Владимир Воронин – «совок» молдавского разлива

Воронин все восемь лет своего президентства не работал на перспективу страны, а жил вчерашним или, в лучшем случае, сегодняшним днём. Он не задумывался о том, что будет с Молдавией после его ухода, руководствуясь пагубным принципом всех временщиков: «После меня - хоть потоп!»

Хочу сразу же уточнить, что, назвав «совком» Владимира Воронина, автор вовсе не намерен был оскорбить его лично или же выразить свое негативное отношение к Советскому Союзу. Всё дело в том, что «совковой» ментальностью были больны практически все руководители Молдавии, «рожденные в СССР». Не миновала участь сия и предшественников «красного президента» Воронина – Мирчу Снегура и Петра Лучинского. Правда, находясь, в отличие от третьего президента, под более строгим контролем общественности и будучи вынуждены считаться с её мнением, они, как правило, корректировали своё поведение и потому демонстрировали свою наследственную «совковость» куда реже и не столь вызывающе, как это постоянно делает Воронин.

В том же, что касается Советского Союза, автор солидарен с российским президентом Владимиром Путиным, который назвал распад СССР величайшей трагедией ХХ века. Без сомнения, в те времена были и какие-то другие, более рациональные и прагматичные, варианты развития событий, которые могли привести к модернизации и сохранению СССР. Но, увы, случилось то, что случилось, и с этим пока ничего не поделаешь.

В любом случае, ясно одно: возращения в прошлое не будет. Постсоветские страны будут интегрироваться либо в СНГ, либо в ЕС, будут искать новые формы взаимоотношений между собой, которые были бы выгодны, прежде всего, для каждого этого государства.
Кто-то из них «пойдет в Европу», а кто-то найдет свое счастье и выгоду в совместных политических и экономических структурах вместе с Россией.


Безусловно, в этих процессах будет принимать участие и Молдавия. Но сегодня эта страна застряла на перепутье. Она, на первый взгляд, вроде бы ищет себя, ищет свое место в мире. Но ищет как-то странно и нерешительно, уже длительное время топчась на месте и всё более отставая в своём развитии от соседних стран.

Очень многое в дальнейшей судьбе Молдавии будет зависеть от того, кто придет к власти в этой стране в результате парламентских выборов 2009 года. Главная интрига этих выборов, безусловно, состоит в том, сохраниться ли после них во власти нынешний всесильный властитель – «красный диктатор» Владимир Воронин.

Подчеркиваю, что речь идёт именно о Воронине, точнее сказать "режиме тандема Воронина-Ткачука", а не о правящей Партии коммунистов (ПКРМ). Никого не должно особо волновать, будет ли эта партия во властной или в оппозиционной коалиции. Сама по себе, эта партия, несмотря на своё «красное» название, мало чем отличается от любых других молдавских партий, как «левых», так и «правых». Она пойдет туда, куда её поведет вожак.

Прикажут «сверху» членам ПКРМ быть «пророссийскими» – они будут везде натужно демонстрировать свою «пророссийскость». Будет дан им приказ «полюбить ЕС» и недружественно относиться к России – они покорно выполнят и эту команду. Может быть, без особо энтузиазма, даже внутренне возмущаясь и протестуя, но всё рано выполнят. Они ведь «партийные солдаты», а это предопределяет их ментальность.

Кстати, нечто подобное уже имело место несколько лет тому назад. Тогда, помнится, только у ветерана ПКРМ Ивана Калина хватило мужества осудить антироссийский курс председателя ПКРМ Владимира Воронина. Но и он, повинуясь суровым требованиям партийной дисциплины, сделал это как-то тихо, «по-семейному», так сказать, «не вынося сор из избы», в силу чего его протест ничего не изменил и на Воронина никакого впечатления не произвел.

Говоря о том, что выборы 2009 года пройдут по формуле «за» или «против» Воронина, и что пока практически невозможно точно спрогнозировать, за кем будет победа, автор исходит, прежде всего, из того, что очень многие молдавские граждане сегодня находятся в глубоком раздумии, мучительно решая, какой выбор им сделать.
Они, не без оснований, сомневаются в том, что имеющаяся в стране оппозиция будет править лучше Воронина. Они не уверены в том, что после ухода Воронина в стране что-то изменится в лучшую сторону. Всё это вполне понятно и объяснимо всякому, кто знает, что из себя, в большинстве своём, представляет нынешняя молдавская оппозиция. Да, вероятнее всего, после ухода Воронина ситуация в стране лучше не станет. Во всяком случае, на первых порах. Но известные факты дают основание предположить, что с Ворониным будет еще хуже, потому что Воронин сегодня уже не только тупик, не только тормоз, но и, что гораздо хуже, путь к национальной катастрофе, потому что, оказавшись во главе страны, этот малоподготовленный для такой работы человек, вообразивший себя «отцом молдавской нации», допускает в своей деятельности на посту президента всё более опасный воинствующий волюнтаризм.

Воронин – крепкий хозяйственник ?

Владимир Воронин был в советское время настоящим «хозяином» Бендер и, действительно, немало хорошего сделал для этого города. Он был затем и неплохим министром внутренних дел, многое сделав для молдавской милиции, а также для других ведомств, входивших в систему МВД.

Придя к власти в феврале 2001 года уже в постсоветской Молдавии, Владимир Воронин тут же провел капитальный «евроремонт» летней резиденции и Дома приемов президента. Он очень гордится своими успехами на этом, знакомом ему с советских времён, поприще и даже сам водит по этим объектам гостей, показывая им, что было там «до него» и вот что стало «при нём». У Воронина вообще всегда идеальный порядок на даче, а его летний дом представляет собой образец уюта и благоустроенности.

Так что, на первый взгляд, Владимира Воронина вполне можно было бы назвать хорошим хозяином. Но всё дело в том, что он – типичный зашоренный партийно-советский номенклатурщик. Иначе говоря, «человек системы». И в этом заключена основная причина его пагубной и неискоренимой «совковости».

Воронин, как «номенклатурщик», был неплохим секретарем горкома и министром. Он хорошо понимал, что из себя представляет «советская командно-административная система управления», кто и за какие рычаги в ней дергает, кто в ней командует и кто выполняет команды, а потому чувствовал себя в ней, как рыба в воде.

Всё ещё находясь в плену своей старой «совковой» ментальности провинциального «молдавского разлива», Воронин был избран в 2001 году президентом, по сути, новой страны – суверенной и независимой Республики Молдова, которая декларировала стремление твердо стать на путь демократического развития.

Речь идет о том, что в советское время молдавские чиновники, какой бы высокий ранг они ни занимали, всегда и во всём ориентировались на Москву. В независимой Молдавии эта их привычка осталась, но к Москве добавились ещё и новые «центры влияния» - Вашингтон и Брюссель. Вот и мечутся наши «молдавские совки» во главе с самим Ворониным накануне новых парламентских выборов между тремя мировыми центрами власти, пытаясь угодить им всем и что-то выторговать для себя лично. Удаётся это им, в том числе и самому Воронину, прямо скажем, очень плохо, вследствие чего Молдавия постоянно оказывается в большом «пролёте»

Став первым человеком в постсоветской стране, Воронин от своих советских привычек и синдромов не избавился, да и избавляться не собирался. Он остался таким же, каким был до 1991 года, то есть не научился думать самостоятельно и принимать решения без оглядки на то, что по этому поводу думают «за бугром». Ему совершенно чужды такие «новомодные» понятия, как стратегия и перспектива развития страны, поскольку в Советской Молдавии этим никто не занимался, так как за Кишинёв думала и решала Москва.

Зато Воронин хорошо понимает, что такое реальные, практические дела, так как всегда был всего лишь исполнительным «прорабом», поставленным вышестоящими инстанциями на тот или иной пост и несший персональную ответственность за свою работу. Поэтому не стоит удивляться его «прикладным инициативам», типа «всемолдавской» кампании покраски кладбищенских оград или массового копания и украшения «именных»(и очень дорогих) колодцев в селах. Оппоненты Воронина, сравнивая его сумбурные планы с ленинским «Планом ГОЭРЛО», даже в шутку говорят, что «Воронинская власть – это авторитаризм, плюс полная колодецизация страны».

Воронину, наверное, тоже хотелось прокладывать каналы, строить заводы, стадионы, атомные электростанции, но это оказалось куда сложнее, чем рыть колодцы и красить заборы. Взялся он было за «реконструкцию» созданного его предшественниками в советское время Комсомольского озера, да и загубил его. Взялся он реконструировать Республиканский стадион, и тоже его угробил. Ему бы, наконец, успокоиться, одуматься, но он по-прежнему фонтанирует утопическими идеями и безумными проектами в области «реальных дел». Так что, остаётся лишь гадать, какой ещё большой беды следует ожидать Молдавии от всей этой бурной деятельности.

Владимир Воронин никак не желает понять, что его «совковая» ментальность, может быть, в какой-то мере допустимая на должности руководителя консервативной Партии коммунистов, абсолютно несовместима с должностью президента молодой демократической страны с рыночной экономикой. Страны, разделенной на две части, у которой масса проблем и на Западе, и на Востоке, у которой большинство населения – люди бедные и безработные, которая пока так и не обезопасила свою независимую государственность и не нашла своё место в мире. Страны, которой нужен совершенно другой руководитель – человек с новым, свободным мышлением, способный не только объективно понимать и анализировать реалии современной политической и экономической жизни, становящейся с каждым днём всё сложнее и противоречивее, но и адекватно на них реагировать, принимать самостоятельно ответственные решения, согласующиеся с высшими национальными интересами.

Что президент Воронин так и не сделал
за почти восемь лет своего правления

Владимир Воронин уже почти восемь лет является президентом Молдавии. Все эти годы подконтрольные ему СМИ неустанно убеждали молдавский народ в том, что под его руководством страна то и дело куда-то «прорывалась», процветала, интегрировалась, модернизировалась и весьма успешно развивалась. Но, к сожалению, за всей сусальной мишурой воронинского агитпропа скрывается ужасающая своей неприглядностью действительность, беглого взгляда на которую достаточно, чтобы сделать вывод о том, что за годы своего правления Воронин так практически ничего и не сделал, чтобы изменить ситуацию в стране к лучшему.

Перечислим важнейшие проблемы, которые при Воронине или вообще не решались, или решались весьма неэффективно.

Коррупция: в Молдавии коррумпирована, прежде всего, сама власть, которая и призвана бороться с коррупцией. Она коррумпирована снизу до самого-самого верха. Поэтому в стране не ведется по-настоящему борьба с коррупцией, а имеет место лишь её примитивная имитация. Если кое-когда и разоблачают каких-то «коррупционеров», то, как правило, на бытовом уровне. Например, медиков и педагогов, которым народ наш по вековой традиции сам несет какую-то мзду. Но практически никогда не трогают тех, кто берет за одну только свою «разрешительную» подпись в сотни раз большие суммы.


Бедность: молдавская власть поддерживает сегодня исключительно «большой бизнес», занимающий дружественную по отношению к ней позицию. Судя по всему, делает она это отнюдь не бескорыстно. В то же время, власть равнодушна к нуждам тех, кто живет в нищете, чьи доходы ниже минимального прожиточного уровня. Эта категория людей в Молдавии власть интересует только накануне выборов и только в качестве электората, поддержка которого покупается разовыми подачками. Воронин проигнорировав все инициативы оппозиции о необходимости построения «Социальной Молдавии», в которой главным приоритетом государства стала бы забота о человеке: образование, здоровье, профессиональной подготовке, безопасности и т.д.
Воронин все восемь лет своего президентства не работал на перспективу страны, а жил вчерашним или, в лучшем случае, сегодняшним днём. Он не задумывался о том, что будет с Молдавией после его ухода, руководствуясь пагубным принципом всех временщиков: «После меня - хоть потоп!»

Правовой беспредел: молдавская полиция изгнала из страны или уничтожила физически всех «воров в законе», а затем, по общему мнению, сама заняла их нишу. Несмотря на установленную при Воронине жесткую полицейскую систему, продолжается массовый трафик людей, через страну проходят транзитные «наркотические тропы», активизировалась практика рейдерских захватов, повсеместно распространено «крышевание» злачных мест со стороны «оборотней», как в погонах, так и в штатских пиджаках. Что касается молдавского суда, то, за редким исключением, там по-прежнему всё решают «телефонное право» и «барашек в бумажке». Справедливости ради, следует отметить, что в последнее время наиболее дальновидные судьи стали задумываться о своем будущем «после Воронина». Впрочем, оснований надеяться на то, что они думают не о смене «хозяина», а о том, как честно служить закону, пока в их поведении не усматривается.

Неэффективная экономика: у «красного президента» Воронина, в частности, и «коммунистической власти» Молдавии, в целом, местные товаропроизводители поддержкой не пользуются. Им куда больше по нраву крупные импортеры-компрадоры, то есть все те, кто торгует в своих супермаркетах привезенным из-за рубежа ширпотребом. В страну не приходят серьезные инвесторы с мировым именем. Молдавские товары не имеют раскрученных брэндов, узнаваемых за пределами страны. Даже добротные молдавские коньяки, которые раньше пользовались широкой известностью в странах СНГ, начинают терять свои традиционные рынки. Воронин, несмотря на все свои громкие заявления, так и не сумел найти верные «точки роста», которые могли бы вывести страну из перманентного экономического кризиса, заложить основы развития эффективной, конкурентоспособной национальной экономики.

Раскол страны: как известно, Воронин и его «коммунисты» пришли в 2001 году к власти в расколотой ещё в 1990-1992 г.г. стране. Воронин перед выборами хвалился решить проблему реинтеграции Молдавии в считанные месяцы. Но он не только не «склеил» этот «кувшин», расколотый предшественниками, но даже, напротив, продолжал раскалывать его дальше. В результате его «бурной деятельности» по реинтеграции страны, в Тирасполе не верят сегодня ни одному слову официального Кишинева, не без оснований подозревая Правобережье в коварстве, в желании обмануть народ Приднестровья, чтобы затем забрать в свои руки собственность ПМР. За время правления Воронина был вбит клин в отношения не только между Кишиневом и Тирасполем, но и между Кишиневом и Комратом. Более того, проведя контрреформу местной публичной администрации, объявив войну тем её представителям, которые были делегированы в неё оппозицией, Воронин противопоставил центральную власть всей остальной Молдове, в том числе и кишиневской муниципальной администрации.

Перечень нерешенных и нерешаемых Владимиром Ворониным проблем можно было бы продолжить. Но главная суть рассматриваемой нами проблемы отнюдь не в этом. Есть все основания полагать, что, окажись на месте Воронина кто-либо из нынешних молдавских оппозиционных лидеров, то и дело «клеймящих нынешнего президента по поводу и без повода, эти проблемы тоже вряд ли были бы успешно решены. Уж очень они сложные и тяжелые, требующие для своего разрешения новых методов и неординарных подходов, которыми совершенно не владеют наши замшелые «совковые» номенклатурщики.
Поэтому, то, что Воронин не решал проблемы ему можно еще простить. Хуже обстояло дело, когда он пытался «решать проблемы».

Горькие плоды «деятельности» Воронина

Президент Воронин создал малоэффективную, но предельно авторитарную систему власти. В Молдавии им воссоздано нечто, внешне напоминающее «СССР в миниатюре», но без советской социальной системы, без морально-психологических ценностей братства и равенства, социальной справедливости, уверенности людей в завтрашнем дне, а главное, без основополагающего идеологического и культурного стержня, без наличия определенного смысла жизни и мировоззрения у большинства населения.

«Режим Воронина - Ткачука» в Молдавии – это нечто усредненное между Северной Кореей и африканскими диктаторскими режимами. В стране есть «Чиновник №1» в лице Владимира Воронина, есть его «главный визирь» в лице Марка Ткачука, а все остальные чиновники подобострастно смотрят им в рот и ждут «ценных указаний».

Ничто в стране не делается сегодня без личного вмешательства президента Воронина и «высочайшего» одобрения лиц с «большими кошельками», приближенных к Воронину. При этом их «указания» далеко не всегда исходят из интересов государства. Зачастую они ориентированы на обеспечение корыстных интересов представителей того «узкого круга лиц», который в народе называют «Семьёй».

Кадры во властные структуры Молдавии подбираются сегодня по двум обязательным критериям: это личная преданность, а также способность отблагодарить благодетеля.

Говоря о той, горькой на вкус, сомнительной «продукции» нынешней молдавской власти, которая носит ярлык «Сделано Ворониным», следует, прежде всего, назвать следующие «плоды» его бурной деятельности:

Воронин испортил имидж Молдавии и на Западе, и на Востоке. Во многом, благодаря Воронину, Молдавию за рубежом стали считать несостоявшимся, непредсказуемым и непоследовательным в своей внешней и внутренней политике государством. В своих отношениях с зарубежными странами она зачастую ведет себя не так, как это соответствует её политическим и экономическим интересам, а так, как этого хочет Воронин, для которого на первом плане всегда выступают не выгоды страны и народа, а его личные интересы.

Воронин подорвал и окончательно убил у значительной части населения веру в то, что в Молдавии вообще возможна честная, по-настоящему народная власть, хотя и обещал, что «коммунистическая власть» во главе с ним будет именно такой. Ему в этом плане поверили многие люди в 2001 году. Часть этой веры сохранялась у людей даже в 2005 году. Избиратели надеялись, что Воронин, став «красным президентом», начнет заботиться о простых людях, изведет на корню всех коррупционеров, наведет порядок в стране. Однако, ничего этого не произошло. Власть стала еще более далека от народа. Отсюда всеобщее разочарование большинства людей как во власти, в целом, так и в перспективах Молдавии.


Воронин поделил всех граждан Молдавии на «своих» и «чужих». У него есть «свои» чиновники (они непотопляемы), «свои» бизнесмены (они процветают), «свои» СМИ (они обласканы властью), «свои» оппозиционеры (их не только не преследуют, но и награждают орденами «за конструктивизм»). В такой стране, какой сегодня является Молдавия, не может быть нормальной жизни для значительной части населения, не может быть национального единства, без чего невозможна нация. Без нации же невозможно существование государства. Поэтому, как бы не позиционировал себя Воронин «государственником», по сути своей, по делам своим, он типичный антигосударственник.

Воронин посеял в стране новые семена сепаратизма, «всходы» которых грозят окончательно похоронить все надежды на её реинтеграцию. Он не только укрепил своими волюнтаристскими действиями позиции сепаратистского режима лидера ПМР Игоря Смирнова, но и возродил сепаратистские настроения в Гагаузии, начав войну против народной власти автономии в лице её башкана Михаила Формузала и его сторонников.


Сказанного выше вполне достаточно для того, чтобы понять, что любые изменения к лучшему в Молдавии станут возможными только в том случае, если она сможет освободиться от Владимира Воронина. Хотелось бы, чтобы молдавские избиратели осознали, наконец, что, вновь проголосовав в 2009 году за команду и режим Воронина-Ткачука, они лишат Молдавию последних шансов на достойное будущее.

Хорошо бы также, чтобы драматизм нынешней ситуации поскорее осознали все те, пока ещё пассивные и разобщенные, молодые политические силы Молдавии (они есть в разных партиях, а также вне партий), которые свободны от пагубных традиций авторитарного прошлого, в том числе от приобретенной или наследственной «совковости». На них надежда.
Обсудить