветной, глубокой ночи,
    Без понятья о праве, о боге,
    Как в подземной тюрьме без свечи…
    1858
  • #
    Владимир БУРИЧ
    (1932-1994)

    ***
    Русское поле –
    двухтысячелетний пирог
    наших трудов
    улыбок
    и рыданий
  • #
    Александр Аронов

    Остановиться, оглянуться…

    Остановиться, оглянуться
    Внезапно, вдруг, на вираже,
    На том случайном этаже,
    Где вам доводится проснуться.

    Ботинком по снегу скребя,
    Остановиться, оглянуться,
    Увидеть день, дома, себя
    И тихо-тихо улыбнуться…

    Ведь уходя, чтоб не вернуться,
    Не я ль хотел переиграть,
    Остановиться, оглянуться
    И никогда не умирать!

    Согласен в даль, согласен в степь,
    Скользнуть, исчезнуть, не проснуться –
    Но дай хоть раз еще успеть
    Остановиться, оглянуться.

    1993
  • #
    И хоть отметки роковые
    На шее видел мал и стар,
    Врач записал:
    «Гипертония», — В его последний формуляр.

    И на погосте, под забором,
    Где не росла трава с тех пор,
    Он был земельным прокурором
    Навечно принят под надзор…

    Промчались годы, словно выстрел…
    И в память тех далеких дней
    Двенадцатая часть убийства
    Лежит на совести моей.

    БУР* — барак усиленного режима, лагерная тюрьма.
  • #
    Анатолий Жигулин

    Забытый случай

    Забытый случай, дальний-дальний,
    Мерцает в прошлом, как свеча…
    В холодном БУРе* на Центральном
    Мы удавили стукача.

    Нас было в камере двенадцать.
    Он был тринадцатым, подлец.
    По части всяких провокаций
    Еще на воле был он спец.

    Он нас закладывал с уменьем,
    Он был «наседкой» среди нас.
    Но вот пришел конец терпенью,
    Пробил его последний час.

    Его, притиснутого к нарам,
    Хвостом начавшего крутить,
    Любой из нас одним ударом
    Досрочно мог освободить.

    Но чтоб никто не смел сознаться,
    Когда допрашивать начнут,
    Его душили все двенадцать,
    Тянули с двух сторон за жгут…

    Нас «кум» допрашивал подробно,
    Морил в «кондее» сколько мог,
    Нас били бешено и злобно,
    Но мы твердили:
    «Сам подох...»
  • #
    Юрий ЛЕВИТАНСКИЙ

    ***

    Сплю я. Но сон мой странен.
    Холодно мне. Знобит.
    То ли я пулей ранен,
    то ли совсем убит.
    Вот он я, среди поля.
    В небе горит звезда.
    Девочка моя, Оля,
    ты не ходи сюда.
    Здесь еще пули свищут,
    взрывы то там, то тут.
    Скоро меня отыщут.
    Скоро меня найдут.
    Дальняя канонада.
    Зарево впереди.
    Это тебе не надо.
    Ты сюда не ходи.
    Это не в самом деле.
    Это не наяву.
    Это не пуля в теле –
    это я так живу.
    Всё у меня в порядке.
    Скоро меня спасут.
    Скоро на плащ-палатке
    в тыл меня унесут.
    Кто-то склонится возле
    койки, где я лежу…
    Всё это после, после
    я тебе расскажу…
  • #
    Эжен Гильвик

    x x x

    Море, спасибо,
    Что ты не похоже на нас,

    Упрямо мечтающих
    О невозможном — О спокойствии.

    Перевод с французского М. Ваксмахера
  • #
    Татьяна Ротарь – Мариан, замечательно написали! И аргументированно, и эмоционально. Каюров — омерзительный тип. Он еще не получил по заслугам, но, верится, скоро обязательно получит!