Давид Усупашвили: Для Грузии и Молдовы евроинтеграция является возвращением в родное пространство

Интервью IPN: Республика Молдова и Грузия парафировали одновременно Cоглашения об ассоциации с ЕС. В интервью корреспонденту Агентства IPN, председатель Парламента Грузии Давид Усупашвили расширил перечень сходств в процессе европейской интеграции наших двух стран, а также общих проблем, которых должны решить Грузия и Молдова.

Молдова и Грузия парафировали в ноябре 2013 соглашения об ассоциации с ЕС. В 2014 году обеим странам предстоит их подписать и ратифицировать. Какой из этих двух отрезков пути показался грузинской стороне более сложным или более важным? В чём, по Вашему мнению, сходны и в чём различаются пути сближения с ЕС, пройденные на данный момент Грузией и Молдовой?

Весь процесс интеграции в ЕС и для Грузии, и для Молдовы является и сложным и важным. Здесь трудно выделить какие-то отдельные отрезки. Сближение с ЕС требует от наших стран более высоких стандартов демократии, защиты прав человека и гражданских свобод, требует более высокого уровня развития экономики. Кроме того, мы не можем не говорить и о том, что стремление Молдовы и Грузии к Евросоюзу весьма болезненно воспринимаются соседней Россией. Можно сказать, что политические амбиции России и ее попытка подчинить постсоветское пространство своему эксклюзивному влиянию, является как для Молдовы, так и для Грузии главной проблемой на пути интеграции в Европейский Союз. Ярким примером тому служит поддержка и поощрение сепаратистских сил и в Молдове, и в Грузии. Пример тому и последние события в Украине, фактическая аннексия Крыма и агрессивные действия в отношении украинского государства.

Исходя из вышесказанного, проблем и сложностей у Грузии и Молдовы намного больше одинаковых, чем разных, несмотря на то, что Молдова декларирует нейтралитет, а Грузия декларирует, что стремиться стать членом НАТО. Конечно, между нашими странами есть и специфические различия. В частности, Молдова имеет стратегические и интенсивные взаимоотношения со страной, членом Евросоюза, Румынией, что является для нее вспомогательным фактором, но общего в нашей проблематике гораздо больше.

– Кстати, зачем вообще нужна Грузии эта ассоциация с ЕС, почему нельзя без неё обойтись? В какой степени интересы Грузии и Молдовы схожи в этом отношении?

Цель Грузии – это не только подписание договора об ассоциации, но и полноправное членство Евросоюза. Интеграция в Евросоюз – это стратегический выбор нашей страны и определен он не только тем, что членство Евросоюза является гарантией безопасности и благополучия страны, но и тем, что это выбор, вытекающий из всей нашей истории и культуры. Думаю, что для Молдовы, которая является частью Европы по всем параметрам, как географическим, так и историческим и культурным, процесс евроинтеграции тоже является возвращением в родное пространство.

Насколько необратима проевропейская ориентация Грузии с точки зрения внутренней ситуации в стране? Для сравнения с Молдовой: многие местные эксперты, а также и некоторые европейские чиновники отмечают, что молдавские власти недостаточно проинформировали население о преимуществах ассоциации с ЕС. Как обстоят дела в Грузии с этой точки зрения? Сколько людей в Грузии выступает за другой вектор внешнего развития страны?

В Грузии нет ни одной более менее влиятельной политической партии, которая бы выступала против европейской ориентации. Можно сказать, что в Грузии в этом отношении существует политический консенсус. После обретения независимости в Грузии несколько раз поменялась власть, но ни одна власть никогда не ставила под сомнение проевропейскую ориентацию страны как ее стратегический выбор. Можно сказать, что это одно из непрерывных наследий грузинской государственности. Это подтверждается и всевозможными социологическими опросами и изучениями общественного мнения. Никакой альтернативы интеграции с Европой в грузинской реальности не существует. Хотя в сфере информирования населения работы, надо признаться, много. Как правило, противники евроориентации во всех странах вооружены одними и теми же “аргументами” – будто бы сближение с Европой несет с собой разврат, потерю традиционной нравственности и национальной самобытности. Все это, конечно же, не имеет ничего общего с действительностью. Но, думаю, проводить с общественностью разъяснительную работу и лучше информировать население всё же надо.

Как эксперты, так и политики Молдовы ожидают провокаций извне, преследующих цель воспрепятствовать стране подписать и ратифицировать Соглашение об ассоциации с ЕС. Ожидают ли власти Грузии внешних провокаций? Какие действия предпринимает грузинское государство для того, чтобы уменьшить их возможные последствия?

Такие провокации исключать нельзя. Противовесом этому может стать только, с одной стороны, косолидация политических сил и общественности вокруг нашего стратегического выбора, с другой, максимальная активность на международной арене, более активное подключение западных стран и международных организаций в процесс подготовки подписания договора об ассоциации. Вероятнее всего это наилучший путь избежать вмешательства извне.

Какие уроки должны извлечь Грузия и Молдова, по отдельности или совместно, из украинского кризиса?

Дать короткий и исчерпывающий ответ на этот вопрос нелегко. Действия России в отношении Украины, в частности аннексия Крыма, поставили под вопрос тот мировой порядок, который худо-бедно стоял на фундаменте международного права. Сегодня весь мир стоит перед серьезным вызовом. Нельзя допустить прецедент, когда одно государство может безапелляционно присоединить территорию другого государства в нарушение всех правовых норм. Для нас, для грузин и для молдован эта ситуация, к сожалению, знакома. Мы знаем, как поощряют и поддерживают сепаратистские силы, мы знаем, что такое оккупация территории чужими войсками. В 2008 году грузины познали русскую агрессию на себе. Тогда грузинская государственность висела на волоске.

И все же, какие выводы можно сделать из украинского кризиса?

В какой-то мере я уже ответил на этот вопрос и хочу повторить: в первую очередь необходма консолидация общественности внутри страны, чтобы внешние силы не смогли использовать и задействовать т.н. пятую колонну. С другой стороны, надо сделать все, для привлечения мирового сообщества, чтобы получить действенную и эффективную поддержку.

– Как Молдова, так и Грузия сталкивается с серьёзными проблемами, вызванными сепаратизмом. Какие Вы видите общие и специфические решения для проблем такого рода? Можно ли рассчитывать на успех в обозримом будущем?

Проблемы сепаратизма в наших странах в большeй степени обусловлены вмешательством внешниx сил. Проблемы сeпаратистских регионов напрямую связаны с проблемой политических амбиций России.

Но с другой стороны, думаю, было бы неправильно из-за этого полностью игнорировать само население сепаратистских регионов и видеть в нем только марионеток. Мы всегда должны помнить, что должны вернуть себе не только территории, а, в первую очередь, людей, живущих на этих территориях. Мы понимаем, что это сложная проблема и она не может решиться разом. Никаких специфических рецептов и панацеи от этого не существует, но диалог и поиск компромиссов с обеих сторон надо искать постоянно. Большую роль в этом могут сыграть народная дипломатия и, конечо же, поддержка международных организаций и евроструктур.

Как думаете, сближение наших стран с ЕС способно ускорить или замедлить разрешение проблем связанных с сепаратизмом?

По моему глубокому убеждению, ускорение процесса евроинтеграции в Грузии и Молдове в значительной степени будет способствовать решению проблемы сепаратизма. Когда жители этих регионов увидят, что в наших странах развивается экономика, увеличивается благосостояние и растет уровень жизни, что защита прав человека, в том числе и права меньшинств гарантированы, это многое изменит.

Каковы ожидания Грузии в краткосрочной и среднесрочной перспективе от реализации Соглашения об ассоциации с ЕС, особенно в экономической и социальной сферах?

Мы хорошо понимаем, что подписание договора об ассоциации не принесет мгновенного роста благосостояния. Подписание договора, не волшебная палочка, которая одним взмахом выполняет все желания, но это большой шаг к тому, чтобы Грузия в скором будущем смогла легче экспортировать свою продукцию в страны Евросоюза, получать серьезную помощь для внутренних экономических проектов, привлекать больше инвестиции. Договор важен для Грузии и в деле либерализации визового режима, и для дальнейшего развития гражданского общества, которое будет вызвано возросшей помощью евроструктур и т.д. Разговор обо всех деталях может завести нас очень далеко.

Как известно, парламент Грузии заседает в другом городе, нежели столица страны. Какова причина этого решения? Как Вы думаете, может ли этот опыт оказаться полезен и для Республики Молдова?

– Перенос парламента в город, находящийся в отдалении от столицы произошел по решению прежних властей. Наша партия, которая тогда была в оппозиции, выразила несогласие с этим решением. Власти объяснили этот шаг тем, что перенос парламента будет способствовать более быстрому развитию этого города и всего региона. Но, если бы это было так, то для развития регионов во всем мире было бы достаточно по очереди размещать в них парламенты и разные государственные структуры.

Это в шутку. А если всерьез, решения такого типа больше характерны для режимов авторитарного типа, когда законодательная власть исполняет только роль декорации. Не имеет никакого оправдания решение, приведшее к тому, что коммуникация между парламентом и правительством серьезно нарушена, а также осложнены коммуникации между парламентом и международными организациями и посольствами иностранных государств. И я, и депутаты каждый день сталкиваемся с этой проблемой. Так что, ни Молдове, ни любой другой стране не советую повторять этот эксперимент.

Однако прежняя власть закрепила местопребывание парламента записью в конституции, а поскольку изменение конституционной нормы это сложная и длительная процедура, мы подчиняемся закону и заседания пока проводятся в Кутаиси.

Исходя из того, что вы знаете о Молдове, как может выглядеть „сравнительное исследование” наших стран, к примеру, в варианте председателя парламента Грузии?

С позиции председателя парламента Грузии было бы немножко нескромным провести «сравнительное исследование» наших стран. Да и врядли я скажу что-то новое. Грузия и Молдова как постсоветские страны имеют общее историческое прошлое, а отсюда и общее историческое наследие. Правда, важно и то, что оба наших государства христианские, исповедующие православие. В обоих странах развито виноделие и есть культура вина, что связано с множеством схожих народных традиций. И конечно же, и Грузия, и Молдова видят себя в многообразном единстве, которое называется одна большая европейская семья.

Марьяна Галбен, IPN

http://www.ipn.md/ru


Обсудить