Ясско-Кишиневская операция, блистательная по замыслу и исполнению

Ясско-Кишиневская операция, блистательная по замыслу и исполнению, справедливо вошла в историю Великой Отечественной войны как одна из наиболее результативных наступательных операций Красной Армии. Эта операция – крупнейшее военное событие ХХ века, происшедшее на земле Молдавии. Она по праву вошла в историю как один из стратегических ударов, которыми армия СССР/России вышибла дух из сильнейшей армии Запада – германской. Она остается и замечательной страницей истории Молдавии, победой, достигнутой при участии ее народов.

В историографии и СМИ Республики Молдова Ясско-Кишиневская операция – тема табуированная. Причиной тому – не только активизация в Восточной Европе идеологических наследников политических сил, сотрудничавших с нацистами в годы Второй мировой войны, но и нежелание стран «старой Европы», связанных общей победой в «Холодной войне», включать события 1939-1945 годов в арсенал средств, призванных способствовать европейской интеграции (1). Используя ситуацию, румынские историки и молдавские авторы, творящие в русле курса «история румын», избегают затрагивать события 20-29 августа 1944 года. Что же произошло тогда на земле Молдавии?

В марте 1944 года в ходе Уманско-Ботошанской операции войска 2-го Украинского фронта под командованием генерала И.С. Конева освободили северные и восточные районы Молдавии. 26 марта на 80-километровом участке от Липкан до Скулян была восстановлена Государственная граница СССР по Пруту, советские войска вступили на территорию Румынии. Охрану государственной границы возобновил 24-й пограничный полк, принявший на себя 1-й удар немецких войск 22 июня 1941 года.
Успешно шло и наступление на юге. Части фронта с ходу захватили на западном берегу Днестра плацдарм у сел Кицканы, южнее города Бендеры, и севернее, у села Варница. Линия фронта пролегла по Днестру от Черного моря до города Дубоссары и далее на северо-запад до местечка Корнешты и севернее румынского города Яссы. Противнику ее очертания до боли напоминали конфигурацию фронта в районе Сталинграда накануне советского контрнаступления. Глянув на карту, командующий группы армий «Южная Украина» генерал Г.Фриснер предложил Гитлеру отвести войска с Кишиневского выступа, но понимания не встретил (2) .

Столь долгая прелюдия

12 апреля 1944 года части 57-й армии форсировали Днестр у сел Буторы (восточный берег) и Шерпены (западный берег). Они захватили плацдарм шириной по фронту до 12 км и глубиной 4—6 км, необходимый для наступления на Кишинев. Севернее Бендер, в селе Варница, был создан еще один плацдарм. Но ресурсы наступающих войск были исчерпаны, им требовался отдых и пополнение. По приказу Верховного Главнокомандования 6 мая войска И.С. Конева перешли к обороне. Основные силы авиации 2-го Украинского фронта были переброшены в Польшу, на прикрытие Сандомирского плацдарма.

Вновь созданная группировка немецко-румынских войск "Южная Украина" преградила Красной Армии путь к нефтяным источникам Румынии. Центральную часть немецко-румынского фронта, Кишиневский выступ, заняла «восстановленная» 6-я немецкая армия, разгромленная в Сталинграде. Для ликвидации Шерпенского плацдарма противник сформировал оперативную группу генерала Отто фон Кнобельсдорфа, многоопытного немецкого участника Сталиградского сражения. В состав группы были включены 3 пехотных, 1 парашютно-десантная и 3 танковых дивизий, 3 дивизионных группы, 2 бригад штурмовых орудий, особая группа генерала Шмидта и другие части. Их действия обеспечивали крупные силы авиации.

7 мая 1944 года Шерпенский плацдарм начали занимать пять стрелковых дивизий –корпус под командованием генерала Морозова, входящий в состав 8-й армии генерала В.И. Чуйкова. Войскам на плацдарме не хватало боеприпасов, техники, средств противотанковой обороны, авиационного прикрытия. Контрнаступление, предпринятое немецкими войсками 10 мая, застало их врасплох. В ходе боев корпус Морозова удержал часть плацдарма, но понес большие потери. 14 мая его сменил 34-й гвардейский корпус 5-й ударной армии под командованием генерала Н.Э. Берзарина. Линию фронта удалось стабилизировать. 18 мая противник, потеряв большую часть танков и живой силы, прекратил атаки. Шерпенскую операцию немецкое командование признало своей неудачей, Кнобельсдорф никакими наградами отмечен не был. Шерпенский плацдарм и далее приковывал к себе крупные силы 6-й немецкой армии. Между плацдармом и Кишиневом немецкие войска оборудовали четыре рубежа обороны. Еще одна оборонительная линия была отстроена в самом городе, вдоль речки Бык. Для этого немцы разобрали около 500 домов (3). А главное, ожидания наступления с Шерпенского плацдарма предопределили дислокацию основных сил 6-й немецкой армии.

В состав созданной противником группы армий «Южная Украина» входили 6-я и 8-я немецкие армии, 4-я и – до 25 июля, – 17-я армии Румынии. Подготовка нового наступления требовала предварительной доставки в войска 100 тысяч вагонов техники, оружия и снаряжения. Между тем весной 1944-го разрушения на железной дороге Молдавии были выполнены немецко-румынскими войсками по полной программе «выжженной земли». Советской службе Военных сообщений и саперам предстояло перешить на широкую союзную колею железнодорожные пути, отстроить взорванные противником мосты, технические и служебные здания, восстановить станционное хозяйство (4). В какие сроки можно было это выполнить?

В июле 1941 года, когда советские саперы и железнодорожники вывели из строя лишь немногие железнодорожные объекты, румынский диктатор Ион Антонеску распорядился «при содействии населения» «нормализовать» движение по железной дороге Бессарабии в течение двух недель (5) . Однако население саботировало принудительные работы, а румынские военные железнодорожники оказались малоквалифицированными. До 16 октября, пока продолжалась оборона Одессы, через Бессарабию не прошел ни один эшелон. Мост через Днестр в Рыбнице был восстановлен только в декабре 1941-го, а стратегически еще более важный мост в Бендерах – 21 февраля 1942 года (6) .

Весной 1944 года разрушения были несравненно больше, но Красной Армии всеми силами помогало население. Весной в условиях распутицы тысячи добровольцев вручную доставляли на позиции снаряды, эвакуировали раненых. Крестьяне отдавали последнее, чтобы обеспечить русских солдат питанием. 192 тысячи призывников из Молдавии пополнили ряды советских войск. 30 тысяч крестьян вышли на строительство железной дороги, еще 5 тысяч строили заново Рыбницкий мост. Мост был введен в строй уже 24 мая 1944 года. Весьма эффективно работали и железнодорожные части. К 10 июля было перешито на широкую союзную колею 660 км главного пути, восстановлено 6 пунктов водоснабжения, 50 искусственных сооружений, 200 км столбовой линии связи. К концу июля в освобожденных районах Молдавии были приведены в рабочее состояние 750 км железнодорожных путей и заново отстроены 58 мостов. Было также проложено или капитально отремонтировано 300 км шоссейных дорог. Рабочие Бельц, Окницы, Тирасполя наладили ремонт поврежденной техники (7) . Снабжение войск 2-го и 3-го Украинских было обеспечено. Совершив это чудо восстановления, железнодорожные войска Красной Армии и население Молдавии внесли свой вклад в грядущую победу.

В начале мая 1944 года командующим 2-го Украинского фронта, вместо И.С. Конева, назначенного командующим 1-м Украинским фронтом, был назначен генерал Р.Я. Малиновский, на 3-м Украинском фронте его заменил генерал Ф.И. Толбухин. Они, а также начальники штабов фронтов С.С. Бирюзов и М.В. Захаров приступили к разработке планов наступления. Замысел операции был чарующе прост. Наступление на Кишинев с Шерпенского плацдарма позволяло расколоть фронт противника, именно отсюда ожидали удара немцы. Однако советское командование предпочло бить по флангам, где оборонялись румынские войска, менее боеспособные, чем немецкие. Было принято решение о том, что 2-й Украинский фронт нанесет удар северо-западнее Ясс, а 3-й Украинский фронт — с Кицканского плацдарма. Плацдарм находился на стыке позиций 6-й немецкой и 3-й румынской армий. Советским войскам надлежало разгромить противостоящие румынские дивизии, а затем, наступая по направлениям, сходящимся в районе городов Хуши, Васлуй и Фэлчиу, окружить и уничтожить 6-ю немецкую армию и быстро продвигаться вглубь Румынии. Задачи по поддержке действий 3-го Украинского фронта были поставлены перед Черноморским флотом.

Идея заключалась в том, чтобы устроить противнику даже не Канны, а нечто более масштабное – второй Сталинград. «Замысел операции, выработанной на основе предложений командования фронтами, – отмечают исследователи, – отличался исключительной целеустремленностью и решительностью. Ближайшей целью было окружение и уничтожение основных сил группы армий «Южная Украина» с расчетом не дать ей отойти на сильные оборонительные рубежи западнее рек Прут и Серет. Успешное решение этой задачи обеспечивало завершение освобождения Молдавской ССР. Выход советских войск в центральные районы Румынии лишал ее возможности продолжать войну на стороне фашистской Германии. Через территорию Румынии для наших войск открывались кратчайшие пути к границам Болгарии и Югославии, а также выходы на Венгерскую равнину» (8) .

Врага следовало ввести в заблуждение. "Было очень важно,– отмечал впоследствии генерал армии С.М. Штеменко, – заставить умного и опытного противника ждать нашего наступления только в районе Кишинева". Решая эту задачу советские войска стойко защищали плацдармы, а советская разведка вела десятки радиоигр. "И мы того добились, – констатировал генерал далее, – Время показало: хитрый Фриснер долго верил, что ни в каком другом месте советское командование не нанесет ему удара..."(9) . 5-я ударная армия генерала Н.Э. Берзарина демонстративно готовила наступление с Шерпенского плацдарма. Ложное сосредоточение войск осуществлялось севернее Оргеева и на правом фланге 2-го Украинского фронта. «Результаты деятельности нашей воздушной разведки, – признал немецкий командующий, – вообще были весьма незначительными вплоть до последних дней перед началом наступления […] Так как русские умели хорошо маскировать подобные мероприятия, наша агентурная разведка смогла сообщить необходимые сведения также лишь с большим опозданием»(10) .

6 июня на севере Франции был, наконец, открыт Второй фронт. Советские танковые армии находились на южном фланге советско-германского фронта, и противник ожидал удара из района к северу от Кишинева (11) , поэтому попыток перебросить войска из Румынии и Молдавии в Нормандию не предпринял. Но 23 июня началось советское наступление в Белоруссии (Операция «Багратион»), а 13 июля Красная Армия нанесла удар по группе армий «Северная Украина». Пытаясь удержать под своим контролем Польшу, немецкое командование перебросило в Белоруссию и Западную Украину до 12 дивизий, в том числе 6 танковых и 1 моторизованную. Тем не менее, в августе группа армий «Южная Украина» все еще включала 47 дивизий, в том числе 25 немецких. В этих соединениях насчитывалось 640 тыс. человек боевого состава, 7600 орудий и минометов (калибра 75 мм и выше), 400 танков и штурмовых орудий, 810 боевых самолетов. Всего группировка противника насчитывала почти 500 тыс. немецких и 450 тыс. румынских солдат и офицеров.

Немецкие и румынские войска располагали боевым опытом и опирались на эшелонированную систему полевых укреплений. Генерал-полковник Г.Фриснер, назначенный командующим 25 июля, после покушения на Гитлера, слыл опытным и предусмотрительным военачальником и, как показали события, был верным нацистом. Он активизировал строительство оборонительных сооружений. На 600-километровом фронте от Карпат до Черного моря была создана мощная эшелонированная оборона. Глубина ее достигала 80 и более километров (12) . Кроме того, противник располагал немалыми резервами, под ружьем в Румынии находились более 1100 тыс. солдат и офицеров (13) . Русского наступления командование немецко-румынских войск ожидало с уверенностью в своих возможностях (14).

Однако Ставке Верховного Главнокомандования удалось создать превосходство в силах на решающих участках фронта. Боевой состав 2-го и 3-го Украинских фронтов был доведен до 930 тыс. человек. На их вооружении имелись 16 тыс. орудий и минометов, 1870 танков и самоходных орудий, 1760 боевых самолетов (15) . Превосходство советской стороны в численности войск было небольшим, но они превосходили противника в вооружении. Соотношение сил было следующим: в людях 1,2:1, в полевых орудиях разного калибра -1,3:1, в танках и самоходных орудиях - 1,4:1, пулеметах - 1: 1, в минометах - 1,9:1, в самолетах 3:1 в пользу советских войск. В связи с недостаточным превосходством, необходимым для успеха наступления на направлении главного удара, было решено оголить второстепенные участки фронта. Это была рискованная мера. Но на Кицканском плацдарме и севернее Ясс было создано следующее соотношение сил: в людях 6:1, в полевых орудиях разного калибра -5,5:1, в танках и самоходных орудиях - 5,4:1, пулеметах - 4,3: 1, в минометах - 6,7:1, в самолетах 3:1 в пользу советских войск. Заслуживает упоминания то обстоятельство, в стрелковых частях до 80 процентов рядовых составляло пополнение из числа призванных в областях Украины, освобожденных весной 1944 г.; в войска поступили также более 20 тыс. призывников из Молдавии. Эту молодежь еще предстояло обучить военному делу. Но она пережила оккупацию и ненавидела захватчиков. В ходе учений и боев местного значения, в общении со старыми солдатами пополнение получало должную боевую подготовку. Действия двух фронтов был направлен координировать маршал Советского Союза С.К. Тимошенко.

Концентрацию войск и боевой техники на местах прорыва советское командование осуществило скрытно и, главным образом, непосредственно перед наступлением. На Кицканский плацдарм и северо-западнее Ясс были переброшены более 70% сил и средств 2-го и 3-го Украинских фронтов. Плотность артиллерии на участках прорыва достигала 240 и даже 280 орудий и минометов на 1 километр фронта. За три дня до начала наступления немецкое командование заподозрило, что удар будет нанесен не из района Шерпен и Оргеева, а на флангах 6-й немецкой армии (16) . На совещании, без участия румын проведенном в штабе группе армий «Южная Украина» 19 августа, всем его участникам, якобы, было «совершенно ясно, что самое позднее 20 августа следует ожидать крупного наступления русских»(17). Был даже рассмотрен план отвода группы армий "Южная Украина", названный "вариант Медведь". Но даже для бегства советское командование времени противнику не оставило.

20 августа, симфония Победы

20 августа 1944 г. войска обоих фронтов начали наступление мощной артиллерийской подготовкой. Участник событий генерал А.К. Блажей оставил едва ли не поэтическое описание наступления с Кицканского плацдарма: «Стрелки на часах сходятся у цифры восемь. — Огонь! В могучую симфонию слился грохот орудий. Задрожала и вздыбилась земля. Небо прочертили огненные трассы реактивных снарядов. Серые фонтаны дыма, пыли, камня стеной взметнулись над обороной противника, закрыли горизонт, затмили солнце. С ревом пронеслись, утюжа вражеские укрепления, штурмовики. […] «Заиграли» гвардейские минометы. […] Вслед за залпами «катюш» над затянутым дымом полем покатилось тысячеголосое «ура». […] К линии вражеской обороны хлынула лавина людей, танков, автомашин» (18) . «Ранним утром 20 августа, – свидетельствовал и Г.Фриснер, – грохот залпов тысяч орудий возвестил о начале решающего сражения за Румынию. После сильнейшей полуторачасовой артподготовки советская пехота, поддержанная танками, перешла в наступление сначала в районе Ясс, а затем и на днестровском участке фронта» (19) . Авиация наносила бомбовые и штурмовые удары по опорным пунктам и огневым позициям артиллерии противника. Огневая система немецких и румынских войск была подавлена, в первый же день наступления они потеряли 9 дивизий.

Прорвав немецко-румынский фронт южнее Бендер, соединения 3-го Украинского фронта разгромили брошенные им наперерез оперативные резервы противника и решительно, без оглядки на фланги, продолжили продвижение на запад. Поддерживая наступление, 5-я и 17-я воздушные армии, которыми командовали генералы С.К. Горюнов и В.Л. Судец, добились абсолютного господства в воздухе. Вечером 22 августа советские танки и мотопехота вышли к Комрату, где находился штаб 6-й немецкой армии, 3-я румынская армия была отрезана от 6-й немецкой армии. Части 2-го Украинского фронта уже 21 августа заняли Ясский и Тыргу-Фрумосский укрепленные районы, а 6-я танковая армия генерал-лейтенанта А.Г. Кравченко, другие соединения фронта вышли на оперативный простор и двинулись на юг, достигнув 22 августа Васлуя. Противник силами трех дивизий, в том числе румынской гвардейской танковой дивизии "Великая Румыния", организовали контрудар, советские войска были задержаны на сутки. Но общей ситуации это не изменило. Прорыв русскими войсками немецкого фронта западнее Ясс и их продвижение на юг, признал Г.Фриснер, блокировали войскам 6-й немецкой армии пути к отступлению. Была создана также угроза окружения 4-й румынской армии. Фриснер уже 21 августа отдал войскам 6-й армии приказ об отступлении. На следующий день отвод войск группы армий «Южная Украина» разрешило и командование сухопутных сил Германии (20) . Но было поздно.

Первыми вышли к Пруту части 7-го механизированного корпуса из состава войск 3-го Украинского фронта. 23 августа в 13.00 63-я механизированная бригада из состава этого корпуса ворвалась в село Леушены, где разгромила тылы 115-й, 302-й, 14-й, 306-й и 307-й пехотных дивизий 6-й немецкой армии, захватила массу пленных – пересчитывать их танкистам было недосуг, – и заняла линию Прута в районе Леушены-Немцены. 16-я механизированная бригада, уничтожив противника в районе сел Сарата-Галбена, Карпинены, Лапушна, отрезала немецким войскам путь на запад из лесов восточнее Лапушны (21). В тот же день 36-я гвардейская танковая бригада овладела переправой через Прут севернее Леово. В полосе наступления 2-го Украинского фронта на западный берег Прута вышли 110-я и 170-я танковые бригады 18-го танкового корпуса под командованием генерал-майора В.И. Полозкова 2-го Украинского фронта. Они установили связь с танкистами 3-го Украинского фронта и замкнули кольцо окружения вокруг 18 немецких дивизий (22) . «В результате четырех дней операции, — доложил Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину в 23 часа 30 минут Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, — войска 2-го и 3-го Украинских фронтов сегодня, 23 августа, завершили оперативное окружение кишиневской группировки противника». Первый этап стратегической операции был завершен.

Оставив для ликвидации окруженной группировки 34 дивизии, более 50 дивизий советское командование направило в глубь Румынии. В течение суток фронт был отодвинут на 80-100 километров. Темп советского наступления составлял 40-45 км. в сутки, шансов на спасение у окруженных не оставалось. Немецкое командование понимало это. «С 20 августа 1944 года, – записал в "Журнале боевых действий" начальник штаба 6-й армии генерал Вальтер Гельмут, – начался новый этап этой великой войны. И здесь, как под Сталинградом, 6-я армия стояла в центре событий мировой истории... После прорыва русских южнее Тирасполя и у Ясс события развивались с такой стремительностью, какой до того никто не мог ожидать»(23) .

Не арест Антонеску обеспечил победу Красной Армии в ходе Ясско-Кишиневской операции, а разгром немецких войск и румынской армии – опоры прогитлеровского режима создал условия для его свержения. Это признают и правые радикалы Румынии, защищающие румын и короля Михая от обвинений в том, что они «изменили» нацистам. «Ясско-Кишиневская битва – читаем в румынском синтезе «История Бессарабии», – открыла Красной Армии путь к Вратам Молдовы и далее, к путям, обеспечивающим доступ к Балканам. В этих условиях состоялся переворот 23 августа 1944…»(24) . «Тяжелое военное положение на фронте Тыргу Нямц – Пашканы – Тыргу Фрумос – Яссы – Кишинев – Тигина, – конкретизируют авторы интернет-справке «70 лет освобождения Бессарабии», – побудила демократические силы Румынии устранить правительство Антонеску и предложить заключение перемирия с Объединенными Нациями, представляемыми Советским Союзом» (25).

Поражение всегда сирота. Германские мемуаристы и историки любят объяснять разгром 6-й армии изменой румын. Но судьба группы армий «Южная Украина» была решена еще до переворота в Бухаресте. Как отмечено, приказ об отступлении Г.Фриснер отдал своим войскам уже 21 августа. По поводу выхода советских частей к Комрату и других событий 22 августа он признал: «Таким образом, весь наш оперативный план был расстроен противником». С речью об аресте правительства И.Антонеску и прекращении военных действий против СССР король Михай выступил «после 22 часов», в ночь с 23 на 24 августа, а войну Германии Румыния объявила только 25 августа. Сознавая шаткость тезиса о решающей роли переворота в Бухаресте в разгроме своих войск, Г.Фриснер попытался расширить временные рамки румынской «измены». «Все чаще, – утверждал он в мемуарах, – поступали донесения, что румынские войска утрачивают боеспособность не только в случаях, полностью оправдываемых сложившейся обстановкой, но и далеко не в безвыходном положении, позволяют противнику просачиваться на свои позиции и даже бегут с поля боя до начала атаки противника». Генерал привел немало фактов недостаточной стойкости румынских войск, а румынских военачальников, по существу льстя им, даже обвинил в «саботаже» борьбы против русских (26) , но объяснений этим явлениям не дал. 22 августа, отметил Г.Фриснер, И.Антонеску все еще заявлял о своей решимости продолжать войну на стороне Германии и, как он сам выразился, «выкачивал из румынского народа все, что можно, лишь бы удержать фронт» (27) . На деле удерживать фронт румынский диктатор предполагал силами немцев. Румынским войскам он в тот же день отдал приказ об отступлении за Прут (28). Покинув бегущие части, немедленно выполнил этот приказ генерал Петре Думитреску, командующий 3-й румынской армией и армейской группой войск.

Не проявили тевтонской твердости и немцы. Бросив войска, бежал на запад и командующий 6-й немецкой армией генерал Фреттер-Пико. В полосе наступления 6-й танковой армии генерала Кравченко в рядах не только румынских, но и немецких войск, признал Фриснер, «начался невероятный хаос». «Под натиском наступающих на запад советских армий, – продолжал генерал, – откатываются через юго-западные отроги Карпат разрозненные части боевых дивизий, перемешанные с подразделениями снабжения, части аэродромного обслуживания ВВС, отдельные мелкие подразделения и т.д» (29) . Как ни странно, наличие в научном обороте этих и подобных им фактов не препятствует построению немецкого мифа о румынском ударе ножом в спину доблестным немцам как главном факторе победы Красной Армии.

Звездный час молдавских партизан

Рассмотрим сюжет Ясско-Кишиневской операции, раскрывающий участие населения Молдавии в Отечественной войне, но историками упоминаемый вскользь. В августе 1944 года в еще оккупированных районах республики сражались более 20 партизанских отрядов общей численностью свыше 1300 вооруженных бойцов. В их составе имелось всего два десятка офицеров. Почти все они были офицеры военного времени – с минимальной теоретической подготовкой, но богатым боевым опытом. Отрядами командовали моряк капитан второго ранга А.Обушинский, потерявший в бою на Черном море руку, капитаны пехотинец Г.Посадов и летчик Е.Ярмыков, десантники лейтенанты А.Костелов, В.Александров, И.Тюканько, Л.Диряев, М.Жемадуков, Н.Лясоцкий, И.Нужин, А.Шевченко. Командиры отрядов журналист М.Смилевский, В.Шпак, П.Бардов, И.Анисимов, Я.Бовин, М.Кузнецов, молодой крестьянин М.Чернолуцкий и житель Кишинева П.Попович были практики партизанской войны. Крупнейшим партизанским отрядом Молдавии командовал младший лейтенант НКВД Е.Петров.

Боевой опыт имелся также у десантников, заброшенных в Молдавию с парашютами, и у партизан из бывших военнопленных. Но большинство бойцов составляла крестьянская молодежь. Местные партизаны обеспечивали отряды продовольствием, вели разведку, но их приходилось обучать азам военного дела. Однако почти каждый отряд располагал радиосвязью со штабами партизанского движения при Военных Советах 2-го и 3-го Украинских фронтов, получал по воздуху помощь оружием и медикаментами. Партизаны устраивали засады и диверсии, громили оккупационную администрацию и успешно отбивались от карателей. Подводя итог карательным экспедициям, проведенным с 1 июня по 19 августа 1944 года, командование 6-й немецкой армии признало, что «западнее Кишинева, из-за наличия в этом районе больших лесных массивов, постепенно образовался центр партизанской деятельности. Бессарабия с ее разнородными группами населения стала благоприятной почвой для шпионажа, а также для организации новых партизанских отрядов, которые, несмотря на все мероприятия румынских властей, продолжали оставаться господами положения». Леса по обе стороны дороги Лапушна-Ганчешты составители обзора определили как район, «исключительно наводненный партизанами» (30).

Утром 20 ав¬густа партизанские штабы известили отряды по радио о переходе войск двух фронтов в наступление. Перед партизанами были поставлены задачи препятствовать отводу войск противника, вывозу материальных ценностей и угону населения. Отряд П.С. Бордова уничтожил в этот день близ Лапушны колонну из 17 автомашин. У станции Злоть партизаны из отряда В.А. Шпака пустили по откос эшелон. Диверсионная группа И.С. Пикузо из отряда под командой И.Е. Нужина, подорвав на линии Комрат-Прут эшелон с боеприпасами, прервала движение на железной дороге. Немецкие саперы восстановили путь, но 21 августа партизаны устроили еще одно крушение, а 22 - го – третье. На этот раз на перегоне Баюш-Дезгинжа они подорвали паровоз и 7 вагонов, убили 75 и ранили 95 румынских солдат и офицеров. Действия партизан западнее Комрата сорвали военные перевозки в дни решающих боев на фронте. В Комрате, на станциях Бессарабская и Абаклия противник был вынужден оста¬вить 10 исправных паровозов и до 500 вагонов с военным имуществом и горючим. На станции Комрат остались 18 эшелонов с техникой, боеприпасами и награбленным имуществом.

21 августа отряд «За честь Родины» под командой А.И. Костелова уничтожил на дороге Котовск-Лапушна колонну из 10 автомашин и 300 солдат и офицеров противника, 22 августа на дороге Котовск-Карпинены – 5 автомашин, 100 подвод, большое число оккупантов и захватил 4 исправных орудия. 24 августа партизаны этого отряда разгромили на дороге Стольничены-Лапушна обоз из 110 подвод, охраняемый 60 кавалеристами. 22 августа партизаны отряда И.Е. Нужина обстреляли из засады колонну немецких войск у села Кочулия западнее Комрата, а у села Ларгуца разгромили немецкий обоз из 200 повозок. 23 августа этот отряд обстрелял у села Яргора отступающую из Комрата колонну штаба 6-й немецкой армии, и только отсутствие у партизан тяжелого оружия помешало им уничтожить штабистов(31) . В Ново-Аненском районе (севернее города Бендеры) партизаны отряда М.М. Чернолуцкого, заранее разведав расположение минных полей противника, оказали помощь в их преодолении танкистам и пехоте 3-го Украинского фронта (32).

В ночь на 23 августа партизаны отряда им. Лазо под командой М.В. Кузнецова, «сняв» охрану, взорвали бетонный мост у села Долна. Наутро в поисках объездов колонны автомашин противника двинулись по лесным дорогам. Отряд устроил несколько засад между селами Бурсук и Кристешты, уничтожив либо захватив в плен около 100 немецких и румынских солдат и офицеров. Увеличивая панику, партизаны взорвала в четырех километрах от села Ниспорены склад боеприпасов. Отряд И.И. Иванова 23 августа разгромил у села Болцун колонну противника силой до батальона. 24 августа, обнаружив у села Спариец 5 орудий, ведущих огонь по советским войскам, группа партизан под командой Иванова обстреляла батарею. Пехотное прикрытие разбежалось, и пушки, запас снарядов и радиостанция стали трофеями партизан. Отряд захватил также 150 пленных. В тот же день на опушке леса у села Сарата-Мерешены партизаны забросали гранатами четыре 122-миллиметровых орудия противника (33).

Отряд А.В. Обушинского четыре дня громил обозы противника в районе села Митрополит. Однако 24 августа группа партизан под командой начальника штаба отряда Г.М. Храмова, устанавливая мины, не заметила находящиеся в хвосте колонны противника танкетку и бронетранспортер. Подошедшую к месту засады колонну пехоты партизаны встретили огнем из двух пулеметов. Пехота отступила. Но затем, поливая все огнем, на цепь партизан двинулась танкетка. Храмов и трое бойцов получили ранения. Танкетка подорвалась на партизанской мине, но ее экипаж продолжал вести огонь. Партизанам все же удалось организованно отступить и вынести раненых. Прикрывая отход товарищей отличился пулеметчик С.П. Порумба (34) .

20-22 августа в том же районе отряды Л.И. Диряева, М.Х. Жемадукова, Н.А. Лясоцкого и А.Г. Шевченко разгромили три крупных обоза, а 23-24 августа вообще блокировали движение по дороге на участке между селами Митрополит и Липовены. Отбивая атаки противника, партизаны этих отрядов вывели из строя 3 танка, бронетранспортер, 175, уничтожили 250 и взяли в плен около 600 солдат и офицеров. Один из танков гранатой подбил десантник-чех Ян Крошлак. Советским правительством он был награжден орденом Красной Звезды, а на родине удостоен звания Героя Чехословакии (35) .

В мае-августе 1944 г. партизаны Молдавии уничтожили свыше 11 тысяч солдат и офицеров противника, пустили под откос 13 воинских эшелонов, взорвали 9 мостов, уничтожили 25 танков и бронемашин, около 400 автомашин (36) . 4500 немецких солдат и офицеров партизаны взяли в плен и передали регулярным войскам Красной Армии. По существу они уничтожили целую дивизию врага. Народы Молдавии, как и всей страны, вели против Германии и Румынии Отечественную войну.

Разгром

В ночь на 23 августа кишиневская группировка противника начала отход с занимаемых позиций. Обнаружив это, войска 5-й ударной армии генерал-лейтенанта Н. Э. Берзарина, преодолевая минные поля и сбивая арьергарды противника, начали преследование. К концу дня части дивизий под командованием генералов В.П. Соколова, А.П. Дорофеева и Д.М. Сызранова ворвались в Кишинев. Со стороны Оргеева на Кишинев наступали части стрелковых дивизий под командованием генерала М.П. Серюгина и полковника Г.Н. Шостацкого, а из района села Дороцкое по пересеченной местности наступала стрелковая дивизия полковника С.М. Фомиченко. Кишинев был охвачен советскими войсками с северо-востока и юга.
Город горел, гремели взрывы: по приказу немецкого коменданта Станислауса фон Девиц-Кребса команда саперов обер-лейтенанта Хайнца Клика уничтожала крупнейшие здания и хозяйственные объекты. После трехчасового боя, отмечено в боевой сводке, 89-я дивизия генерала М.П. Серюгина овладела станциями Вистерничены и Петриканы, форсировала р.Бык и к 23.00 одним полком вышла к юго-западной окраине Кишинева, двумя полками к 24.00 заняла села Дурлешты и Боюканы. Во взаимодействии с 94-й гвардейской стрелковой дивизией к 24.00 Кишинев был в основном очищен от войск противника. Однако перестрелки в городе продолжались и ночью. Освобождение Кишинева было завершено утром 24 августа (37). Поняв, что окружены, находящиеся в городе немецкие войска, около 12 тыс. солдат и офицеров, сложили оружие.

Западнее Кишинева, в районе сел Лапушна, Стольничены, Костешты, Резены, Каракуй, советские войска окружили остатки 12 немецких дивизий. Колоннами в несколько тысяч солдат и офицеров при поддержке артиллерии и танков они пыталась прорваться в юго-западном направлении. На полях к северу от местечка Леово бои приобрели характер избиения атакующих. "Гитлеровцы, – вспоминал командир артиллерийской батареи В.Е. Сехин, – шли толпами, обезумевшие, потерявшие управление. Помню случай. На огневые позиции моей батареи, расположенной на полевой дороге, идущей через глубокую балку, двинулась пытавшаяся вырваться из окружения 258-я немецкая дивизия. […] С дистанции 200м все орудия и 4 трофейных пулемета "МГ-12", которые также были на вооружении батареи, открыли ураганный огонь по движущейся колонне. Для противника это явилось неожиданностью. В этом бою батареей было уничтожено около 700 солдат и офицеров противника, 228 было взято в плен, в том числе командир дивизии» (38) . Тысячи солдат и офицеров противника при бегстве утонули в Пруте. Их тела образовали на реке заторы (39) . Но в районе села Леушены и севернее противник удержал переправы, и это позволило ему частью сил просочиться на западный берег Прута. 2-3 сентября они были уничтожены в районе городов Хушь и Бакэу.

Стремясь прекратить кровопролитие, 26 августа командующий 3-м Украинским фронтом Ф.И. Толбухин предложил окруженным войскам противника капитулировать. Всем сдавшимся генерал гарантировал жизнь, безопасность, питание, неприкосновенность личного имущества, а раненым – оказание медицинской помощи. Условия капитуляции были через парламентеров переданы командирам окруженных соединений, о них сообщало радио, вещали звуковые установки. Несмотря на гуманный характер условий капитуляции, нацисты их отклонили. Однако утром 27 августа, когда срок капитуляции истек и советские войска возобновили огонь, части противника начали сдаваться в плен целыми колоннами. На юге Бессарабии, высадив десанты в устье Дуная, силы Черноморского флота и 3-го Украинского фронта перерезали пути отступления 3-й румынской армии. 25 августа румынские войска капитулировали в районе сел Татарбунары, Байрамча, Будаки (40). 26 августа войскам 2-го Украинского фронта в полном составе сдались 5 румынских дивизий. 30 августа советские войска вступили в Бухарест.

Победа, достигнутая Красной Армией в Ясско-Кишиневской операции, обрушила южный фланг советско-германского фронта и открыла ей путь на Балканы. Она позволила вырвать из-под власти пронацистских режимов Румынию и Болгарию и создала условия для их присоединения к Антигитлеровской коалиции. Она вынудила германское командование к отводу своих войск из Греции, Албании, Болгарии. 25 августа войну Германии объявила Румыния, а 9 сентября был свергнут профашистский режим в Болгарии. В сентябре советские войска установили непосредственную связь с югославскими партизанами и 23 октября освободили Белград. Балканы были Гитлером потеряны, соединения 2-го и 3-го Украинских фронтов вышли в Венгрию.

В ходе Ясско-Кишиневской операции врагу были нанесены огромные потери. Из 341 тысяч солдат и офицеров 6-й немецкой армии 256 тыс. погибли либо попали в плен (41). За Карпаты удалось отступить только 6 сильно потрепанным дивизиям 8-й немецкой армии, избежавшим окружения. Подразделений, сформированных из этих, по признанию Г.Фриснера, духовно и физически истощенных людей, немецкому командованию не хватило даже для того, чтобы запереть карпатские перевалы, каковых было всего шесть. 5 сентября, находясь уже в Трансильвании, командование группы армий “Южная Украина” констатировало, что окруженные соединения 6-й армии должны рассматриваться как окончательно потерянные и что этот разгром представляет собой самую большую катастрофу из тех, которые когда-либо переживала группа армий (42) .

Загадочна статистика потерь румынской армии. Согласно официозной справке «Война Румынии за восстановление национальной целостности (1941-1945», она включает только солдат (без офицеров?), в том числе: 8.305 убитых, 24 989 раненых и 153.883 «исчезнувших и пленных» (43). Под девизом «Можем простить, но не забыть» за подписью 2830 лиц (на 17 августа 2011 года) опубликован текст под заглавием, претендующим на иронию, «Сталин и русский народ принесли нам свободу». За уничтожение армии захватчиков, вторгнувшихся в пределы страны, ни Россия, ни Молдавия, ни Украина в румынском прощении не нуждаются, но в статье есть статистические сведения:

«Не раз наши историки и историки западные, реже – советские, считали последствия государственного переворота 23 августа 1944 года более суровыми для вермахта, чем сталинградские. Это правда, против этой точки зрения нечего возразить. Только, согласно статистике генерального штаба [румынской армии], это событие нанесло Румынской Армии ущерб в людях и военном имуществе существенно больший, чем сражение в излучине Дона, составной части сталинградских операций.[…] C 1 ноября по 31 декабря 1942 года, в период самых жестоких столкновений с советскими на фронте в Излучине Дона, Румынская армия потеряла 353 офицера, 203 унтер-офицера и 6680 солдат, погибших в бою, 994 офицера, 582 унтер-офицера и 30 175 солдат, раненых в бою, и 1829 офицеров, 1567 унтер-офицеров и 66959 солдат пропавших, в большинстве случаев попавших в советский плен. Намного больше были потери Румынской армии в период с 1 июня по 31 августа 1944 года, с уточнением, что между 1 июня и 19 августа, датой начала советского наступления, фронт в Молдове и Южной Бессарабии был стабилен, и более или менее значительных боев не происходило. Речь шла о потерях в личном составе, включающих 509 офицеров, 472 унтер-офицера и 10262 солдата убитых, 1255 офицеров, 993 унтер-офицера и 33317 солдата раненых и 2628 офицеров, 2817 унтер-офицеров и 171 243 солдата, пропавших без вести, большей частью захваченных советскими после того как король объявил по радио несуществующее перемирие. Как видим, по всем категориям цифры потерь, понесенных за 12 дней августа 1944-го, превосходят потери за 1 ноября – 31 декабря 1942 года, даже вдвое» (44) .

Таким образом, 11 243 румынских солдат и офицеров были убиты, – поскольку на них успели составить соответствующие документы, – в первые дни наступления, а 176 688 пропали без вести, т.е. были убиты или попали в плен. Ответ на вопрос о численности пленных находим в интернет-статье «Война Румынии за восстановление национальной целостности (1941-1945)». Даже после выступления короля Михая по радио, утверждают ее авторы, «русские продолжали операции против румынских армий, захватывая в плен все румынские войска в Молдове и Бессарабии, настигнутые ими. Эту судьбу изведали, пройдя путь лагерей для военнопленных в России, 114 000 еще боеспособных румынских военных» (45).

Утверждение, что русские слишком больно били будущих союзников, представляется странным: агрессора следовало бить беспощадно. Не вызывают сочувствия и лагерные страдания бывших оккупантов. Возможностью, упущенной советским командованием, следует признать отказ от формирования из румынских пленных десятка дивизий. Их можно было бросить в бой против немцев и, особенно, против венгров. Однако нас интересуют румынские потери, понесенные в ходе Ясско-Кишиневской операции. Приведенную цифру 11 243 убитых румынских военных следует дополнить разницей между 176 тыс. и 114 тыс. чел. Общая численность румынских солдат и офицеров, погибших в ходе Ясско-Кишиневской операции, составила 73,9 тыс. чел. Таким образом, в ходе Ясско-Кишиневской операции советские войска уничтожили или пленили 50% личного состава противостоящих войск противника.

Победа была завоевана малой кровью. Потери Красной Армии в Ясско-Кишиневской операции включали 13.197 погибших и пропавших без вести (1 процент общей численности войск двух фронтов) и 53.933 раненых, что представляется очень малой ценой за победу в операции с участием более чем миллионной группировки войск.

Молниеносный, в течение восьми дней, разгром группы армий противника выявил превосходство стратегии и тактики Красной Армии, боевой выучки и вооружения, духа солдат и офицеров. Советское командование верно выбрало места ударов и спланировало наступление по времени, средствам и методам. Предельную концентрацию сил и средств оно осуществило быстро и скрытно от врага. Ясско-Кишиневская операция остается примером эффективного использования подвижных соединений танков и мотопехоты, четкого взаимодействия сухопутных войск с авиацией и флотом; успешно взаимодействовали с фронтом партизаны.

Ясско-Кишиневская операция, блистательная по замыслу и исполнению, справедливо вошла в историю Великой Отечественной войны как одна из наиболее результативных наступательных операций Красной Армии. Эта операция – крупнейшее военное событие ХХ века, происшедшее на земле Молдавии. Она по праву вошла в историю как один из стратегических ударов, которыми армия СССР/России вышибла дух из сильнейшей армии Запада – германской. Она остается и замечательной страницей истории Молдавии, победой, достигнутой при участии ее народов.

[1] См.: Едемский А.Б. К проблеме амбициозной задачи создания единого общеевропейского учебника по истории Европы: как в нем будут представлены Вторя мировая война и роль СССР в победе над нацизмом. // Вторая мировая и Великая Отечественная войны в учебниках истории стран СНГ и ЕС: проблемы, подходы, интерпретации. Материалы международной конференции (Москва, 8-9 апреля 2010 года). – М., 2010. С.162.

[1] http://militera.lib.ru/memo/german/friessner/01.html

[1] Национальный архив Республики Молдова. Ф.680. Оп.1. Д.4812. Л.156.

[1] Ковалев И.В. Транспорт в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. – М., 1982. С. 289-291.

[1] НАРМ. Ф.1931. Оп.1. Д.69. Л. 70.

[1] Там же. Ф.706. Оп.1. Д.529. Л. 94.

[1] История народного хозяйства Молдавской ССР. 1917-1958 гг. – Кишинев. Штиинца. 1974. С.213.

[1] Освобождение Юго-Восточной и Центральной Европы. 1944-1945. – Москва. 1970. С.59.

[1] http://militera.lib.ru/memo/russian/shtemenko/21.html

[1] Фриснер Г. Проигранные сражения. –М., Воениздат. 1966. С.67.

[1] См.: Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы. -М., 1968. С.234, 239.

[1] Самсонов А.М. Крах фашистской агрессии. 1939-1945. Исторический очерк. –Москва. Наука. 1975. С.488, 489.

[1] http://www.armyacademy.ro/e-learning/working/capitol_8.html

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941-1945 гг. – Кишинев. Штиинца. 1970. С.356.

[1] Самсонов А.М. Указ. соч., С. 489.

[1] Там же. С. 490, 491.

[1] Фриснер Г. Указ. соч., С.72.

[1] http://militera.lib.ru/memo/russian/blazhey_ak/04.html

[1] Фриснер Г. Указ. соч. С.72.

[1] Там же. С. 75, 105.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне….Т.1. С.591.

[1] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. В 6-и т. Т.IV. -M., 1962. С.271.

[1] http://militera.lib.ru/memo/russian/blazhey_ak/04.html

[1] Istoria Basarabiei. De la inceputuri pina in 1994. –Bucuresti. Editura Nova-Tempus. 1994. P.338.

[1] http://www.husi.info/70-de-ani-de-la-eliberarea-basarabiei/

[1] Фриснер Г. Указ. соч., С.85, 86.

[1] Там же. С.80.

[1] Moraru P. Serviciile secrete si Basarabia. Dictionar 1918-1991. –Bucuresti. Editura militara. 2008. P.34.

[1] Фриснер Г. Указ. соч., С.84,85.

[1] Цит. по: Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.345.

[1] История и культура гагаузов. Очерки. –Кишинэу-Комрат. 2006. С.341.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.345, 346; Елин Д.Д. Указ. соч., С.208, 209; Молдавская. ССР в Великой Отечественной войне... Т.2. С.495, 608, 611, 545; Т.1. С. 431,590.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.346,347.

[1] Молдавская. ССР в Великой Отечественной войне... Т.2. С.501.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.349..

[1] Ясско-Кишиневские Канны (Под. ред. Р.Малиновского). –Москва. 1964. С.157.

[1] Молдавская ССР в Великой Отечественной войне….Т.1. С. 436, 590, 591.

[1] http://www.weltkrieg.ru/battles/122--1944-.html

[1] Moraru A. Istoria romanilor. Basarabia si Transnistria. 1812-1993. –Chisinau. 1995. P. 387.

[1] Афтенюк С., Елин Д., Коренев А., Левит И. Указ. соч., С.366-368.

[1] Там же. С.368.

[1] Фриснер Г. Указ.соч.., С. 103.

[1] http://www.armyacademy.ro/e-learning/working/capitol_8.html

[1] http://www.preferatele.com/docs/istorie/5/stalin-si-poporul-ru24.php

[1] http://www.armyacademy.ro/e-learning/working/capitol_8.html

Обсудить