Гражданин Андриевский о гражданине Воронине

Вся недюжинная воля и мощный характер Воронина, обеспечившие ему ранее личный авторитет, работают сегодня не на страну и народ, а лишь на то, чтобы он любой ценой сохранился во власти если и не навсегда, то, по крайней мере, пока это позволят его физические возможности.

Несколько месяцев тому назад один из читателей сайта ava.md, известный молдавский политик, сказал мне, что, судя по моим публикациям, я не люблю Воронина. Признаюсь, я не нашёлся тогда, что ему на это ответить. Сегодня, однако, хорошенько поразмыслив, я сформировал свою позицию по этому вопросу.

Дело в том, что, на первый взгляд, у меня нет никаких личных причин для того, чтобы относиться плохо к Воронину, тем более, «не любить» его. В силу разных объективных и субъективных причин и обстоятельств, после прихода Воронина к власти в моей жизни если и происходили какие-то изменения, то, в основном, такие, которые, в общем и целом, можно считать позитивными. Правда, происходило всё это вовсе не благодаря президенту Воронину и не в связи с ним, а лишь потому, что удачно реализовались некоторые мои проекты, в том числе и за пределами Молдавии.

Так что, по отношению к Владимиру Воронину у меня нет сегодня какого-либо личного, персонального негатива. Считаю очень важным это подчеркнуть, так как многие люди в Молдавии, с которыми мне приходится общаться, напротив, считают, что они пострадали, в том числе и в материальном плане, в результате тех или иных действий Воронина или его окружения, направленных персонально против них или их бизнеса. Отсюда и проистекает их нелюбовь и даже ненависть к этому человеку.

Нет у меня к Воронину, по большому счёту, и каких-то особых политических претензий, так как политикой я не занимаюсь, ибо не состоял и не состою ни какой партии и, соответственно, не имею никаких карьерных устремлений.

Я также совершенно не завидую материальным благам и богатствам, реальным или мнимым, приписываемым народной молвой Воронину и его семье. Более того, я уверен в том, что если бы на месте Воронина оказался кто-либо из его нынешних критиков - оппозиционных политиков, запальчиво упрекающих его сегодня в личном обогащении, - то и они сами, и все члены их семей также не бедствовали бы, по крайней мере, в ближайшие 50 лет.

Хотел бы также подчеркнуть, что я стремлюсь всегда оставаться на позициях объективности, давая оценку тому или иному политику. Поэтому в материалах, которые публикуются на сайте ava.md, которым я руковожу, в том числе и в моих собственных публикациях, помимо критики в адрес Воронина, имели место и положительные отзывы о нём, отмечались позитивные моменты в его деятельности. Принципов плюрализма, объективности и непредвзятости я буду придерживаться и впредь.

Так как все же я всё-таки отношусь к Воронину?
Как человек к человеку - никак. Ни злобы, ни обиды, ни желания, чтобы ему было плохо (сегодня или после окончания его президентства) у меня не было и нет. Более того, некоторые известные молдавские политики могут подтвердить, что я лично всегда убеждал их в том, что нужно дать Воронину надёжные «гарантии неприкосновенности», чтобы он мог спокойно, без скандала уйти на покой в 2009 году и не беспокоился за свое будущее и участь своей семьи. Так, на мой взгляд, будет намного лучше не только для Воронина, но и для всей Молдавии и её народа.

Но у меня, как гражданина, есть конкретные претензии к Воронину – гражданину и президенту. Это претензии общественно активного молдавского гражданина, которому вовсе небезразлично, что и почему происходит в его стране, каким путем и куда ведет её лидер.

Иван Грек в своей статье, на мой взгляд, очень интересной и актуальной, назвал меня и Воронина государственниками. С чисто формальной точки зрения, это так, поскольку мы оба публично выступаем в защиту молдавской независимой государственности. Но, к сожалению, у нас совершенно разное понимание того, что такое государственник и что он должен делать для своей страны.

Поэтому, ставя вопрос о том, может ли автор данной статьи договориться о взаимодействии с Владимиром Ворониным, Иван Грек допустил, на мой взгляд, две принципиальные ошибки. Во-первых, называя рядом с его именем мою скромную фамилию, он должен был учитывать, что нашему президенту, страдающему манией величия, это может очень не понравиться, поскольку мы с ним выступаем в разных «весовых категориях». Во-вторых, прекрасно разбирающийся во всех тонкостях молдавской политической кухни Иван Грек должен бы уже, наконец, понять, что Воронин вообще никогда и ни с кем в Молдавии не договаривался и договариваться не будет, поскольку предпочитает всех ломать, подавлять, подминать под себя и подчинять своей воле.

Эти принципиальные различия и являются тем самым «камнем преткновения», который мешает мне выступать в поддержку Воронина. Понимаю, что сам Воронин или кто-то из его «президентской рати» может позлорадствовать на этот счет. Мол, не нуждаемся мы ни в чьей поддержке. Да и вообще, кто он такой, этот Виталий Андриевский, чтобы сам президент Владимир Воронин снизошёл вдруг до переговоров и даже договоренностей с ним?
Впрочем, я тоже отдаю себе отчёт в том, что Владимир Воронин в моей поддержке сегодня не нуждается. Ему и его сателлитам вообще не нужна чья-либо моральная, профессиональная или политическая помощь и поддержка. Им нужно только слепое и безропотное повиновение и служение во имя их личного блага. Если они и нуждаются иногда в какой-то поддержке, то лишь в электоральной и лишь на выборах, чтобы удержаться у власти, обманув народ и заставив его голосовать за них, а в остальное время они придерживаются известного принципа всех волюнтаристов - «как хочу, так и ворочу». И «наворотили» они уже, надо признать, очень много всякого такого, что на пользу стране и народу не пошло.

Такова истинная сущность президента Воронина и его режима власти, и изменить её уже, судя по всему, нельзя. Вся недюжинная воля и мощный характер Воронина, обеспечившие ему ранее личный авторитет, работают сегодня не на страну и народ, а лишь на то, чтобы он любой ценой сохранился во власти если и не навсегда, то, по крайней мере, пока это позволят его физические возможности. Во имя этого он ставит на карту всё: не только свою личную судьбу, но и судьбу своей партии, друзей и соратников, даже всей страны и её народа.

Так что, причин для недовольства политикой Воронина и у меня, и у других граждан Молдавии имеется сегодня вполне достаточно. Не имея возможности детально рассмотреть их все в этой статье, выделю только пять, которые, по моему мнению, наиболее важны.

Во-первых, Воронин не сумел объединить людей и страну. Почитайте и послушайте речи Воронина, проанализируйте его деятельность на посту президента, и вы практически не найдете в Молдавии людей, о которых он хорошо бы отозвался, кого он искренне продвигал бы по службе, готовя себе замену, то есть тех, кто мог бы управлять страной после его ухода из власти.

Практически все оппоненты Воронина были причислены им без разбора к «врагам». Государственных служащих всех рангов он постоянно тасовал, менял, то приближал, то «выбрасывал за ненадобностью». Такое впечатление, что он спешил при этом избавиться от тех людей, которые уже начинали что-то понимать в происходящем в стране, и потому могли начать задавать неприятные для Воронина вопросы. Например, а зачем всё это делается? Судя по всему, поступая так, Воронин руководствуется известным лозунгом всех временщиков: «После меня - хоть потоп!».

Поговорим о государственниках, благо Воронин позиционирует себя как одного из столпов государственности Молдавии. Свыше 80% наших граждан стоят на государственных позициях, считая необходимым лелеять и защищать государственность Молдавии. А теперь спросите себя, сделал ли что-либо Воронин, чтобы объединить этих людей вокруг главной национальной идеи – строительства и укрепления молдавской государственности, объединения страны? Увы, нет. Он всегда свои личные интересы, а в некоторых случаях и партийные, ставил выше национальных интересов Молдавии.

Вспомните, какие эпитеты он отпускал по адресу разных политиков. Политиков, которые не раз доказывали, что являются убежденными сторонниками молдавской государственности и готовы в этом направлении сотрудничать с властью. Но Воронину никогда не нужны были партнеры. Он нуждается только в слугах и раболепствующих подпевалах.

Ему не нужны были Мирча Снегур, Петр Лучинский, Михаил Формузал, Сергей Назария, Дмитрий Брагиш, Серафим Урекян, Иван Гуцу, Борис Муравский, Иван Грек … Ему не нужны были даже его однопартийцы Иван Калин и Виктор Степанюк. Зато ему нужны всевозможные ткачуки, мушуки, рошки, старыши и прочие «лизонаторы» и «без лести преданные» прихлебатели.

Проанализируйте отношение Воронина к Приднестровью и Гагаузии. Это отношение барина-крепостника к своим беглым холопам, которых он намерен поймать и высечь на конюшне, но отнюдь не позиция главы расколотого государства, стремящего собрать воедино, объединить и прочно спаять все его части. В результате, пообещав объединить страну в течение первого года своего президентства, Воронин не только не выполнил это обещание, но еще больше рассорился с Приднестровьем.

Что касается Гагаузии, то, имея там в 2001 году более 80% электоральной поддержки на выборах, Воронин и его партия сегодня проигрывают в этом регионе все выборы, так как способствуют своими действиями росту недоверия гагаузского населения по отношению к центральной власти. Хорошо ещё, что в Комрате сегодня у власти сторонник молдавской государственности башкан Михаил Формузал, который не даёт разгореться в Гагаузии сепаратистским настроениям.

Воронин всегда и везде искал врагов. В результате, накануне его ухода, после 8 лет самодержавного правления, страна и люди еще более расколоты, чем в 2001 году.

Во-вторых, топорно и неуклюже «борясь» с Румынией, а не с унионистами, Воронин вдохнул вторую жизнь в шедшее на убыль унионисткое движение в Молдавии. Взрыхляя своими действиями почву для роста сепаратизма внутри страны (Приднестровье, Гагаузия), он одновременно много сделал для роста и развития унионистских настроений в Молдавии.
Главная его ошибка (не хочется думать, что это обдуманные шаги некоторых его советников), - это откровенно примитивная антирумынская истерия, которая периодически начинается в прокоммунистической прессе Молдавии. Понятно, что она возникает не сама по себе. Её провоцируют разного рода заявления самого президента Воронина.

Ошибочность этой политики состоит в том, что отдельные шаги некоторых румынских деятелей, которые направлены на скорейшее поглощение Румынией Молдавии, Воронин переносит на всю Румынию, на её народ и весь её политический класс. В результате, практически вся элита Румынии настроена сегодня против нынешней власти в Молдавии, считая её антидемократической и опасной для народа. Более того, в Румынии крепнет мнение, что единственный шанс «спасти бессарабский народ от этого тоталитарного режима», это «поглощение» Молдовы.

Такого рода поведение кишинёвской власти по отношению к соседней стране, которая для Молдавии является территориальным коридором в ЕС, вызвало активизацию притихших было унионистов. Когда Воронин не принял предложение румынской стороны о безвизовом пограничном режиме, то унионисты получили очень хорошую возможность провести свою агитацию среди сотен тысяч молдавских граждан, проживающих на границе с Румынией и заинтересованных в облегченном порядке пересечения её границы на пути в страны Евросоюза.

В общем, из сказанного можно сделать вывод о том, что всё, что сегодня делает Воронин, объективно способствует росту унионистских настроений в Молдавии. Если не будет меняться политика власти, то все это может взорваться и похоронить независимую государственность Молдавии.

В-третьих, политика Воронина в отношении России носит сугубо конъюнктурный характер, что мешает Молдавии в полной мере использовать неисчерпаемый потенциал дружественных связей с этой страной. Поэтому нужно быть уж очень наивным человеком, чтобы продолжать рассуждать сегодня на тему, является ли Воронин «пророссийским» или «проамериканским» политиком.

Воронин – это, прежде всего, «проворонинский» политик. То есть политик, который ставит свои личные интересы выше интересов Молдавии и, тем более, её внешнеполитических партнёров. Когда ему это выгодно - он дружит с Россией. Исчезает выгода на этом направлении – он начинает навязываться в друзья к США и Евросоюзу. Но во всех этих играх интересы Молдавии и её народа никогда не превалируют над личными интересами самого Воронина. Так уж устроен этот эгоистичный человек, и его уже никому не переделать. При этом Воронин искренне считает (или всё-таки притворяется!?), что всё, что он делает, он делает исключительно для блага своей страны и её народа.

Да, безусловно, Воронин более комфортно чувствует себя в Москве, чем в Вашингтоне или Брюсселе. На это есть много причин. Это и общий для всех людей, рождённых в СССР, менталитет, и отсутствие языкового барьера, и множество знакомых и даже друзей. Но все это отнюдь не мешает Воронину в определенные моменты «кидать» Россию. Так было, например, когда он отказался подписать «меморандум Козака», так было и в 2005 году, когда в Молдавии развернулась оголтелая антироссийская кампания. Справедливости ради, отмечу, что Россия на эти выпады ответила симметрично. То есть, так конкретно ответила, что экономика Молдавии еще долго будет приходить в себя после пережитого шока от российского эмбарго.

Сегодня Воронин снова (в который уже раз?) «самый большой друг России». Но он хочет быть её другом в Молдавии в единственном числе. Другим людям он не только не разрешает дружить с Россией, но и жестко за это преследует. То странное и чудовищное, что сегодня происходит вокруг общественной организации «Друзья России в Молдавии», переходит границы всякого здравого смысла. Началась кампания беспрецедентного давления на членов Инициативной группы, с требованием отозвать свои подписи. Посыпались угрозы увольнений с работы, других наказаний. Всё это было бы понятно, если бы исходило от унионистов, от открытых недругов России. Но, по имеющейся информации, за всем этим стоит один человек – Владимир Воронин, он же «самый главный друг России». Парадокс, однако.

Чем можно объяснить это его поведение? Существуют две версии. И обе кажутся правдоподобными. По одной версии, Воронин не хочет, чтобы гражданское общество в лице организации «Друзья России в Молдавии» влияло на политику Молдавии по отношению к этой стране. Дело в том, что сегодня Воронин может говорить в Москве, что, пока он у власти, отношения между нашими странами будут развиваться нормально. А вот, если он уйдёт, то ситуация коренным образом поменяется, причём в худшую сторону.
Но если в стране появилась мощная общественная организация, членами которой намерены стать сотни тысяч граждан и многие предприятий и организации Молдавии, то россиянам станет понятно, что влияние на взаимоотношения нашей страны с Россией и ответственность за их состояние Воронину или любому другому человеку на его посту придётся делить со всем гражданским обществом. А это крепкий залог того, что смена лидера в Кишиневе не приведет к каким – либо конфронтационным действиям между двумя нашими странами, потому что любая молдавская власть не сможет не считаться с позицией массовой и авторитетной организации, которой, потенциально, может стать общество «Друзья России в Молдавии».

Есть и другая версия недовольства Воронина созданиям этой организации. Её изложил один из авторов, опубликовавших свою статью на сайте (http://ava.md/material/948.html). Он пишет: «Кое-кого не устраивает та модель отношений, которую Василий Тарлев предложил осуществлять в отношениях с Россией. Многие молдавские политики привыкли о дружбе с Россией говорить в Москве и забывать об этом в Кишиневе. Тарлев же публично провозгласил свою приверженность развитию дружеских и стратегических связей с Россией и возглавил Оргкомитет общества «Друзей России в Молдове». Это не всем понравилось».
По мнению автора статьи, если Василий Тарлев выдержит это давление, покажет себя самостоятельной и самодостаточный личностью, значит, у этого 44-х летнего человека есть характер и сила воли. А, следовательно, есть будущее как у общественного деятеля и политика общенационального масштаба.

Обе версии кажутся вполне правдоподобными и имеют право на жизнь. Но у меня есть еще одна версия на этот счет. По моему мнению, Василий Тарлев решил начать «личную общественную жизнь». Полагаю, что он не намерен бороться с Ворониным, противопоставлять себя действующему президенту. Да это было бы и глупо, и некрасиво с его стороны. Всё же, Воронин и Тарлев вместе проработали без явных конфликтов более семи лет, общими усилиями кое-что полезное сделали для страны.
Но, по всей вероятности, Тарлев считает, что с его уходом с поста премьер-министра рабочий контракт между ним и президентом Ворониным утратил силу. И теперь он уже сам вправе принимать решения, что и как ему делать. Сохраняя уважение к президенту и даже публично его высказывая, Тарлев все же собирается идти не воронинским путем, а своим собственным, тарлевским. Но Воронину это крепко не понравилось. Отсюда гонения на "Друзей России" Поэтому он бросил все свои силы на то, чтобы «вернуть Тарлева в команду». А если всё-таки вернёт, то есть сильное подозрение, что только для того, чтобы вытереть об него ноги и затем «выбросить на политическую свалку».

В-четвертых, Воронин «убил мечту», которую заронил в души и умы молдавских избирателей, идя к власти. Помню, в 2001 году, за несколько дней до выборов в парламент, я провел пару часов в селе Московей Кагульского района. Провел в гостях у «дяди Пети», агитатора ПКРМ. За стаканом вина мы вели с ним полемику о будущем страны.
Я убеждал хозяина в том, что с коммунистами не будет лучше, а он мне доказывал, что я ошибаюсь, что коммунисты возродят страну. Спор был довольно дружественный, беззлобный. Меня откровенно поразила фанатичная вера моего собеседника в Воронина и партию. Когда я уже уезжал, то решил сразить хозяина последним вопросом, спросив его, а что он скажет, если после многих лет правления коммунистов жизнь в стране не улучшиться, если бедные будут ещё беднее, а богатые – богаче?
«Дядя Петя» ответил мне так: «Все может быть. Но в одном я твердо уверен, что среди коммунистов никогда не будет богачей и никто из них и никогда не будет наживаться за счет государства». Бедный «дядя Петя»! Мне его искренне жаль.
Поезжайте в молдавские села, найдите в них таких, как он, людей, которые в 2001 году агитировали за Воронина и его коммунистов. Спросите их, есть ли среди коммунистов богатые? И они скажут вам, что им очень горько и стыдно, что в те высокие идеалы, в которые они верили, плюнули люди во власти, за которых они агитировали и сами голосовали.

В-пятых, Воронин так и не сумел предложить жизнеспособный проект построения «успешной Молдавии», в которой все её граждане имели бы достойные человека условия жизни. Вместо этого Воронин построил олигархическое, авторитарное государство, социальные противоречия в котором приближаются к взрывоопасной черте.

Воронин построил Молдавию, в которой хорошо живется лишь очень небольшому числу людей, либо входящих во власть, либо водящих с ней «дружбу». Он построил страну, у которой нет будущего. Страну, в которой старики умирают от голода, болезней нищеты и бесправия, а молодёжь в массовом порядке покидает родные пенаты. Страну, которая скоро рискует превратиться в пустыню, потому что уже сегодня в ней есть десятки прежде многолюдных сел, где осталось всего несколько жителей – доживающих свой век стариков.

Воронин не сумел повести Молдавию по пути европейской интеграции, не наладил нормальные, взаимовыгодные отношения с Россией.

Воронин запугал значительную часть молдавского общества, подавил честное и свободное слово.
В стране, в которой правит президент Воронин, становится страшно и опасно жить.

Воронину, любящему внешние эффекты, наверное, кажется, что он очень высоко летает. Но честные и объективные люди в Молдавии и за её рубежами, наблюдающие за его кульбитами, давно уже поняли, что он, увы, не орёл.

Очень хотелось бы, чтобы это поняли, наконец, и сами члены и сторонники Партии коммунистов. И не только поняли, но и нашли в себе мужество, чтобы вырваться из пут железной партийной дисциплины и прямо сказать в глаза Воронину всё то, что о нём говорят сегодня в партийных кулуарах «за глаза». Сказать и попросить его уйти в отставку со всех своих высоких постов.
Только так они смогут вернуть ПКРМ утраченные ею по вине своего лидера Воронина честь и достоинство. Только это позволит правящей сегодня партии, даже потеряв всю полноту власти, не сойти бесславно и окончательно с политической арены Молдавии. Если коммунисты этого не поймут, то они подпишут смертный приговор ПКРМ.

Многих в Молдавии сегодня волнует, а что будет, если Воронин уйдет из власти, если коммунисты перестанут единолично править страной? Не наступит ли всеобщий хаос?
Уверен, что ничего подобного не случится. Наш народ достаточно мудр и ответственен для того, чтобы сделать правильный выбор. Поэтому нормальная, общеприемлемая альтернатива нынешнему авторитарному режиму власти в Молдавии обязательно появится. И найдет эту альтернативу сам народ.

И последнее. Кто я такой, что позволяю судить о делах Воронина и даже пытаюсь давать ему советы? Ответ у меня на это всегда один: я свободный гражданин свободной (согласно Конституции) страны - Республики Молдова. По моему мнению, это самый высокий статус. Во всяком случае, таковым он должен быть и для любого государственного чиновника, состоящего на службе у молдавского народа, в том числе и для президента нашей страны.

Обсудить