Богдан Цырдя: «В новом парламенте Молдовы возможна новая коалиция»

Политолог Богдан Цырдя отвечает на вопросы посетителей портала ava.md

В ответ на предложение, присылать свои вопросы автору опубликованных на сайте ava.md интересных аналитических статей и политических прогнозов известному политологу Богдану Цырди, к нам уже поступило много самых разнообразных вопросов от постоянных читателей и посетителей.

Вполне понятно, что сам Богдан Цырдя, при всём своём желании, не может ответить персонально на каждый из присланных ему вопросов.

Поэтому мы выбрали из общей массы только наиболее интересные и общественно значимые вопросы, сгруппировали их по темам и предоставили Богдану Цырди возможность ответить на них.

Итак, предлагаем вашему вниманию заочный диалог между политологом Богданом Цырдей и нашими читателями и посетителями.

Вопрос: Каковы, на Ваш взгляд, реальные перспективы Социал-демократической партии Молдовы? Сможет ли она возродиться и попасть в «заветную пульку», то есть стать парламентской партией?

Ответ: Сегодня СДП переживает очень тяжелые времена. Партия находится в фазе развала, от Дмитрия Брагиша уходят бывшие соратники, самые близкие ему люди, многие из которых обязаны ему лично своим продвижением. Это касается особенно тех, кто ушёл в ЛДПМ.

СДП может возродиться, но только при условии, что начнет не на словах, а на деле процесс реформирования, о котором лидер партии говорит уже почти год.

В апреле 2010 года должен состояться съезд СДП, который, надеюсь, покажет нам всем, насколько партия Брагиша реально «реформировалась».

СДП, по моему мнению, может в перспективе стать важным элементом на левом политическом фланге. Я уже говорил об этом ранее. Но для этого партии нужно обновить своё руководство, Национальный совет, Политбюро, а также дать чёткие сигналы другим левоцентристским партиям, начать серьёзные проекты, иметь жёсткие и ясные позиции по всем политически значимым вопросам, в том числе по отношению к политике правящего сегодня АЕИ, к НАТО, СНГ, ЕЭП, России, Украине, Румынии и так далее.

Вопрос: Что Вы думаете об Оазу Нантое, как политике и бывшем создателе и многолетнем лидере Социал-демократической партии Молдовы?;

Ответ: Я лично работал вместе с Оазу Нантоем. Будучи лидером СДП – партии, по идее, левоцентристской, Оазу Нантой, тем не менее, очень часто открыто демонстрировал свои откровенно правые политические взгляды, особенно в области разрешения Приднестровского конфликта, чем существенно суживал электоральный сегмент партии.

На выборах это очень негативно сказывалось на результатах СДП – ей ни разу за всё время своего существования не удалось попасть в парламент.

В целом же, Оазу Нантой - это мудрый, интересный человек, с тонким чувством юмора, умеющий слушать и слышать людей, способный работать на команду.

Оазу Нантой – это типичный политический романтик, искренне веривший в то, что с группой единомышленников, окрыленных благородными идеями, можно бороться против самой системы и политических картелей.

Нантой почти 15 лет держался сам и держал на плаву СДП, практически без денег, без собственных СМИ, без региональных структур, принося, тем не менее, каждый раз своей партии «железные» 2, 5% на выборах. Для многих экспертов это почти необъяснимо.

Но Оазу Нантой в то же время является и красноречивым примером того, что красивые и привлекательные, на первый взгляд, европейские доктрины и идеи, не будучи соответствующим образом адаптированы к нашей, далеко не европейской, молдавской политической специфике, у нас, как правило, не приживаются.

Вопрос: А что Вы можете сказать относительно новой политической концепции Оазу Нантоя, изложенной им в последнее время в ряде своих выступлений, в том числе и в недавней статье на электронных страницах Интернет-портала ava.md?

Ответ: Я не в полной мере разделяю взгляды Оазу Нантоя. По различным политическим аспектам и по разным причинам.

Если говорить о названной Вами статье, то, надо признать, что это очень интересный, глубокий анализ.

Но вот варианты решения поднятых в нём проблем, предлагаемые Оазу Нантоем, вызывают большие сомнения.

Приднестровье, как известно, уже давно имеет все атрибуты государства, кроме, естественно, международного признания. Так как же можно реально вернуть его в состав унитарной Молдовы, предложив ему намного меньше властных полномочий, чем оно имеет сегодня?

Или вот, например, Оазу Нантой признает, что у самой Молдовы есть немалые проблемы с демократией, но тут же предлагает «для начала» демократизировать и декриминализировать Левобережье. Все это звучит несколько странно и делает его предложения практически неосуществимыми.

Вопрос: Видите ли Вы в Молдове сегодня какую-либо другую политическую личность, достойную заменить Дмитрия Брагиша на посту лидера СДП?

Ответ: Такие личности в Молдове, безусловно, есть. Они всем хорошо известны. Но называть их имена я, по вполне понятным причинам, сейчас не стану, так как это уже предмет выбора и договоренностей между ними и председателем СДП Дмитрием Брагишем.

А вообще-то, не следует забывать, что право окончательного решения по этому вопросу принадлежит предстоящему в апреле с.г. съезду партии.

Вопрос: Удаётся ли Вам сегодня находить общий язык и вступать в дискуссии с политиками и Вашими коллегами на правоцентристском фланге, в том числе с руководством Демпартии, или же Вы предпочитаете играть только на левом фланге?

Ответ: Как известно, я по профессии политолог, политический эксперт, аналитик. А это значит, что я должен постоянно собирать и скрупулёзно анализировать обширную информацию из самых различных источников, чтобы реально владеть текущей ситуацией, объективно представлять всё, что происходит на политической авансцене и что творится за её кулисами, достоверно прогнозировать и новые повороты, и новые конфликты, и новые тупики.

Поэтому я и общаюсь, причём постоянно и активно, со всеми, кто сам проявляет желание и готовность общаться со мной. Я имею сегодня добрых знакомых и даже хороших друзей и коллег в штабах ЛДПМ, АНМ, СДП, ДПМ, ЛПМ, а также в коалиционном правительстве.

Считаю, что это вполне нормально и продуктивно для той работы, которой я себя посвятил.

Вопрос: Кого из депутатов действующего Парламента Вы лично предложили бы на должность нового Президента нашей страны?
Не потому, что него больше, чем у других кандидатов, шансов быть избранным, а, прежде всего, исходя из того, что он, как перспективная политическая личность и мудрый государственный деятель, в наибольшей степени соответствует национальным интересам Молдовы?


Ответ: Я бы, наверное, предложил лидера Демократической партии, депутата Мариана Лупу. У него достаточно высокий личный рейтинг, знание нескольких иностранных языков, опыт работы за границей, манеры поведения интеллигентного, воспитанного человека и, что особенно важно, умеренные политические взгляды.

Кстати, и опросы общественного мнения показывают, что молдавский народ, в большинстве своём, также желает видеть Мариана Лупу президентом.

По крайней мере, политическую обстановку в стране он не нагнетает, а как раз наоборот, постоянно пытается её стабилизировать, неизменно выступая в роли миротворца.

Вопрос: Является ли возглавляемый Вами Институт социал-демократии частью какой-то общей сети подобных институтов или же некой крупной международной структуры? Если да, то пользуется ли он поддержкой из-за рубежа? Откуда и в каком виде?

Ответ: Нет, Институт социал-демократии, который я возглавляю, не относится ни к сети подобных институтов за рубежом, ни к какой-либо иной международной структуре.

Не получает он, соответственно, ниоткуда какой-либо финансовой или материальной поддержки.
Это чистой воды типичная неправительственная общественная организация.

Вопрос: Сообщите, будьте добры, местонахождение Института социал-демократии, директором которого Вы указаны на сайте СДП.

Ответ: СДИ, как я уже сказал выше, это неправительственная организация, которая ставит своей целью продвижение социал-демократических ценностей, а не конкретных партий.

Поэтому с той же легкостью и ДПМ, и ЦСМ могли бы также поставить этот институт и на своих сайтах. Тем более, что в его руководстве есть представители ДПМ и других партий.

Учитывая вышесказанное и подтекст Вашего вопроса, считаю нужным заявить, что в ближайшем будущем я, возможно, откажусь от руководства этим институтом.

Вопрос: Известно, что румынские либералы во главе с президентом Траяном Бэсеску очень активно поддерживают либералов молдавских во главе с и.о. президента, спикером парламента Михаем Гимпу. А вот поддержки румынскими социал-демократами наших молдавских социал-демократов что-то не замечалось. Как Вы думаете, почему?

Ответ: Румынские либералы поддерживают наших либералов в основном потому, что и те, и другие разделяют и активно поддерживают идеи панрумынизма.
А вот румынские и молдавские эсдеки к панрумынизму относятся откровенно прохладно. Вот Вам, собственно говоря, и ответ на Ваш вопрос.

Вопрос: Как Вы думаете, уйдёт ли окончательно из политики и государственной деятельности Владимир Воронин? Если да, то когда это может случиться?

Ответ: А что, разве он ещё не ушёл? Воронина уже более полугода нет во власти! Он сегодня только простой депутат. Ну и что, лучше стало жить в Молдове? Увы, не лучше, а заметно хуже.

Почему? Да потому что на смену авторитарному правителю Владимиру Воронину 8 августа 2009 года пришёл ещё более авторитарный, ни в грош не ставящий демократию и законы, в том числе и саму Конституцию, «коллективный Воронин» в лице правящего АЕИ, по сравнению с которым первый вообще кажется самим воплощением добродетели.

Большое опасение у меня лично вызывает тот факт, что сегодня, во власти в Молдове есть такие общественно опасные политические персонажи, которые просто ломают и подминают под себя всё, что стоит у них на пути - партии, людей, СМИ, бизнес, администрацию, и так далее.

У этих людей нет никаких внутренних ограничителей. Ни моральных, ни религиозных, ни ценностных. И вот если один из таких политиков станет президентом Молдовы, то, как говорится, мало никому не покажется.

Вопрос: Скажите, только честно, за сколько Вы продались коммунистам?

Ответ: Вопрос у вас, конечно, интересный. Типа, «и ты, Брут, продался большевикам!?»

А вот другой посетитель сайта ava.md, кстати, очень информированный человек, считает, например, что я являюсь «рупором» Дмитрия Брагиша.

На сайте vesti.md меня часто называют «симпатизантом ДПМ». На сайте на vedomosti.md, напротив, утверждают, что я «человек ЛДПМ». Теперь вот настал черед услышать, что я «продался коммунистам». Есть и другие оценки моей позиции.

Что касается меня, то я считаю, что продаются, как правило, только тем, кто у власти, у кого деньги, у кого «всё хорошо» и от кого можно что-то получить для себя лично.

Это, кстати, мы сегодня и наблюдаем: вчерашние, к примеру, закадычные партийные коллеги и «друзья» Брагиша, Павличенко, Рошки, Тарлева сегодня бегут от них крысиной побежкой и раболепно стучатся в двери партий, входящих в правящий АЕИ.

Почему? Да только потому, что здесь власть, здесь предлагают должности, деньги, дают «иммунитет» от преследования за прежние большие и малые грешки, а также открывают новые перспективы.

А вот ПКРМ сегодня переживает не лучшие времена: она в оппозиции, в ней раскол, из неё уходят люди, а власть заводит уголовные дела на её лидеров и активистов, вызывает на допросы Олега Воронина, Марка Ткачука, Владимира Воронина и так далее. Вряд-ли можно предположить при таком незавидном раскладе, что кто-то сегодня, находясь в здравом уме, поспешит «продаться» коммунистам.

Что касается меня, то я как жил в двухкомнатной квартире, которая приобретена по ипотеке, так и продолжаю в ней жить. Деньги на жизнь для себя и своей семьи добываю, работая, как и очень многие другие наши сограждане, в нескольких местах.

Так что, если у тех, кто меня обвиняет в том, что я кому-то там «продался», есть конкретные доказательства этого «факта», то, милости прошу, покажите и докажите. То есть, представьте их на суд общественности. Вместо того, чтобы бесконечно сотрясать воздух уже всем надоевшей пустой и досужей болтовней.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, почему созданная парламентом специальная комиссия, занимающаяся расследованием беспорядков 7 апреля 2009 года, не воспользуется видеозаписями, где чётко видно, кто есть кто, и не сделает выводов? Там ведь, на переднем плане, есть и сын самого председателя этой комиссии. Как вообще можно доверять этим людям? Народ возмущен, спрашивает, когда же наше правительство, наконец, займется экономикой, а столичный мэр - городом? Мы никогда раньше не жили в таком ужасающе грязном и запущенном городе, каким сегодня стал Кишинёв. Новые власти осуждают коммунистический режим, а ведь тогда порядка и в стране, и в столице было намного больше.

Ответ: Правду говорят, если хочешь убить проблему, создай парламентскую комиссию по её решению…

В событиях 7 апреля 2009 года замешана в той или иной мере большая часть политического класса страны.

Поэтому никому сегодня невыгодно выдавать всю правду об этих событиях, тем более в предвыборный год. Ясно одно: якобы стихийный «бунт» имел, на самом деле, управляемый характер, там были и элементы «оранжевой революции», впервые была использована новейшая технология так называемой «твиттер-революции».

Возможно, и молдавские силовики тоже внесли свой вклад, дав неправильные инструкции охране официальных зданий и открыв, тем самым, путь для водружения иностранного флага над зданием Президентуры.

Кстати, отдельных участников тех событий встречали потом на самом высшем уровне в некоторых зарубежных странах.

По моему мнению, работу названной Вами комиссии тормозят именно по этим причинам. Но я не удивлюсь, если где-то в мае-июне с.г. Партия коммунистов получит от АЕИ «тройной сюрприз»:

-«комиссия Гимпу» по оценке тоталитарного коммунистического режима предложит запретить использование символов ПКРМ и её названия;

-комиссия Виталия Нагачевского объявит, что главным виновником событий 7 апреля 2009 года является ПКРМ;

-ЦБЭПК и Прокуратура свяжут местных лидеров и центральную элиту ПКРМ со всеми фактами «прихватизациями» и коррупции.

Это уже, кстати, происходит. А накануне досрочных выборов Альянс «выстрелит» с утроенной силой по своему основному конкуренту – ПКРМ, чтобы максимально ослабить её электоральный потенциал.

Вопрос: Верите ли Вы в то, что правительство Филата сможет добиться безвизового режима для граждан Молдовы по примеру Сербии, т.е. не позднее 2012 года?

Ответ: Скорее всего, правительство Молдовы получит упрощенный визовый режим. Но и это уже будет хорошим достижением. Со временем, возможно, мы получим и безвизовый режим. Но нужно подождать и набраться терпения.

Вопрос: В каком году, по Вашему мнению, Молдова станет полноправным членом Европейского Союза?

Ответ: Однозначно ответить на это вопрос сегодня трудно. Дело в том, что ЕС уже устал от расширения, которое принесло ему много непредвиденных политических, экономических и финансовых проблем.

А тут еще и мировой экономический кризис, конца-края которому всё не видно. Даже для своих в ЕС стало не хватать ресурсов.

Грекам вот, например, Брюссель уже отказал в финансовой помощи, по причине чего разразился серьезный международный скандал.

К тому же, надо учитывать, что Республика Молдова в настоящее время не соответствует «копенгагенским критериям», так как не контролирует всю свою территорию.

Нам предложили сейчас программу «Восточное партнерство», в качестве утешительного приза, в которой участвуют также Беларусь, Азербайджан, Грузия…

Другими словами, лет 10-20, а то и больше, придется подождать.

Вопрос: Как Вы считаете, после того, что Михай Гимпу сначала чуть ли не вручил Республику Молдова румынскому президенту Траяну Бэсеску «на блюдечке с голубой каёмочкой», а потом вдруг заявил в интервью «КП в Молдове», что объединения Молдовы с Румынией никогда не будет, есть ли у Либеральной партии вообще шанс снова пройти в Парламент на досрочных выборах?
Не побежит ли после этого электорат либерала Михая Гимпу к либерал-демократу Владимиру Филату?
А Михай Гимпу, судя по всему, будет до последнего держаться за свои два кресла – спикера и и.о. президента - и бесконечно оттягивать новые парламентские выборы. Но насколько его хватит? Как долго всё это может продолжаться?

Ответ: Известная доля правды в Ваших утверждениях есть. Михай Гимпу своими заявлениями, действительно, сильно огорчил и разочаровал часть своих сторонников.

Но у ЛП есть «жёсткое ядро» своего идейного электората, стабильно голосующее за партию Гимпу. Оно составляет порядка 7-8%, поэтому непрохождение в парламент ЛП, скорее всего, не грозит. По крайней мере, сейчас.
А вот потеря либералами некоторой части своего электората всё-таки вполне возможна. Отсюда берут начало и странные, на первый взгляд, граничащие с истерикой заявления и действия лидера ЛП Михая Гимпу: награждение высшим орденом страны - Орденом Республики ряда журналистов, создание всевозможных комиссий, скандальная «охота на собак», чехарда с переименованием улиц, перемещением памятников, безответственные декларации относительно возможности членства Молдовы в НАТО и прочее в том же духе политической буффонады.

Вы, безусловно, правы, утверждая, что Михай Гимпу будет до последнего держаться за свои два кресла и пытаться бесконечно оттягивать выборы.

Но Венецианская комиссия уже ясно дала понять: изменять Конституцию не надо, нужно договариваться с ПКРМ только по статье 78-ой о механизме избрании президента.

Однако ПКРМ, в свою очередь, ставит непременным условием своего согласия на эти изменения роспуск парламента и организацию досрочных выборов.

Поэтому, судя по всему, досрочных выборов избежать всё-таки не удастся, хочет этого лично Михай Гимпу, или же нет. В противном случае, это будет называться узурпацией власти. Со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. Это, несомненно, приведет к очень большим проблемам для всей коалиции.

Вопрос: Многие мои знакомые, русскоговорящие люди в Молдове, испытывают страх перед своим будущим в этой стране. Многие из них вообще собираются уезжать. А ведь это люди в возрасте 35-45 лет. С высшим образованием, грамотные специалисты-профессионалы, которые могли бы принести много пользы Молдове. Что ждёт русскоязычное меньшинство в Молдове? Не повторится ли здесь всё то, что происходило в 90-х годах прошлого века и происходит даже сегодня в Прибалтике?

Ответ: Мне хорошо знакомы все эти страхи и опасения русскоязычных граждан Молдовы. Увы, они, к сожалению, далеко не беспочвенны. Некоторые шаги новой власти, действительно, можно рассматривать как попытки ограничить русское культурное пространство в Молдове, переформатировать геополитику региона.

Отношения с Россией при власти АЕИ стали прохладными, представителей нацменьшинств практически нет в правительстве, участились «наезды» на русскоязычные СМИ, кинотеатры и т.д.

Но я всё же полагаю, что не следует преувеличивать злонамеренность правых политиков Альянса по отношению именно к русскоязычному населению.

Я считаю, что просто развернулась ожесточённая борьба за передел бизнеса, СМИ, власти. Поэтому в ход идут и национальные лозунги, и моральные (как в случае с председателем Верховного Суда В.Морояну), и обвинения в непрофессионализме, дабы любой ценой избавиться от конкурента и занять его место.

Надеюсь, что после предстоящих новых парламентских выборов ситуация в Молдове нормализуется. Главное, чтобы как можно большее число граждан пришли на эти выборы и сделали правильный, осознанный выбор. А выбор этот, похоже, сегодня уже есть.

Вопрос: Считаю Вас, господин Цырдя, одним из самых здравомыслящих экспертов, выступающих на политической арене нашей республики. Так считают многие люди, у которых хоть что-то есть в голове. Удивляет лишь то, что Вы, будучи относительно молодым человеком, мыслите, анализируете и выстраиваете так логическую линию, как не способны это сделать многие другие пожилые политологи и эксперты, которым лучше было бы сидеть дома и не позориться своими бездарными высказываниями . Если бы большинство людей думало так, как думаете Вы, мы бы не имели сегодня всех тех проблем, которые имеем .

Ответ: Спасибо за Вашу высокую оценку моей скромной персоны и качества моей аналитики. Буду стараться и впредь писать комментарии и аналитические материалы для этого портала.

Хотя, признаюсь, сам я довольно скромно оцениваю свои статьи. Мне всегда кажется, что можно было бы написать и лучше, и короче, и точнее, и глубже.

Вопрос: Очень хотелось бы видеть такого человека, как Вы, честного, порядочного, объективного в высшем руководстве нашей страны.

Ответ: Возможно это время и придет. Но пока я к этому не готов. Следует признать, что в руководстве нашей страны уже сегодня есть люди и компетентные, и честные, и искренне желающие изменить ситуацию в Молдове к лучшему. Но, увы, по разным причинам объективного и субъективного характера не они пока принимают судьбоносные решения по наиболее важным проблемам развития страны. А потому, как говорится, «воз и ныне там»…

Вопрос: В последнее время молдавские СМИ пестрят бодрыми реляциями от правоохранительных органов, которые предают огласке факты нарушения законности, в том числе и финансовой, бывшей властью и конкретными лицами из среды ПКРМ. Как Вы считаете, насколько это всё имеет под собой какую-либо реальную почву? Или же это всё же лишь банальный политический заказ со стороны АЕИ?
И еще: ни для кого не секрет, что, несмотря на громогласные заявления главного молдавского либерала Михая Гимпу, что он-де готов всегда уйти с поста спикера, если это поможет в преодолении нынешнего кризиса, тем не менее, совершенно очевидно, что он просто тянет время и всячески старается избежать досрочных парламентских выборов.
Интересно было бы узнать Ваш прогноз дальнейшего развития ситуации. Если по-прежнему будет продолжаться эта беспрецедентная и противозаконная узурпация власти и.о. президента Михаем Гимпу, то какое противодействие может последовать со стороны оппозиции? Естественно, в строгом соответствии с действующими правовыми нормами.

Ответ: Как говорится, дыма без огня не бывает…. Считаю, что определенные чиновники от Партии коммунистов были замешаны в различных коррупционных схемах.

Сам Владимир Воронин признался, что в ПКРМ, когда она была во власти, попало слишком много проходимцев и карьеристов.

Многие, главным образом беспартийные, депутаты от ПКРМ были связаны с бизнесом, и потому сегодня бегут из её фракции, дабы защитить свои бизнес-интересы от угроз со стороны Альянса.

На определенном этапе руководство ПКРМ подпало под влияние местных монополистов и олигархов, которые, похоже, сегодня благополучно перекочевали под знамена новой власти. На это намекают, кстати, и отдельные лидеры АЕИ, правда, лишь для того, чтобы обвинить своих же коллег по Альянсу в каком-то «покровительстве» бывшим коммунистам.

В этом, кстати, есть и определённые позитив: ПКРМ сегодня слабеет, но ведь заодно и очищается, закладывая хорошую основу для своего выздоровления.

Не все ладно в плане соблюдения требований закона было и с приватизаций близкими к ПКРМ бизнесменами некоторых государственных объектов. Например, гостиницы «Кодру», отеля «Национал» и других. Здесь нужно разобраться детально, объективно, без эмоций.

Но следует признать и тот факт, что большая часть «прихватизаций» в Молдове была проведена в бурные 90-е годы прошлого столетия, причём, в ряде случаев, сами нынешние члены правящего Альянса были тогда главными фигурантами некоторых скандальных эпизодов с криминальным душком.

По вполне понятным причинам, сегодня новые власти бороться к коррупцией предпочитают только в рядах оппозиции. Для её дискредитации накануне досрочных парламентских выборов.

Что касается второго Вашего вопроса, то никуда Михай Гимпу уходить не собирается. Зачем ему это?

Ведь это же не шутка: впервые за 20 лет независимости нашей страны представителю унионисткого крыла политической элиты Молдовы в его лице достались вдруг три высшие должности в стране: спикера, президента, верховного главнокомандующего!

А власть Михай Гимпу очень даже любит. Все мы ещё хорошо помним, как он вцепился мёртвой хваткой в кресло председателя МСК, мелочился, интриговал, скандалил, долгое время не отдавал ключей от кабинетов, печати, искал всевозможные поводы и зацепки для того, чтобы остаться во главе Муниципального совета Кишинёва.

В этой связи ПКРМ, конечно, может обратиться в Конституционный Суд, в Венецианскую Комиссию, в Европейские структуры.

Но самым эффективным способом, на мой взгляд, будут всё-таки массовые протесты нон-стоп, пикеты, совместные акции ПКРМ с другими партиями, а также отказ коммунистов голосовать в парламенте за изменение Конституции (78-ой статьи).

В этом случае Михай Гимпу будет вынужден распустить парламент и назначить дату досрочных парламентских выборов.

Вопрос: Скажите, Ваше появление на недавней пресс-конференции вместе с лидером ПКРМ Владимиром Ворониным – это что, «смена политических вех»? Вы теперь работаете на ПКРМ?

Ответ: На видео-мосте, о котором Вы говорите, участвовали российские эксперты и политики. Меня пригласила на этот видео-мост не ПКРМ, а «РИА Новости», так как я, кроме всего прочего, являюсь ещё и экспертом российского фонда «Признание» и имею статьи и в области геополитики.

Владимира Воронина пригласили туда потому, что он - единственный из молдавских политиков, который имеет четкую позицию по американской системе ПРО в Румынии. Так что мой выход в эфир вместе с Воронином - это чистая случайность.

При этом прошу Вас не путать две совершенно разные вещи: я не политик, а политолог. Если политик выходит вместе с другим политиком на конференцию, или просто встречается и беседует с ним, то да, это политический сигнал. С него и спрос.

Я же, повторяю, только политолог, и поэтому, будь там любой другой молдавский политик – Гимпу, Рошка, Лупу, Филат – я бы точно так же вышел и свободно высказал те же самые мысли.

Но это, конечно, вовсе не означает, что я «автоматически» стал бы работать на какую-то партию.

Вопрос: Кто из нынешних молдавских политиков, по Вашему мнению, имеет право претендовать на пост Президента Республики Молдова?

Ответ: Если говорить о прямых выборах нового Президента всем народом, то, безусловно, это Мариан Лупу.

Но если в будущем парламенте, после досрочных выборов, будут перемены, появятся новые политические силы и расклады, то ещё нужно будет посмотреть и подумать.

Некоторые политические силы желают сегодня лишить должность президента сколько-нибудь значимых полномочий, сделать из него фигуру чисто представительскую, и не более того,

В этом случае президент должен будет стать неким высшим символом единения страны. Возможно, им мог бы стать народный писатель Ион Друцэ, президент Академии наук Георге Дука, известный бизнесмен Николай Черный или кто-нибудь другой.

Вопрос: Считаете ли Вы, что в Молдове возможен какой-то совершенно новый политический проект? Если да, то на какую целевую группу он может быть рассчитан?

Ответ: Новые политические проекты в Молдове, безусловно, возможны, причём по двум основным осям – политические конгломераты, о которых я уже говорил: ДПМ-АНМ, ПКРМ - Партия Социалистов, ЛДПМ-ДЕД, ЛПМ-НЛП.

Новым проектом может стать, как не странно, и обновленная и реформированная СДП. По крайней мере, вокруг этой партии сегодня уже происходят определенные движения некоторых политических и экономических групп.
Сегментом этой группы будет средний класс, малый и средний бизнес, чиновники, техническая интеллигенция, часть протестных групп.

Вопрос: Как Вы считаете, не приведёт ли выдвижение на первый план, в качестве «третьей силы» оздоровлённой и реформированной СДП, как альтернативы ПКРМ и АЕИ, к тому, что протестный электорат начнёт постепенно перетекать к ней?

Ответ: Нужно учитывать, что для того, чтобы СДП смогла стать подлинной «третьей силой», не говоря уже о том, чтобы она была при этом ещё и серьёзной альтернативой и ПКРМ, и АЕИ, ей нужны будут очень серьезные ресурсы - человеческие, медийные, финансовые.

СДП обязательно потребуется также привлекательная и понятная большинству избирателей программа, содержащая прорывные социально значимые проекты.

Всего этого у СДП сегодня, увы, пока нет. Зато есть большие проблемы с правящим Альянсом, который начал буквально «рвать на куски» партию эсдеков.

Поэтому, как я считаю, руководству и активу СДП нужно на высоком уровне провести свой съезд, а затем, опираясь на его решения, обновить и реформировать партию, модернизировать её программу, создать недостающую ей сегодня ресурсную базу, и уже только затем ринуться в бой за власть.

Главное, на мой взгляд, состоит также в том, чтобы руководство СДП перестало всякий раз опасливо оглядываться на власть, робеть перед ней и бояться её.

Кто или что, например, мешает сегодня руководству СДП развернуть самую широкую подготовку на общенациональном уровне к празднованию 65-летия Великой Победы? А ведь скольких бы новых симпатизантов она заполучила при этом на свою сторону!

СДП могла бы уже сейчас развернуть и резкую, предметную критику «социальной политики» АЕИ, конкретно высказать свою позицию по актуальному вопросу о Паланке и Новоднестровске.

На мой взгляд, основная часть критики СДП должна быть направлена сегодня против АЕИ, главным образом, против либералов, их социальной политики, раздачи земли, провальной экономики, авторитарных замашек.

Я считаю, что СДП должна четко дать сигнал, с кем она намерена построить будущую коалицию.

Ясно одно: не с либералами, то есть не с ЛДПМ и ЛПМ, так как это стало бы актом самоубийства для социал-демократов. Печальный опыт ДПМ и АНМ это сегодня вполне убедительно доказывает.

Надо понимать, что если бы ДПМ, например, позиционировала себя как альтернатива и ЛПМ, и ПКРМ одновременно, то сегодня не сформировался бы правящий АЕИ.

Поэтому позиция нынешнего руководства СДП, заявляющего о своей оппозиции и по отношению к правящему АЕИ, и по отношению к оппозиционной ПКРМ, не может считаться конструктивной и продуктивной.

Ускоренное разъедание АЕИ, особенно либералами, самих основ молдавской независимой государственности, о чем я ранее уже неоднократно писал, должно заставить партии подлинных государственников принять, наконец, правильные решения. Для страны и народа, а не только для своего личного интереса.

Поэтому нельзя исключать, что в будущем парламенте может появиться коалиция «левого центра», в которую войдут ДПМ, АНМ, СДП и модернизированная ПКРМ.

Вопрос: Как Вы думаете, голодные народные бунты - это ожидаемая реальность в ближайшем будущем Молдовы, или же нет?

Ответ: Продовольственный кризис медленно, но всё более уверено распространяется по всей планете. Сегодня в мире уже голодает почти 1 миллиард людей.

С каждым годом на Земле всё меньше становится питьевой воды, газа, нефти, непрерывно дорожают и становятся для многих людей недоступными важнейшие продукты питания.

Многие страны в погоне за прибылью предпочитают сегодня сажать особые агрокультуры, используемые для добычи из них углеводородов. Все это также влияет на подорожание продуктов питания.

Я думаю, что в 2010 году мы также будем иметь (и уже имеем) массовые протесты, пикеты со стороны обнищавшего в результате либеральных реформ населения, которому придётся очень туго «затянуть пояса» по причине дороговизны продуктов питания, роста стоимости коммунальных услуг, галопирующего роста цен при «замороженных» зарплатах и пенсиях. А это всё является одной из форм «голодного бунта».

Вопрос: В последнее время пошли разговоры о том, что Вы якобы стали заместителем у Марка Ткачука и вместе с ним работаете над написанием стратегии ПКРМ на будущие выборы. Правда ли это?

Ответ: Марк Ткачук - талантливый политтехнолог. Не думаю, что он нуждается в каких-то заместителях и помощниках.

Есть ещё один, чисто психологический, нюанс: ПКРМ, АНМ, НЛП пребывают сегодня в глубоком шоке в связи с уходом из них части членов в другие формирования.

Вот Вы, например, взяли бы к себе чужаков со стороны, когда свои же собственные предают? Думаю, что нет.

Так же поступают и они. Они принимать к себе «чужаков» опасаются. Наверное, это правильно. Так что, не нужно больше спекуляций. Надо отталкиваться от фактов, от реальности.

Вопрос: Кто, по Вашему мнению, мог бы стать преемником Владимира Воронина? Правильно ли то, что Воронин самолично намерен назвать имя будущего лидера Партии коммунистов?

Ответ: Сегодня говорят о двух вероятных кандидатах в преемники Воронина: об Игоре Додоне и Юрие Мунтяне.

Первый, однако, уже допустил ряд оплошностей и даже грубейших ошибок, вследствие чего потерял доверие «Папы».

Что касается второго, то ситуация вокруг него сегодня не до конца прояснилась.

То, что Воронин сам называет своего преемника, конечно, недемократично, но в нынешней ситуации, однако, вполне правильно, учитывая те тяжелые проблемы, с которыми пришлось столкнуться сегодня ПКРМ.

У Воронина просто нет другого выхода, так как иначе партия просто развалится на враждующие между собой группы и группки из-за междоусобной борьбы за «воронинское наследство».

Вопрос: Будете ли Вы лично участвовать в предстоящих парламентских выборах? Привлекает ли Вас политическая карьера?

Ответ: Я читал яростные нападки некоторых читателей на свои статьи, в которых они обвиняют меня в том, что я, дескать, критикую либо Альянс, либо ПКРМ только из чувства зависти, поскольку сам не попал в парламент.

Приходилось мне слышать мнение и о том, что я только того якобы и жду, как бы побыстрее кому-то «продаться», чтобы попасть в парламент по партийным спискам. Причем, без особой разницы, кому - от ЛПМ до ПКРМ и от АНМ до ХДНП.

Отвечу на все эти домыслы просто: на сегодняшний день политическая карьера меня совершенно не интересует. Я слишком хорошо знаю, что из себя представляют нынешние молдавские партии. Это мой личный опыт, а не плод досужей фантазии.

Мнение рядовых членов любой молдавской партии сегодня никому из её руководства совершенно не интересно. Несогласных с мнением руководства там просто ломают через колено, выдавливают из партии, цинично плюют им в лицо.

Места в списках дают только тем, кто может заплатить от 60.000 до несколько сотен тысяч долларов, или же близким родственникам.

Исключения из этих правил – большая редкость. Даже если кто-то и возьмет «чужака» – не относящегося ни к богатым «плательщикам», ни к родственникам - к себе в партийный список, оценив его потенциал и полезные для партии личные качества, то использует его труд, его имя «по полной программе» в ходе избирательной кампании, а за две недели до выборов вдруг перебросит его с 20-го проходного места на глухое, тупиковое 101-е.

Уж поверьте моему личному опыту, это, действительно, так. Иди потом, доказывай, что ты не верблюд…

Нынешние молдавские партии – это своего рода политические секты, где процветают чёрная зависть, плетутся паутинные интриги, идёт беспринципная борьба, распускаются ядовитые сплетни, царит звериное недоверие друг к другу.

Здесь свои шаманы и вожди, предпочитающие окружать себя серенькими посредственностями, людьми со всегда заискивающими и одобряющими каждое их слово взглядами. Они, кстати, всегда, среди самых первых в партийных списках.

Поэтому участвовать в такой, с позволения сказать, «политике» я не вижу никакого смысла. Да и настоящих реформ тоже нигде пока не заметно. Поэтому я предпочитаю оставаться свободным и независимым политологом.

Вопрос: Кто из молдавских политологов является для Вас авторитетом, с «весомой» позицией которого нужно считаться?

Ответ: Вообще-то я стараюсь по возможности критически относится ко всем политологам, в силу ряда причин объективного и субъективного характера.

Но я всегда прислушиваюсь, например, к Виталию Андриевскому, Игорю Боцану, Василию Ботнару.

Из политологов – теоретиков регулярно читаю и анализирую Олега Серебряна, Эдуарда Волкова, Валерия Мошнягу.


Вопрос: Хотелось бы узнать Ваше отношение к уходу из СДП и переходу Эдуарда Мушука в ПКРМ? Не следовало ли ему остаться в рядах СДП и заниматься её реформированием? Или это всё-таки был карьерный шаг с его стороны?

Ответ: Эдуард Мушук вообще-то никуда не уходил. По крайней мере, по собственной воле. Его просто «выдавили» из СДП. Это стало следствием идущей здесь внутрипартийной борьбы.

При этом отношение руководства партии к Эдуарду Мушуку было, мягко говоря, «непропорциональным», что и заложило основу под происходящий сегодня развал СДП.

Вопрос: Каково Ваше отношение к известным молдавским политикам: Владимиру Воронину, Владимиру Филату, Михаю Гимпу, Дорину Киртоакэ, Мариану Лупу и Дмитрию Брагишу?

Ответ: Отношение у меня к ним вполне нормальное, уравновешенное. По крайней мере, стараюсь видеть не только негатив, но и позитив.

Владимир Воронин - человек харизматичный, с мощной личной энергетикой. Уже сам имидж Воронина как «отца нации», («папы»), «последователя господаря Штефана Великого» говорит о его жестком характере, силе воли, авторитарном начале. Это, как говорится, имиджевый типаж.

Именно на этот типаж в 2001 году был социальный заказ: в условиях охвативших Молдову кризиса и нестабильности люди хотели иметь во власти «отца нации».

Воронин в качестве президента имел некоторые достижения:
-был экономический рост, правда, основанный на потреблении;
-была проведена экономическая реформа: амнистия капиталов, нулевая ставка на прибыль;
-была укреплена финансовая и налоговая дисциплина;
-были реставрированы около 600 церквей, приходов, монастырей;
-были определенные достижения в социальной сфере, в образовании, газификации сел, хотя и достаточно скромные;
-Воронин ориентировал Молдову на европейскую интеграцию, на что прежде никто не решался;

Но были у Воронина и досадные провалы. Его обычно обвиняют в том, что он сделал уступки националистам в 2002-2003 г.г., евроатлантистам в 2003-2006 г.г., и монополистам в 2006-2008 г.г..

Владимир Филат – отличный менеджер, настоящий боец, человек жесткий, «ледокол», идущий напролом.

С ним работать довольно трудно. Филат умеет обворожить собеседника, но одновременно делает многоходовые комбинации, связывая партнеров по рукам и ногам, ставя их в неловкое положение, заставляя играть по своим правилам.

В принципе, Филат применяет в политике законы бизнеса и вертикального менеджмента: всё и обо всех хочет знать, всем руководить, всё контролировать.

Это приводит ко всё более частым стычкам между ним и другими лидерами Альянса и, по моему мнению, свидетельствует об огромных противоречиях и расширяющихся трещинах внутри внешне кажущейся монолитной правящей коалиции.

- Михай Гимпу является любимчиком фортуны, по крайней мере, в последнее время. Похоже, что он искренен в своих унионистких убеждениях. Является любителем импровизаций. Но некоторые его действия разрушают политическую стабильность, настораживают инвесторов, разъедают основы и без того хрупкой молдавской независимой государственности.

Настораживают его слишком вольное обращение с Конституцией, непризнание верховенства закона, нежелание следовать рекомендациям Европейских структур, в том числе и Венецианской Комиссии, а также авторитарные замашки.

Дорин Киртоакэ – антисистемный лидер, человек, который бросил вызов всему местному политическому классу и ПКРМ в частности.

Но задора его хватило не надолго. В 2009 году он вступил то ли в Альянс, то ли просто в сговор с теми же самыми политическими картелями, с номенклатурой и «коррупционерами», против которых ранее так яростно воевал. Это привело к потере им прежнего рейтинга «борца за свободу и демократию», ибо исчез враг в лице ПКРМ, на которого можно было списать все беды и проблемы молдавской столицы и провалы в деятельности её примэрии.

В принципе, Дорин Киртоакэ – типичный лидер-коммуникатор, но никудышный хозяйственник, поэтому в 2011 году ему будет очень сложно выиграть второй мандат в на право быть хозяином Кишинёва.

Мариан Лупу вышел на самостоятельную стезю в большой политике в образе «миротворца», «объединителя», будущего «президента».

В своей статье «Выбор Марианна Лупу» я сразу же предупредил о тех проблемах, которые у него неизбежно появятся в коалиции с правыми политическими силами, а также о том, что шансов на избрание президентом Молдовы у него очень мало, зато велик риск потери руководимой им Демпартией своего традиционного электората.

Судя по всему, я оказался прав. Сегодня Мариан Лупу предстает в незавидном образе «хорошего парня», которого «кинули» свои же коллеги.

У Марианна Лупу достаточно высокий интеллектуальный потенциал, он производит на людей приятное впечатление. Но ему все труднее удерживать неустойчивый баланс в правящем Альянсе, сдерживать его правый блок от слишком резких движений.

Ради сохранения Альянса Мариан Лупу делает сегодня слишком много уступок, в том числе и играющих впоследствии против него самого.

Заявления Марианна Лупу хотя и своевременны, но всегда слишком уклончивы и половинчаты. Они делаются в большей степени для лидеров общественного мнения, а не для всего гражданского общества, так как не предусматривают каких-либо конкретных действий и решений.

Правые составляющие Альянса, почувствовав слабину Лупу, просто ломают хребет руководимой им ДПМ, подминают её во всё большей степени под себя, обезличивают, компрометируют и заставляют играть по своим правилам.

Чем всё это закончится для Марианна Лупу, сказать пока трудно. Возможно, Лупу следует играть в Альянсе намного жестче, как это делает сегодня Филат. Как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанское…

Дмитрий Брагиш – опытный управленец. По мнению некоторых экономистов, он был одним из лучших премьеров Молдовы. Но вот как политик Брагиш допустил слишком много серьёзных ошибок, сделал целый ряд противоречивых заявлений.

Брагиш в 2005 году, будучи депутатом парламента, принципиально не участвовал в избрании Владимира Воронина, хотя, согласись он поддержать лидера ПКРМ, вполне мог бы стать вице-спикером, что, конечно, говорит о политической принципиальности лидера СДП.

Правда, ближе к 2009 году Дмитрий Брагиш вступил в определенные соглашения с ПКРМ, которые, однако, ничем хорошим для СДП и для него лично не закончились.

В конце 2009 года Дмитрий Брагиш отказался от объединения СДП с ДПМ и союза с Марианом Лупу по непонятным для меня причинам.

Огромная подозрительность со стороны Дмитрия Брагиша по отношению к своим соратникам не помогла ему, однако, предотвратить уход от него в 2009-2010 г.г. самых близких друзей и коллег.

Сегодня перед Брагишем стоит нелегкая дилемма – что надо дальше делать для того, чтобы СДП выжила, преобразилась, оздоровилась и вышла на новый виток борьбы за власть помолодевшей и окрепшей.

Если Брагиш ошибется в своих решениях, партия может окончательно развалиться и затем кануть в политическое небытие.

Вопрос: Видите ли Вы в Молдове сегодня «новых политиков»? Если да, то кто они?

Ответ: Новые политики в Молдове, безусловно, появятся, но только когда, когда народ окончательно устанет от старых и откажет им в доверии и поддержке.

На мой взгляд, что в стране уже происходит постепенная смена элит, лидеров, парадигм. Но процесс этот идёт пока ещё очень медленно. Впрочем, возможно, ближе к осени этого годы, мы всё-таки увидим совершенно новые лица в молдавской политике.

Вопрос: Сегодня Вас можно по праву считать одним из ведущих экспертов на Интернет-портале ava.md. Скажите, чем Вас так сильно привлекает именно этот сайт?

Ответ: На этом сайте есть такая высокая степень свободы для всех желающих высказать своё собственное мнение по наиболее острым и наболевшим политическим проблемам нашей страны, которой нет на других, известных мне Интернет-порталах.

К тому же сайт этот по своей основной концепции преимущественно аналитический, здесь печатаются многие серьезные молдавские и зарубежные эксперты, его читают молдавские лидеры общественного мнения, аналитики, депутаты, лидеры партий, чиновники, академики, иностранные посольства.

Сегодня у сайта появилось много читателей в других государствах СНГ, в странах Евросоюза и даже в США и Израиле.

Поэтому я регулярно пишу, кстати, совершенно бесплатно, для этого популярного Интернет-портала аналитические статьи в расчёте на то, что, таким образом, смогу донести свои выкладки до максимально возможного числа читателей на широком пространстве.

Вопрос: А много ли зарабатывают сегодня молдавские политологи?

Ответ: Не сказал бы, что много. Зарплата лишь немного выше средней по стране. Вот труда, действительно, требуется много…

Вопрос: Молдавская политика, как известно, произрастает из молдавской экономики. Наше село избыточно населением и перестало быть привлекательным для молодёжи. Город же, в том числе и столица ей рабочих мест не предлагают, так как промышленность разрушена. Поэтому Кишинёвский международный аэропорт стал перевалочным пунктом для транзита наших гастарбайтеров за рубеж.
Видите ли Вы лично какие-то возможности и перспективы реструктуризации национальной экономики Молдовы и в каком направлении нам необходимо двигаться?

Ответ: К сожалению, в Молдове нет сегодня того, что можно было бы с полным правом назвать «экономикой».

Молдавская экономика – весьма, надо сказать, успешная и эффективная - была недальновидно разрушена ещё в 90-е годы прошлого века вместе с предприятиями союзного ВПК и единым советским промышленным комплексом.

Молдавская власть слепо следовала тогда указаниям и требованиям МВФ. То же самое делает она и сегодня.

Хвалёные «преференции» в торговле с ЕС нашей стране ничего не дают, так как имеющаяся в Молдове продукция не соответствует евростандартам, да и нет у нас таких производственных мощностей, которые давали бы экспортную продукцию, соответствующую требованиям Евросоюза.

Наша экономический интерес лежит на Востоке, в ЕЭП и СНГ, в Таможенном союзе. Нам нужно тотально прорваться на российские рынки, открыть их для нашего вина и животноводческой продукции, текстиля.

Нужно развивать туризм, сервис, хайтек, телекоммуникации, инвестировать в переработку сельской продукции с высоким уровнем добавленной стоимости.

Пора уже создавать госкорпорации в области строительства и участвовать в инфраструктурных проектах в рамках Содружества не фрагментарно, на уровне частных строительных бригад, а целенаправленно, на самом высоком государственном уровне.

Необходимо брать предложенный Молдове китайский кредит и развивать инфраструктуру, теплоэнергетический комплекс, строить дороги, мосты, газовые и электрические магистрали.

Молдова, имея современные автодороги, только на одном транзите между Востоком и Западом могла бы неплохо зарабатывать.

Экономика не существует без производства, поэтому нужно думать над совместными проектами, во-первых, со странами СНГ, и, где это возможно, с Китаем и Западом.

Вопрос: Замечается явный рост интереса к ЛДПМ со стороны других партийных функционеров - именно сюда они чаще всего перебегают, бросив свои прежние партийные команды. Это, вероятно, вытекает из нынешней конъюнктуры политического рынка Молдовы. Но вот дальновидно ли всё это? Можно ли считать эти «миграции» факторами повышения престижа Либерально-демократической партии и роста доверия к ней, как к наиболее стабильной политической структуре? А что будет, если ЛДПМ не сможет, вопреки планам своего лидера Владимира Филата, стать мажоритарной партией в новом парламенте? Они что, попросятся обратно, снова к бывшим «своим», или же побегут в новую, более успешную партию? Так свидетельствуют ли все эти «перебежки» из других партий в ЛДПМ о том, что она «набирает очки» перед выборами?

Ответ: В Молдове такие явления, как «партийная миграция, стали уже печальной закономерностью. Почти сразу же после смены власти, чиновники и «профессиональные политики» лёгкой трусцой перебегают к партиям-победителям, то есть к партиям власти.

Вот и сейчас они мигрировали в ЛДПМ, но осенью, если эту партию постигнет неудача, они с лёгким сердцем и безо всяких угрызений совести тут же начнут перебегать к победителям - новым правителям.

ЛДПМ переживает сегодня проблемы роста. В этом процессе она подпитывается тем, что высасывает админресурс у всех других партий, невзирая ни на какие высокие принципы, идеологию, даже репутацию данных людей.

Поэтому в Либерально-демократическую партию начали приходить уже далеко не самые лучшие люди, но, преимущественно, ловкачи, проходимцы, карьеристы, а то и люди с уголовным прошлым.

Это уже сегодня создает проблемы для ЛДПМ. Кто-то из либерал-демократов делает одни заявления, кто-то совершенно противоположные, и при этом сам лидер ЛДПМ Владимир Филат неизменно говорит, что он, дескать, тут не причем, рот, мол, каждому не заткнешь. Так-то оно так, но репутации партии такая ситуация «разноголосицы» уже начала заметно вредить.

ЛДПМ имеет свой предел роста – это около 25% - 30%, но никак не больше. Если ЛДПМ окажется в оппозиции, то все нынешние перебежчики, принятые ею сегодня под своё крыло, мгновенно «прозреют», тут же заявят, что их «обманывали», как это сделал на днях муниципальный советник Эмиль Гуцу, бежавший из СДП в филатовскую ЛДПМ, а затем объявят, что переходят к другой, более успешной партии.

Естественно, только для того, чтобы «выполнить обязательства, данные своим избирателям», причём в то самое время, когда состояли в ЛДПМ.

Вопрос: Насколько, на Ваш взгляд, реальны шансы создания в Молдове единого Союза левых сил, который объединил бы в своих рядах все левые и левоцентристские силы страны и стал реальным противовесом либерально-унионистскому Альянсу?
Способна ли нынешняя ПКРМ стать создателем и цементирующей основой этого блока?

Ответ: Об этом много говорят сегодня в экспертных кругах Молдовы. Идея эта многим кажется привлекательно, но практическая её реализация наталкивается на большие проблемы.

Единым блоком левым партиям Молдовы выступить будет сложно из-за этнически неоднородного состава электората ПКРМ и ДПМ.

У ПКРМ много сторонников среди русскоязычных и молдаван.

У ДПМ много сторонников среди как среди тех, кто считают себя румынами, так и среди молдаван.

Есть и классовые различия: за ДПМ голосует средний класс, мелкая буржуазия; за ПКРМ - сельский пролетариат, крестьяне, безработные.

В среде электората ДПМ много интеллигенции, а у ПКРМ - с точностью до наоборот.

Поэтому намного легче будет пойти на выборы двумя колонами: ПКРМ+Социалисты и СДП+ДПМ, или же ПКРМ+Социалисты и СДП + ДПМ+АНМ.

То есть, возможны варианты. Главное, однако, чтобы эти силы не исключали послевыборных альянсов между собой, выходили с общими позициями и проектами.

Способна ли ПКРМ стать создателем и цементирующей основой такого блока – сказать трудно.

Руководство СДП и ДПМ боится лидеров ПКРМ, главным образом, Владимира Воронина.

Сама ПКРМ желает иметь всегда и везде только лидирующие позиции.

В принципе, рассуждать о Едином левом блоке пока ещё рано. Но чем больше лидеры и актив этих партий будут встречаться, взаимодействовать, иметь общие проекты, тем больше шансов на то, что некие подобия альянсов левых сил всё-таки станут возможными. Вполне можно прогнозировать, что в новом парламенте возможна новая коалиция

Вопрос: Чем Вы увлекаетесь в свободное от работы время? Есть ли у Вас какое-то хобби?

Ответ: Хобби, конечно, у меня есть. Это силовые виды спорта, боевые искусства, психология, религия, геополитика.

Но вся беда в том, что последние два года у меня совершенно нет свободного времени и, соответственно, возможности заниматься всем этим на постоянной основе.

Иногда, урывками, всё время поглядывая на часы, кое-что себе всё-таки позволяю. Но это, увы, бывает так редко…

Обсудить