Ассоциация с ЕС - Мифы, Страхи, Реальность

"Не дай вам Бог жить во времена перемен" - эта максима древнего философа повторяется в последние два десятилетия и к месту, и не к месту, став, по сути, ритуальной формулой, вроде "не суди" или "на здоровье". Над смыслами же ритуалов задумываться не принято. Предполагается, что они хранят в себе чей-то там, опять же, неизвестно, чей именно, но все равно, неоспоримый, "веками накопленный", опыт, являясь одной из версий Абсолютной Истины.

Предисловие

Время перемен - и как нам его пережить?

"Не дай вам Бог жить во времена перемен" - эта максима древнего философа повторяется в последние два десятилетия и к месту, и не к месту, став, по сути, ритуальной формулой, вроде "не суди" или "на здоровье". Над смыслами же ритуалов задумываться не принято. Предполагается, что они хранят в себе чей-то там, опять же, неизвестно, чей именно, но все равно, неоспоримый, "веками накопленный", опыт, являясь одной из версий Абсолютной Истины.

Мы, не задумываясь, осеняем себя крестным знамением, шугаемся от черной кошки - и смотрим очередной выпуск новостей, в котором нам рассказывают, как тяжело жить в эпоху перемен. Мы привычно, и тоже не задумываясь, путаем "тяжело" и "плохо". Мы забываем о том, что перемены, несут с собой не только окончание старого, но и начало нового. А это значит, что перемены ужасны только для тех, у кого заведомо нет будущего, чей путь окончен, а все надежды, мечты, победы остались в прошлом и только в прошлом.

Итак, если перемены - это всегда плохо для нас, то готовы ли мы признать, что у нас нет будущего? Что все самое лучшее в нашей жизни уже было? И ещё: а правда ли, что все перемены прошедших двадцати лет только ухудшали нашу жизнь, не принося взамен ничего хорошего? И, даже если мы чувствуем, что наша жизнь в целом ухудшилась - только ли внешние обстоятельства в этом виноваты? Не отворачиваемся ли мы сами от новых возможностей и новых вершин, которые открыла перед нами Эпоха Перемен?

Конечно, путь в гору всегда труден. Без усилий можно только катиться вниз. Но готовы ли мы весь остаток жизни скользить по наклонной, заранее отказавшись от новых горизонтов? Готовы ли мы видеть в той жизни, которая нам ещё предстоит в будущем только остаток жизни, её огрызок и объедок?

Сегодня все мы - а все мы вместе, в сумме, это и есть Молдова - действительно стоим на пороге больших перемен, поставленные перед неизбежным выбором. Двадцать лет назад история вывела нас на развилку дорог - но нельзя бесконечно стоять на развилке, не зная, куда идти. И нам, всем вместе, и каждому в отдельности, придется выбирать правильное направление.

Это непросто, поскольку речь пойдет об очень сложном и многозначном выборе. И "выбор между ЕС и ТС" - лишь одно из множества измерений этого непростого и неоднозначного поиска своего пути в зыбком, обманчивом, изменчивом и сложном мире. Впрочем, в глубинах этой сложности скрывается предельная простота. Мы ищем верное направление в историческом времени, стараясь не спутать путь в прошлое с путем в будущее. А предлагаемая вам брошюра - по сути, карта местности, по которой нам всем предстоит идти.

ЕС? ТС? О чем, собственно, речь?

Как ни странно, но очень многие, если не большинство, участников дискуссий о выборе между ЕС и ТС крайне смутно представляют себе предметы спора. Поэтому, разберемся, для начала: что именно мы выбираем… и есть у нас выбор вообще?

Европейский союз - это экономическое и политическое объединение ряда европейских государств, окончательно оформленное Маастрихским договором 1992 года. Разумеется, ЕС не был создан в 1992 году одномоментно. Его поэтапное строительство велось, как минимум, начиная со второй половины 40-х годов прошлого века, с Союза угля и стали, и с Брюссельского и Римского договоров.

В чем суть Европейского Союза? Обобщив опыт двух мировых войн, европейские элиты пришли к выводу о том, что масштабные военные конфликты в рамках сложившегося в Европе государственного устройства практически неизбежны. Избежать их повторения возможно только одним способом: выстроив систему отношений, исключающую претензии на единоличное лидерство со стороны любого европейского государства.

Дипломатических усилий и системы международных договоров для этого недостаточно - о чем говорил провальный опыт Лиги Наций. Необходима была устойчивая и разветвленная надгосударственная структура, способная обеспечить баланс интересов очень разных государств, и равномерное развитие всей Европы, как единого целого, мало-помалу сгладив традиционный разрыв между богатыми и бедными европейскими странами. Кроме того, послевоенная Европа столкнулась с тем, что сохранить положение одного из мировых центров - хотя уже, безусловно, не единственного, она может только общими усилиями всех европейских стран.

Для реализации этих идей потребовалось решить, притом, в сжатые сроки, а 40 лет - небольшой срок для столь масштабного проекта, множество задач в разных областях жизни, выстроив принципиально новую систему межгосударственных отношений.

В итоге получилось нечто, не имеющее явных аналогов в известной мировой истории. С некоторой натяжкой пилотным проектом ЕС можно назвать Швейцарскую Конфедерацию - хотя Швейцария, к слову, в ЕС так и не вошла. Однако ни масштабы двух этих проектов, ни их продолжительность во времени несопоставимы.

Итак, что же такое ЕС? По сути, это конфедерация государств, объединенных в рамках, во-первых, общего законодательства, хотя и с местными особенностями в каждой стране и, во-вторых, общей экономической системы со свободным перемещением капиталов и товаров внутри этого союза. Причем, экономическое единство включает в себя не только перемещение собственно товаров, но также и возможность беспрепятственных платежей и переводов, покупку недвижимости, акций компаний и инвестирование по всей территории Евросоюза без каких-либо территориальных ограничений. В итоге, эта конфедерация имеет общую валюту, общий рынок трудовых ресурсов, общую оборонительную доктрину в рамках НАТО - и, по крайней мере, в основных своих чертах - общую идеологию дальнейшего развития.

По большому же счету, ЕС объединяет общая система ценностей, определяемая Копенгагенскими критериями, которым должно удовлетворять любое государство, претендующее на вступление в него. Сюда входят демократические принципы государственного управления, правовое - то есть, включающее в себя эффективную систему сдержек и противовесов ветвей власти, государственное устройство, уважение к гражданским правам и личным свободам, и, что очень важно, конкурентоспособная, технологически развитая рыночная экономика, способная стать органичной частью экономики ЕС. Предполагается также готовность признавать общие правила и стандарты ЕС, включая готовность делегировать органам Евросоюза часть государственного суверенитета.

Будучи конфедерацией именно полномасштабных государств, а не обладающих частичной государственностью субъектов, Евросоюз одновременно имеет черты и международной организации, и единого государства. По одним вопросам решения в нём принимаются институтами ЕС. Но другим - на основе переговоров между государствами-членами. Формально в ЕС состоят сейчас 28 государств, ещё несколько стран претендуют на членство. Причем, слова "несколько" и "формально" появились совсем не случайно: устройство ЕС в полной мере отображает его девиз "согласие в многообразии". Участие в ЕС различных стран очень индивидуально. Так, Великобритания не вошла в зону евро. Не все члены ЕС входят и в Шенгенскую зону, но в то же время в неё входят и страны, не входящие в ЕС. Это наиболее известные, лежащие на поверхности подробности - в действительности их куда больше. Иными словами, даже для стран - членов ЕС членство в Евросоюзе очень индивидуализировано, оно, что называется, сшито "по мерке". Впрочем, продолжая аналогию, правильнее говорить не о костюме, пошитом на заказ, а скорее о конструкции, составленной из стандартных кубиков "Лего", но, вместе с тем, сугубо индивидуальной для каждой из стран-участниц.

Кроме того, для стран, не входящих в ЕС, существует такая форма сотрудничества как Ассоциация. Её условия также разрабатываются индивидуально, в зависимости от того, что именно препятствует прямому вступлению в Евросоюз: несоответствие страны Копенгагенским критериям, её неготовность принять все условия вступления в ЕС, либо, напротив, неготовность ЕС к дальнейшему расширению, в данное время или на данном направлении. Впрочем, в похожих ситуациях тексты договоров также весьма схожи: Евросоюз охотно использует уже имеющиеся в его распоряжении наработки. Так, проекты договоров об Ассоциации с ЕС, разработанные для Украины и для Молдовы действительно во многом совпадают - хотя и далеко не тождественны. Одним словом, ЕС двойствен: он бесконечно далек от унификации в мелочах, но при этом строго унифицирован в важнейших своих чертах, имеющих принципиальное значение.

Договора об Ассоциации с ЕС для стран, не соответствующих в полной мере Копенгагенским критериям (а Молдова и Украина относятся именно к таким странам) обычно построены по принципу обмена. Евросоюз предоставляет таким странам экономические преференции: беспошлинный доступ к некоторым, или даже ко всем рынкам ЕС, доступ к технологиям и к инвестициям в обмен на обязательство проведения политических, экономических, торговых или судебных реформ. Преференции предоставляются поэтапно, по принципу: больше реформ - больше преференций. Конечной целью такого сотрудничества становится соответствие ассоциированной страны Копенгагенским критериям, после чего становится возможен и разговор о вступлении в ЕС. Впрочем, здесь нет никаких гарантий. Само по себе соответствие Копенгагенским критериям - это лишь необходимое, но недостаточное условие для принятия страны в Европейский Союз. Однако, в любом случае подписание Договора об Ассоциации с ЕС является фактором, стимулирующим страну, подписавшую его, к дальнейшему развитию в соответствии с основными принципами и базовыми ценностями Евросоюза.

Разумеется, столь сложная система, какой является Евросоюз, несет на себе груз бесчисленных компромиссов, поддерживает множество дотационных проектов и использует сложные механизмы регулирования, бесконечно далекие от "свободного развития рынка". А поскольку, как известно, компромиссное решение - это решение, не удовлетворяющее ни одну из конфликтующих сторон, то большое число таких факторов неизбежно порождает внутри ЕС и множество внутренних конфликтов. Как следствие, Евросоюз постоянно лихорадит, он все время, по разным поводам, оказывается объектом критики со стороны состоящих в нём стран, различных политических партий и групп населения. В целом - это совершенно нормальная ситуация для такой сложной системы, ещё не оформившейся окончательно - мелкие конфликты говорят лишь о неизбежных кризисах роста. В принципе, в случае очень уж острых противоречий, возможен - и прописан процедурно - даже выход государства-члена ЕС из Евросоюза. Однако, за прошедшие два десятилетия таких прецедентов не было - выгоды от пребывания в ЕС неизменно перевешивали поводы для недовольства. Впрочем, для столь масштабного и сложного проекта как Европейский Союз, двадцать лет - вообще не срок. Можно сказать, что ЕС находится сегодня на самом раннем этапе своего формирования. Это все ещё подвижная, ещё не устоявшаяся структура, переживающая период поисков и экспериментов. И жесткие дискуссии, идущие сегодня внутри Евросоюза - неизбежная, и, к слову, очень продуктивная часть этого процесса. Это именно те споры, в ходе которых рождается истина - а её рождение всегда происходит непросто.

В свою очередь, Таможенный Союз в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), вступление в который часто преподносится противниками сближения с Евросоюзом как возможная для Молдовы альтернатива Ассоциации с ЕС, значительно проще Европейского союза, как по своему устройству, так и по идейному наполнению. Таможенный союз ЕврАзЭС в который в настоящее время входят Белоруссия, Казахстан и России является соглашением между этими странами о единой таможенной территории. Здесь не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. По отношению к внешним, относительно ТС ЕврАзЭС, партнерам, страны-участники Таможенного союза применяют единые таможенные тарифы и другие меры регулирования. К ТС могут присоединяться и другие страны. Процедура присоединения предполагает достижение консенсуса со всеми странами, уже вступившими в ТС.

Таким образом, Таможенный Союз является качественно иным, по сравнению с Евросоюзом, проектом, что делает бессмысленными прямые сравнения. Кроме того, в отличие от Евросоюза, где важнейшие решения действительно принимаются на основе консенсуса стран-участниц, с правом каждой страны на свое особое мнение и особую позицию по отдельным вопросам, Таможенный Союз является площадкой, где безраздельно господствует Россия. Энергетическая зависимость от России её партнеров по ТС, а также предусмотренные в уставе ТС исключения в виде "специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер" открывают перед Москвой неограниченные возможности прямого и косвенного давления. По сути, Таможенный Союз и был задуман с самого начала как инструмент для закрепления регионального господства России, притом, не только экономического, но и политического. Это достигается путем воздействия на партнеров по ТС с помощью разного рода "пряников" - энергетических субсидий и "кнутов" - таможенных войн, развязываемых Россией по малейшему поводу. В целом, участие в Таможенном Союзе создает для вступивших в него стран крайне серьезные барьеры на пути технологического развития, ограничивая их суверенитет и фактически изолируя от остального мира в рамках "российского лагеря", формируемого по аналогии с "социалистическим лагерем" времен СССР - странами СЭВ.

В наибольшей степени все сказанное касается развития энергетики. Поскольку основным инструментом диктата России в рамках ТС являются монопольные, с учетом отсутствия альтернатив, цены на энергоносители, все попытки получить доступ к неподконтрольным России источникам, предпринимаемые странами, входящими в ТС, немедленно, жестко и всеми блокируются Кремлем.

Суммируя сказанное, приходится признать, что Таможенный Союз реализует неоколониальное господство России над бывшими республиками СССР, превращая их, по сути, в зависимые территории, суверенные лишь формально. Это ограничение суверенитета, оказывается несравненно более значительным, и, что ещё опаснее, куда менее предсказуемым, чем при вступлении в Евросоюз, и, тем более, чем при подписании Соглашения об Ассоциации с ЕС.

Вместе с тем, все это работает только тогда, когда страна, вступившая в ТС полностью зависит от российских поставок и российских рынков. Страны, не находящиеся в такой зависимости, вполне могут присоединяться к ТС с некоторой выгодой для себя, и несколько стран в настоящее время прорабатывают такую возможность. Впрочем, пока это только планы. С присоединением к Таможенному Союзу никто из претендентов особо не спешит, и эта неспешность наводит на мысль о немалой пропагандистской составляющей таких маневров. Похоже на то, что главная их цель - сделать сговорчивее других, более привлекательных для этих стран потенциальных партнеров.

Чтобы ситуация стала яснее - рассмотрим список кандидатов на присоединение к Таможенному Союзу ЕврАзЭс, и то, на какой стадии находятся переговоры.

Кыргызстан находится в состоянии вступления в ТС с 2011 года. Но дальше подписания Меморандума - то есть, по сути, протокола о намерениях - "об углублении взаимодействия" дело пока не пошло. Таджикистан объявил о намерении вступления в ТС в 2012 году - и никаких дальнейших подвижек в сторону Таможенного Союза там пока не наблюдается. Армения в сентябре 2013 объявила о намерении вступить в ТС, в ноябре подписала Меморандум об углублении взаимодействия - и этим пока ограничилась. Впрочем, Армения находится в сложном положении: она абсолютно зависима от энергетических поставок из России, её экономика лежит в руинах , а отношения с соседями, притом, практически со всеми - крайне напряженные. По сути, никакой альтернативы размена своей независимости на российскую "крышу" у Еревана просто нет.

Сирия, а, точнее - режим Башара Асада, объявила о намерении вступить в ТС в октябре 2013 года. Это тоже понятно. В сложившейся ситуации Асад ради сохранения у власти продаст не только суверенитет страны, но и душу - дьяволу, проблема только в том, что потенциальных покупателей ни на то ни на другое почти не осталось. Россия - одна из очень немногочисленных стран, которые можно отнести к друзьям его режима. В Москве вообще любят поддерживать диктаторов - и тоже сталкиваются с трудностями: объектов для любви у Кремля остается все меньше и меньше. Ушли Милошевич, Хуссейн, Каддафи - и трудно сказать, долго ли усидит Асад.

Никем не признаваемые Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье объявили о намерении вступить в ТС соответственно в 2010, 2013 и 2011 годах. Тут тоже все понятно - у них, как и у Асада, уж больно невелик выбор сообществ, куда их готовы принять. Кроме того, все три эти непризнанные страны полностью зависят от российских дотаций, и фактически уже давно находятся под российским внешним управлением. Так что, вступая в ТС, им даже не придется сдавать свой суверенитет. Его у них нет и так.

По сути, это все движения, связанные непосредственно с Таможенным Союзом. Все остальные соглашения имеют к нему лишь отдаленное отношение, и при этом весьма эфемерны. Тем не менее, упомянем и о них. Так, Сербия, не вступая в ТС, в период с 2000 по 2012 год заключила соглашения о режиме свободной торговли с Россией, Белоруссией и Казахстаном по отдельности. Однако ряд документов применяется во временном режиме, поскольку они не ратифицированы до сих пор.

Вьетнам и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) - регулирующий орган Таможенного союза объявили в сентябре 2012 года о положительном результате предварительных консультаций по вопросу целесообразности заключения соглашения о свободной торговле между Вьетнамом и Таможенным союзом. С тех пор об этом ничего более не слышно.

И уже совсем забавная история вышла с Турцией. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков в интервью радиостанции «Голос России» заявил, что Россия будет рада, если Турция захочет присоединиться к Таможенному союзу. С ним был солидарен и российский экономист Михаил Хазин, полагающий, что Турция своим вступлением значительно укрепила бы Таможенный союз.

Проблема только в том, что Турция не планирует вступать в ТС ЕврАзЭс. Более того, с 1996 года она состоит в таможенном союзе Европейского Союза! И вот, судя по заявлениям Пескова и Хазина, оказалось, что это не является препятствием для вступления в Таможенный Союз ЕврАзЭс. Такие широкие взгляды несколько противоречат версии, распространяемой пророссийским лобби в республиках бывшего СССР, в которой вступление в ТС и сближение с ЕС преподносятся как взаимоисключающие решения.

Любопытно, что в октябре 2013 года информация о том, что Турция проявляет, якобы, интерес к вступлению в Таможенный союз всплыла вновь. На сей раз об этом сообщил Нурсултан Назарбаев. Анкара никак не отреагировала на это заявление.

Итак, подведем итоги. Европейский союз является реально существующим и динамично развивающимся политическим и экономическим проектом. При этом, Евросоюз переживает начальный период своего развития, он только начинает реализовывать заложенный в него потенциал. Для стран, не входящих в ЕС, уже разработаны различные, весьма разнообразные схемы взаимодействия с Евросоюзом. При этом, любой из вариантов такого взаимодействия открывает перед страной, поставившей себе целью в той или иной форме интегрироваться с ЕС широкие возможности для привлечения инвестиций и технологической модернизации. Однако, в любом случае, такая модернизация - это, безусловно, сложный и растянутый во времени процесс, в ходе которого стране-претенденту предстоит преодолеть большие трудности. Впрочем, как уже было сказано, идти в гору всегда тяжело.

В свою очередь, Таможенный Союз ЕврАзЭс является проектом скорее пропагандистским, чем экономическим, и скорее виртуальным, чем реальным. Анализ документов ТС ЕврАзЭс и сложившейся практики его работы, приводит к выводу о том, что действительной целью Таможенного Союза является закрепление республик бывшего СССР в зоне российского влияния, блокирование их экономического и социального развития и превращение этих стран в ресурсные придатки России, обладающие крайне ограниченным суверенитетом. При этом, Россия, в свою очередь, сама является ресурсным придатком технологически развитых стран. Феномен современной российской государственности будет рассмотрен подробнее в последующих главах.

Европейский Союз и Россия

Приступая к рассмотрению фобий и мифов, сложившихся вокруг подписания Молдовой Договора об Ассоциации с ЕС, необходимо, прежде всего, сделать несколько замечаний общего характера. Сегодня основным, а практически - единственным противником сближения бывших советских республик с Евросоюзом выступает Россия, которая уже много лет ведет на этом направлении полномасштабную информационную и экономическую войну. Это означает, что выступая в поддержку сближения с ЕС, мы неизбежно столкнемся с российским сопротивлением, а значит - и с необходимостью ясного понимания тех мотивов, которые движут при этом Россией.

Сама по себе констатация факта ведения Россией такой войны не несет никакой моральной оценки. Ведя такую войну - как информационную, так и экономическую, а временами предпринимая и прямые военные действия, направленные, в конечном итоге, против сближения бывших советских республик с Евросоюзом, нынешние российские элиты защищают и укрепляют собственное жизненное пространство. Такова объективная реальность - и это тот самый случай, когда поговорка "ничего личного - только бизнес" исчерпывающе описывает ситуацию. Нам важно понять наше место в этом противостоянии, а для этого необходимо понимать мотивы, которые движут Евросоюзом, стремящимся к расширению, с одной стороны, и Россией, всеми силами этому расширению препятствующей - с другой.

Нынешняя российская власть целиком и полностью является продуктом крушения предыдущего государства - Советского Союза. Этот факт легко прослеживается поэтапно - начиная от полного одобрения Верховным Советом РСФСР Беловежских соглашений, и далее, вплоть до осуществления Ельциным операции "преемник", важнейшей составляющей которой были гарантии для сложившейся в начале 90-х новой элиты. Притом, речь шла о гарантиях не только личной безопасности для её ключевых фигур, но и сохранения их привилегированного положения.

Однако, по причинам объективного характера, полноценного государства в России так и не сложилось. Государство, как известно, предполагает определенную идеологию организации общества, соответствующую той или иной экономической формации. Но в России протяжении двух десятилетий царила неопределенность. Здесь шла борьба между капиталистической и политарной моделями развития. Хотя политарная модель и одержала победу, сама она также претерпела в ходе этой борьбы значительные изменения, многое переняв от своих противников. В итоге, на месте рухнувшего государства сложилась «корпорация Россия». Её главным узлом является «команда», связанная личными бизнес-интересами, а также совместными пятнами в биографиях. По сути, перед нами классическая «бизнес-модель» корпоративного управления в совершенно чистом, ничем не замутненном виде.

Итак, российское государство работает по модели частной корпорации, главная цель которой - конвертация внутренних, корпоративных ресурсов в "реальные" деньги, то есть, в деньги, выведенные во внешний мир, за пределы Корпорации РФ. Именно и только этой задаче и подчинена вся политика России, как внутренняя, так и внешняя. Население страны трактуется при этом как «персонал компании». Понятия "граждан" нет как такового. Есть «премиальный класс», то есть получатели различных бонусов и остальной персонал. При этом, «команда» в тактических целях симулирует любые формы легитимности и любые государственные институты, но не придает им ни малейшего значения, поскольку реальное управление осуществляется поверх любых правил, диктуемых этими формами.

Перед российской власть стояла задача обеспечить устойчивость сложившейся в стране корпоративно-государственной системы, опираясь на имеющиеся ресурсы. И, надо признать, что эта задача за последние 15 лет ею была успешно решена.

Корпоративная система, описанная выше, непрерывно воспроизводит в обществе три вектора силы: высокий уровень неравенства, угрозу насилия и угрозу катастрофы. Именно на эти - и только на эти три ресурса она и могла опираться в поисках точки равновесия. Именно они и являются её "духовными скрепами".

Устойчивость такой системы достигается путем формирования у большей части рядового персонала корпорации типично сектантского сознания. Как известно, любая секта управляется, прежде всего, страхами, проецируемыми в сознание рядовых сектантов: начиная от ожидания апокалипсиса и заканчивая угрозой кары за грехи, в диапазоне от изгнания из сообщества до снижения статуса внутри него и жестокого наказания. Право лидирующей группы вершить суд над рядовыми членами секты закрепляется демонстративным неравенством, как правовым, так и имущественным, что также является принципиально важным моментом. Формированию такого типа сознания на уровне государства и общества в целом очень способствует всеобщая клерикализация жизни. Однако любая классическая религия играет здесь лишь вспомогательную роль, проводя своего рода "артподготовку" в ходе которой уничтожаются очаги сопротивления, и расчищается плацдарм для наступления главных, корпоративных сил.

Все это создает особую форму "слабости как силы", в основе которой лежит признание большей частью общества прямой связи между лидером секты и высшей мистической инстанцией, осуществляющей борьбу с Мировым Злом. Политическая мифология современной России полностью соответствует этой схеме. Согласно ей, Россия "спаслась" в ходе крушения СССР, затем была "изгнана" - то есть, отторгнута миром, которым овладело вселенское Зло, и "избрана" для выполнения миссии по очищению мира, что предполагает его завоевание. Однако завоевание - дело будущего, а пока Россия находится в состоянии осады и обороны от наступающего Зла, овладевшего миром, в котором утрачены всякие духовные ценности. Её спасение связано с лидером секты и без него невозможно.

В наши дни, по итогам трех сроков Путина, Россия подошла к ключевому моменту: в активную жизнь вошло новое поколение, изначально выросшее внутри «бизнес-секты Россия». Это означает качественный скачок: секта смогла успешно воспроизвестись, вырастив новую смену. Следующий шаг в этом развитии - экспорт себя в окружающий мир, и это вполне стандартная для такого рода сообществ ситуация. Нестандартны в данном случае только масштабы и возможности секты.

При этом, никакого выбора у секты нет. Нет даже в том случае, если её лидеры осознают опасность экспансии, могущей натолкнуться на ответное сопротивление. Секта просто не может замкнуться в себе и отказаться от мобилизующей её миссионерской деятельности. Отказ породит брожение в виде различных толкований основного мифа, что напрямую угрожает положению лидера и его команды. Такое брожение, собственно говоря, и происходило в России в течение последних лет, когда в среде русских националистов стали нарастать антипутинские настроения. Зато аннексия Крыма сплотила российское общество - вчерашние оппоненты власти стали её горячими сторонниками. Таким образом, все новые и новые авантюры, направленные на включение в свою орбиту слабых частей окружающего мира, неспособных дать жесткий отпор, являются, по сути, единственным способом выживания для той системы, которая была создана Владимиром Путиным и его командой. Это и объясняет то упорство, порой кажущееся просто необъяснимым с экономической, политической - словом, с любой рациональной на первый взгляд точки зрения, с которым Россия препятствует сближению с Евросоюзом сопредельных с ней стран. Вдумчивый анализ ситуации обнаруживает, что поведения России как раз абсолютно рационально. Сближение с ЕС сопредельных с Россией стран действительно несет в себе смертельную опасность для российской модели развития. Оно создает привлекательную альтернативу - и тем самым лишает Россию поля для миссионерской деятельности, жизненно важного для её внутренней стабильности. В то же время сегодня, опираясь на экспансионистские лозунги и играя на ностальгии по СССР, Россия получила очень устойчивый к внешним воздействиям сплав сектантства и политаризма внутри страны. Едва ли он может быть поколеблен изнутри - оппозиция ему слишком малочисленна и абсолютно бессильна.

Немаловажно здесь и то, что нынешняя российская государственность, будучи продуктом распада Российской Империи и Советского Союза полностью сохраняет идеологическую преемственность по отношению к ним. Все черты современной России абсолютно эволюционны, а их происхождение легко прослеживается. Легко предсказуема и их дальнейшая эволюция, отнюдь не сулящая соседям России спокойной и мирной жизни.

Что же касается именно пропаганды, направленной против "загнивающего Запада" то у неё в России очень и очень длинная история. Отдельные идеологические конструкции остаются неизменными ещё со времен Екатерины Второй. Как следствие, большинство россиян, подвергавшихся в течение всей жизни, поколение за поколением, воздействию антизападной пропаганды, а в последние пятнадцать лет - ещё и психологической обработке в рамках технологии тоталитарных сект, фактически введены в хроническое неадекватное состояние. Они, в значительной степени, лишены способности к объективному восприятию реальности. Кроме того, в их сознание внедрен огромный массив ложных фактов, выдуманных от начала до конца, и не имеющих к реальности вообще никакого отношения. Добавьте к этому множество предвзятых интерпретаций, целые горы лжи, сдобренные горсткой хотя и правдивых, но искаженно толкуемых фактов, и станет понятна вся сложность противостояния российской идеологической экспансии.

Из опыта работы с сектами - а российский агитпроп, как уже было сказано, оперирует именно сектантскими конструкциями, хорошо известно, что гораздо проще не допустить вербовки сектантами новых членов, проводя превентивную разъяснительную работу, чем вырывать из секты людей, уже подвергнувшихся в ней идеологической обработке. Именно по этой причине любое промедление в организации эффективной контрпропаганды, всегда работало, работает и будет работать в пользу сектантов. В нашем случае оно неизбежно будет разворачивать Молдову в исторический тупик, каковым является изоляция от окружающего мира на периферии сферы влияния милленаристской коммерческой секты, организованной с целью извлечения прибыли узким кругом лиц.

И ещё об одной существенной детали необходимо сказать в этой главе.

Излюбленным приемом всех сектантов является работа с маргинальными группами общества. Именно они, в силу своей социальной незащищенности, порождающей чувство беззащитности и обиды, наиболее податливы пропаганде, построенной на ощущении постоянной угрозы. В Молдове таких групп оказались слишком много - и их число продолжает расти. Помимо русскоязычного населения в их число, шаг за шагом вошли гагаузы, пенсионеры, сельское население…. Разумеется, далеко не все представители этих групп разделяют алармистскую мифологию "государства-корпорации". Однако все эти группы уже сегодня являются благоприятнейшей средой для формирования в Молдове антиевропейской пятой колонны - и потому работа с ними должна стать предметом особого внимания.

Экономическая сторона Ассоциации с ЕС, и Таможенный союз, как её альтернатива

Рассмотрим теперь наиболее распространенные аргументы противников сближения с Евросоюзом, относящиеся к сфере экономики. Самое расхожее утверждение сводится к тому, что подписание (естественно, и реализация) договора об Ассоциации с ЕС ставит крест на нынешних отношениях Молдовы с Россией.

Скажу сразу - ни юридических, ни экономических обоснований этого утверждения просто не существует. Ни договор об Ассоциации с ЕС, ни какие-либо другие документы, подписанные между Молдовой и Евросоюзом, либо с отдельными странами, входящими в ЕС, ни прямо, ни косвенно не запрещают Молдове торговать с Россией, не требуют введения между Молдовой и Россией визового режима, и вообще, не препятствуют никаким способом развитию молдо-российских отношений.

То же самое можно сказать и о действующих в настоящее время молдо-российских договорах. В случае гипотетического вступления Молдовы в Таможенный Союз ЕврАзЭс определенные трудности действительно возникают, но все они могут быть учтены на этапе проработки условий вступления и успешно разрешены - вспомним об исключениях, предусмотренных уставом ТС. Итак, для одновременной реализации сотрудничества Молдовы с Россией - вплоть до вступления в ТС и Ассоциации с Евросоюзом необходимо только одно - добрая воля всех участников. Ничего другого не требуется. Однако именно здесь нас и ожидают серьезные трудности.

Европейский Союз не препятствует сближению Молдовы с Россией. За последние 20 лет его структуры ни разу не предпринимали в этом направлении никаких шагов, ни явных, ни косвенных. Зато Россия всеми способами препятствовала, и по сей день препятствует сближению бывших республик СССР с любыми международными структурами или сопредельными государствами, поскольку такое сближение означает снижение российского влияния. И чем больше ожидаемое снижение влияния - тем жестче сопротивление России. Таким образом, существует практически стопроцентная вероятность того, что по мере сближения Молдовы с ЕС Россия будет предпринимать по отношению к Молдове разного рода репрессивные меры: произвольно повышать цены на энергоносители, высылать из России молдавских гастарбайтеров, вести таможенные войны вводя запреты на ввоз молдавских товаров и обострять ситуацию в Приднестровье. Все это уже случалось, и не раз, так что репрессии в отместку за выход из-под российского влияния можно считать предрешенными и неизбежными.

Очевидно, что ничего хорошего российские репрессии гражданам Молдовы не принесут. Однако налицо несомненный шантаж. Возникает вопрос: насколько продуктивно уступать шантажу? Ведь аппетиты всякого шантажиста, почувствовавшего, что жертва шаг за шагом сдает позиции, неизбежно растут. И даже если этого не произойдет, если Россия удовлетворится тем, что сохранит свою нынешнюю степень влияния в Молдове - какое будущее это означает для всех нас? На что мы можем рассчитывать, уступив требованию самоизоляции от ЕС и сделав ставку только на сотрудничество с Россией?

Чтобы оценить ситуацию предметно, нам придется обратиться к цифрам молдавского импорта и экспорта - все они вполне доступны в открытых источниках. Итак, в 2013 году экономические агенты Молдовы экспортировали товаров на $2,399 млрд., что на 11% больше 2012 г. Однако собственно молдавской продукции было экспортировано лишь на сумму $1,617 млрд. - здесь рост объемов составил 16,4%. Реэкспорт составил $782 млн.

Из общей суммы экспорта в страны ЕС ушло товаров на $1,14 млрд., что составило 47,5% от общего объема. Рост экспорта в страны ЕС по сравнению с 2012 годом составил 12,5%. В СНГ, включая Россию, было поставлено товаров на $924 млн. (38,5%), падение объемов по сравнению с 2012 годом составило 0,4%. Оставшиеся 14% экспорта ушли в страны не входящие ни в ЕС, ни в СНГ. Собственно в Россию ушло товаров на $632 млн. (26,3% ), падение спроса по сравнению с 2012 годом составило 3,5%.

Однако это ещё не все. Необходимо учесть и тот факт, что важнейшей для Молдовы статьей доходов является продажа за рубеж рабочей силы - те самые гастарбайтеры.

По данным Национального банка Молдовы, в 2013 году из-за границы было переведено в Молдову в пользу физических лиц $ 1,6 млрд. С достаточной степенью точности можно считать, что большую часть этой суммы составили переводы гастарбайтеров из-за рубежа - то есть, по сути, доходы от экспорта рабочей силы. Также можно считать, что ещё столько же средств гастарбайтеры ввезли в Молдову наличными. Можно также предположить, что наличные средства, ввезенные в Молдову, не отличались принципиально по странам происхождения от тех, что были присланы переводами.

Из России было прислано 68% переводов при росте их объемов на 2,4% по сравнению с 2012 годом. Далее следуют Италия - 9,3%, прирост на 0,2%; Израиль - 6,3%, прирост на 0,9%; США - 4,8%, прирост на 0,1%, Франция - 1,3% - на уровне предыдущего года. Суммируя все сказанное выше, это дает нам $2,18 млрд. полученных от экспорта рабочей силы в Россию и и $ 339 млн. полученных таким же образом из ЕС (Италия+Франция).

Это меняет общую картину экспорта. С учетом экспорта трудовых ресурсов, общие доходы Молдовы от экспорта составят $5,6 млрд, из которых из стран ЕС получено $ 1,479 млрд. (26,4%), из России $ 2,812 млрд. (50,2%) . Подчеркиваю, что оценки доходов от экспорта из Молдовы рабочей силы неизбежно носят приблизительный характер. Эти приближения были намеренно сделаны максимально комплиментарными в пользу России.

Посмотрим теперь на структуру молдавского импорта. В 2013 г. его общий объем увеличился на 5,4% и достиг $5,492 млрд. Основными поставщиками выступали Россия - $788 млн. (14,3% от общего объема при падении на 3,5% по сравнению с 2012 годом), Румыния - $722,2 млн. (13,1% при росте объема на 16,4%) и Украина - $ 659 млн. (11,99% при росте объема на 10,9% за год).

Главная статья импорта - энергоресурсы и нефтепродукты. Молдова ввезла их на сумму $1,235 млрд. - и на 3,1% больше чем в 2012 году. Эта цифра кладет конец легенде о безраздельной российской монополии на поставку энергоносителей. Даже если предположить что они составляют 100% объема российского импорта (а это далеко не так!), то и в этом случае Россия поставляет в Молдову не более 60% от их общего объема. Впрочем, в структуре экспорта и импорта немало и других сюрпризов. К примеру, продав за рубеж продовольствия, включая напитки и сигареты, на сумму $523,3 млн. Молдова ввезла его на сумму $568,3 млн. Правда, по сравнению с 2012 годом экспорт продовольствия подрос больше, чем импорт - на 19,5% против 5,7%.

Оценим теперь степень зависимости Молдовы от России, возможные направления российских репрессий в отместку за сближение с ЕС и перспективы отказа от сотрудничества с ЕС в пользу сотрудничества с Россией и Таможенным Союзом. Напомню, что единственной причиной для такого отказа, как уже было показано, является страх перед возможными репрессиями со стороны России, то есть, по сути, уступка грубому давлению и шантажу.

Россия может нанести удары, как по молдавскому импорту, так и по молдавскому экспорту. Однако не все статьи импорта и экспорта уязвимы в одинаковой мере. Безусловно, уязвим товарный экспорт в Россию. Однако, с учетом доходов от продажи рабочей силы, он составляет лишь 16,5% от общего объема молдавского экспорта. Но Молдова входит в СНГ, в политической дестабилизации которого Россия в существующем раскладе сил никак не заинтересована. Российский бизнес имеет в Молдове определенные интересы. Всё это, плюс ещё целый ряд менее очевидных причин, обсуждение которых заняло бы слишком много места, и потому останется вне этой брошюры, исключает полный запрет Россией товарного экспорта из Молдовы. В худшем случае, по самым пессимистическим оценкам, речь может идти о потере трети товарного экспорта. Допустим, что будет потеряна даже не треть, а половина. Это 8% от экспортного объема. Да, это неприятно. Болезненно. Но не смертельно. И - с огромной долей вероятности - все эти потери будут скомпенсированы в относительно короткие сроки за счет сближения с ЕС.

А вот на экспорт трудовых ресурсов российские санкции не распространятся. Нет, конечно, российской стороной будет сделан ряд громких заявлений и предпринят ряд демонстративных действий. Несколько сотен бедолаг, неудачно попавших под руку, вышлют в Молдову, с запретом въезда лет на пять. Но массовой высылки молдаван, работающих в России, не будет ни при каких обстоятельствах. По очевидной причине: ну, вышлют этих - а где взять других, которые будут работать? Кем заполнить освободившиеся места? Ведь Россия вовсе не от хорошей жизни ввозит трудовые ресурсы. Россия ввозит их от безысходности - в ней сегодня банально некому работать. А молдаване занимают в России очень специфическую, и очень востребованную нишу относительно квалифицированных работников, владеющих русским языком. Их некем заменить ни в ближайшее время, ни даже в более отдаленной перспективе, поскольку все программы "возвращения соотечественников", призванные решить проблему привлечения в Россию приемлемого качества трудовых ресурсов на постоянной основе, неизменно оказываются абсолютно неэффективными.

Перейдем к импорту. Здесь наиболее уязвимым местом Молдовы оказываются российские газовые поставки. Правда, вероятность их прекращения - нулевая, поскольку это породит слишком много проблем с транзитом. Но вот игра с ценой вполне возможна. Попутно всплывает и проблема многомиллиардного приднестровского долга. Сама Молдова, без Приднестровья, долгов перед Газпромом практически не имеет.

Ситуация, конечно, не самая простая. Но выход есть - при условии, конечно, если заниматься решением этой проблемы загодя, а не посредине зимы.

Во-первых, на бытовые нужды населения расходуется максимум 20% потребленного Молдовой газа - считая здесь и газ, потраченный на отопление. Газовые плиты без отопления съедают от силы, процентов пять от общего объема поставок. Этот минимальный, необходимый для выживания населения, объем газа вполне возможно получить из альтернативных источников, и строительство газопровода Яссы-Унгены-Кишинев представляется в этой связи чрезвычайно своевременной мерой. Весь остальной газ потребляют предприятия. Здесь возможности альтернативных поставок даже шире - можно не держаться за газ, а разработать программу перехода на другие виды топлива. У нас в соседях Украина - угледобывающая страна. Кстати, она добывает и газ, полностью обеспечивая своим газом бытовые нужды собственного населения, так что по-соседски можно попробовать договориться ещё и с ней, а не только с Румынией. У нас есть нефтетерминал в Джурджулештах. Мы ведь каким-то образом и сегодня ввозим половину энергоносителей не из России.

Словом, диверсификация энергопоставок и сход с российской газовой иглы вполне возможен. Правда, это потребует усилий на общегосударственном уровне, внятной программы действий, на какое-то время вызовет массу неудобств - но это, повторяю, возможно. Энергетическая зависимость Молдовы от России вовсе не фатальна! Она вполне преодолима.

Что касается приднестровского долга - то долг этот более чем сомнителен. Долг накоплен непризнанными властями непризнанной республики, не перечислявшими в Россию деньги за потребленный газ - которые они, к слову, аккуратно собирали с конечных поставщиков. Во всей этой истории столько юридических дыр и нестыковок, что нужно особое искусство чтобы проиграть такой иск в международном арбитраже. Самая разумная позиция Кишинева в этом вопросе - жесткий ответ: "мы не будем платить". Ваши креатуры накопили долг - вот с них его и взыскивайте. Вероятность выигрыша такого судебного дела для Молдовы близка к 100% - главное тут не наделать новых глупостей, и не подписать впопыхах каких-либо новых обязательств относительно этого долга.

По сути, это все, что может предпринять Россия. Заметим, при этом - и это очень важно - что экспорт товаров из Молдовы в страны ЕС устойчиво растет, а в Россию - столь же устойчиво падает. Иными словами, выбирая курс на Россию, мы неизбежно закрепляем положение Молдовы как страны, экспортирующей рабочую силу. Это очень скверное, во всех смыслах, положение. А сотрудничество с Евросоюзом открывает перед нами хорошие перспективы роста производства в самой Молдове.

Посмотрим теперь, насколько справедливы высказывания российских лоббистов о том, что Евросоюз, дескать, находится на грани кризиса и чуть ли не развала, а Россия вот-вот совершит невиданный взлет? Каковы реальные экономические перспективы Евросоюза и России?

Здесь следует сказать, что мировая экономика в целом находится сейчас не в лучшей форме. Мир с большим трудом выходи из затяжного экономического кризиса. Однако он все-таки выходит из него, правда, выходит очень неравномерно и с разными перспективами.

Евросоюз завершил 2013 год с нулевым приростом ВВП. Но уже в 2014 году, по прогнозу Еврокомиссии по экономическим и валютным делам, экономика ЕС подрастет на 1,4%. В 2015 г. темпы роста европейской экономики возрастут до 1,9%. Что касается зоны Евро, то хотя в 2013 году продолжился спад - 0,4%, в 2014 г. прогнозируется рост ВВП на 1,1%, а в 2015% - до 1,7%. Рост ВВП прогнозируется, в основном, за счет роста внутреннего спроса. Постепенное снижение неопределенности, уменьшение фискальной нагрузки и инфляции позволит поднять объем потребления и добиться роста инвестиций.

Что касается внешнего спроса на европейскую продукцию, то, согласно подсчетам Еврокомиссии, он также будет увеличиваться, но, увы, меньшими темпами. Причина в снижении темпов роста экономики развивающихся стран, которое наблюдается с конца 2012 г. Особое беспокойство европейских властей вызывает снижение темпов роста российской экономики, которое оказывает негативное воздействие на экономическое положение европейских стран, поскольку для многих из них Россия является одним из важнейших торговых партнеров. Снижение темпов экономического роста ожидается и в Китае, который также является ключевым внешнеторговым партнером для ряда государств ЕС, однако оно будет кратковременным и не окажет существенного отрицательного влияния на европейскую экономику.

По мере стабилизации экономики развивающихся стран, а также развития международной конкурентоспособности проблемных стран Евросоюза прогнозируется повышение темпов роста экспорта ЕС, на уровне 4,2% в 2014 г. и 5,6% в 2015 г.

Иными словами, Евросоюз прямо заинтересован в новых экономических партнерах. А значит, именно в ближайшие несколько лет Молдова получает хороший шанс для реализации преимуществ, даваемых подписанием договора об Ассоциации с ЕС.

Посмотрим теперь, каковы российские прогнозы. По оценкам Минэкономразвития РФ рост ВВП в России в 2014 году при сохранении текущих тенденций в российской экономике составит порядка 0,5%. Отток капитала из России в 2014 году ожидается на уровне $ 100 млрд. Правда ожидается небольшой рост промышленного производства - на уровне 1%.

Здесь ключевая для понимания фраза: " при сохранении текущих тенденций ". Чтобы было понятнее, что оно означает, приведу следующий график:

Таким образом, даже если не принимать во внимание политические особенности России, о которых было сказано выше, а руководствоваться чисто экономическими критериями - даже в этом случае Россию надо рассматривать как менее перспективного и более рискованного, по сравнению с ЕС, партнера.

Но и это ещё не все. В технологическом плане Россия является безнадежно отсталой страной, причем разрыв с развитыми странами постоянно увеличивается. Сегодня Россия полностью зависит от западной высокотехнологической продукции. Причем, речь идет не только об электронике - включая, к слову, и ту, которая используется в оборонной промышленности -к примеру, электронная начинка Искандеров поставляется из США в готовом виде - в сборе, а и о совершенно бытовых вещах. Россия полностью зависима от экспорта продовольствия, лекарств, бытовой техники, потребительских товаров. Эксперимент, проведенный редакцией "Комсомольской правды", корреспондент которой попыталась прожить в течение месяца, используя только российские товары, закончился полным провалом. Россия является поставщиком энергоносителей и некоторых других видов природного сырья - причем, даже техника для добычи этого сырья и его первичной обработки тоже используется исключительно импортная. А это означает, что связав себя с Россией, Молдова обречет себя на вечную технологическую отсталость. Ни о каких новых технологиях не будет и речи. Не будет речи и об инвестициях - поскольку из самой России идет все возрастающее бегство капитала на Запад - впрочем, вывоз капитала заложен в самую основу идеологии государства-корпорации. Вступив в ТС, Молдова сможет, в лучшем случае, поддерживать ещё существующие на её территории аграрные производства - причем и это находится по вопросом: Россия является членом ВТО, и уже сегодня завалена аналогичной западной продукцией, конкурентоспособность которой по сравнению с молдавской будет год от года только возрастать - по мере нарастания технологического разрыва. Основной же функцией Молдовы в Таможенном Союзе будет роль поставщика невзыскательной и бесправной рабочей силы на российские предприятия.

И о духовном…

Разговор о мифах, распространяемых о Европейском Союзе, и вообще о "Западе", будет не полным без обсуждения темы "аморальности" ЕС и противопоставляемой ей системе российских моральных ценностей. В ходе многолетней информационной войны, которую с большим упорством и последовательностью ведет против европейской цивилизации Россия (о причинах такого упорства уже было рассказано выше ), это пропагандистское направление стало одним из ключевых.

Набор основных мифов, находящихся в обращении, хорошо известен. В горячем списке - миф о поголовно распространенной в Европе содомии, и о её широчайшей пропаганде; миф о законодательно закрепленной педофилии и инцесте - на этой теме живет, и похоже, делает неплохой бизнес, неутомимая Ирина Бергсет; мифы о зверствах ювенальной юстиции и массовой гибели русских сирот, усыновленных за рубеж. Сюда же, до кучи, вбрасываются темы растущей преступности, поголовной исламизация Европы, и одновременно, в одном пакете с ней - тема распространения антихристианства на государственном уровне. Сюда же - о доведенной до своей противоположности политкорректности и порождаемой этим отсутствием гражданских свобод. Все это свалено в одну кучу, густо замешано на страхах и предрассудках, и, как любое пропагандистское изделие такого рода, рассчитано на эмоциональное воздействие, перебивающее любое рациональное и критическое восприятие. Критиковать подобные конструкции, опираясь на логику и разум, вообще говоря, довольно бессмысленно, поскольку их воздействие как раз и рассчитано на отключении всякого разума и всякой логики. И, тем не менее, несколько слов на эту тему, вероятно, сказать все же надо.

Первое, что бросается в глаза при попытке анализа этих мифов - их взаимоисключающий характер. Ну, не сочетаются никак поголовная исламизация и поголовная же содомизация. В Исламе с этим делом вообще очень строго. Что впрочем, совсем не исключает существования изрядного пласта гей-культуры. Он есть везде, этот пласт - и на Востоке, и в русской культуре (изучайте русский фольклор - и откроете для себя массу интересного) и на Западе. И вообще - и Запад, и Восток, и бывший СССР и нынешняя Россия очень велики. И всякого в них было и есть довольно. Кстати, ещё лет 70 назад отношение к гомосексуализму (а также к межрасовым связям, к внебрачным детям, к вопросам принадлежности к правильной религии - и так далее, список этот очень длинный) было на Западе, пожалуй, ещё жестче, чем в современной России. Однако, в отличие от СССР и наследовавшей ему России, наука социология на Западе оставалась наукой. Что тоже получилось довольно естественно, поскольку Питирима Сорокина вытеснили из СССР в Америку, а в СССР все науки заменил марксизм-ленинизм плюс внешнеторговая деятельность, помноженная на промышленный шпионаж. Напомню, в связи с этим, что все без исключения индустриальные гиганты первых пятилеток были построены на американском оборудовании и под наблюдением американских инженеров, на деньги, вырученные от продажи зерна, конфискованного у голодающих крестьян. Ну, а послевоенные успехи СССР опирались - и тоже целиком - на трофейные технологии, захваченные в Германии, и на успехи советской разведки в США, причем далеко не в одном только атомном проекте.

Так вот, о социологии. Научившись отслеживать закономерности развития общества - и, кстати, делая это вполне с марксистских позиций, поскольку межвоенный и послевоенный Запад породил блестящую школу марксистов-исследователей, почти совершенно неизвестную у нас, - западные ученые заметили довольно банальную, в общем-то, вещь. Чем больше гнобишь какое бы то ни было меньшинство - тем упорнее оно сопротивляется, и, в конце концов, образует замкнутое сообщество, связанное круговой порукой и корпоративной моралью, которая превалирует над общественными ценностями в целом. Иными словами, эффект от гонений зачастую получается обратный ожидаемому. Загоните евреев в гетто - пусть не оговоренное законом, но существующее по факту, как социальная и экономическая реальность - и вы получите еврейскую мафию - что и произошло, например, в США в начале прошлого века. Впрочем, и история России начала 20 века в этом смысле тоже показательна - правда там, сжатая пружина, распрямившись, приняла иные формы. Повторите тот же номер с недавними эмигрантами - итальянцами - и получите мафию итальянскую. Кстати, в самой Италии, и мафия, и менее известная у нас каморра, возникли при сходных обстоятельствах. Дискриминируйте негров - получите всплеск черной преступности, имеющий мощные социальные корни в виде принципиального нежелания вписываться в общество, построенное белыми, нежелания закрепленного на очень глубоком, зачастую не вполне осознаваемом психологическом уровне. Повторите это с выходцами из Латинской Америки - и получите тот же самый результат. И вообще - попрессуйте пожестче национальные, религиозные - и сексуальные тоже - меньшинства - и результат будет один и тот же. Вы получите замкнутое сообщество, противостоящее обществу в целом. Поддерживающее своих и не ставящее ни в грош всех прочих. И, поскольку, мобилизационный потенциал у такой группы всегда будет выше, чем у окружающего её большинства, то её представители неизбежно пролезут наверх, тем или иным способам. Или - как вариант - образуют параллельные государству, но при этом сравнимые с ним по влиянию структуры.

Этот сценарий повторяется всегда и везде, с железной закономерностью. Поэтому, самое разумное - это стараться никого не загонять в гетто. Себе дороже выйдет. Тут возможно одно из двух решений. Либо, если уж никак иначе нельзя, надо вести с такой группой беспощадный бой на её полное истребление. Но тут уж дело обоюдное, и если не получится их поголовно истребить, то мало вам в ответ не покажется. Либо, что намного разумнее и безопаснее, надо признать все её права на законное место в общем многообразии. Или так - или эдак. Любые полумеры тут только во вред. А поскольку западное общество - в отличие от общества в СССР, построенного на псевдорелигии под названием "марксизм-ленинизм", и тем более постсовесткого, базирующегося на совсем уже дремучих средневековых предрассудках, широко использовало для своей организации именно научные достижения, то это и привело его мало-помалу к нынешней толерантности. Потому что стало ясно - такая линия поведения сулит наибольшее число выгод и наименьшее - неприятностей.

Вообще говоря, тема сексуальных меньшинств была и остается далеко не самой острой темой в списке проблем меньшинств как таковых. Но у неё, у этой темы, есть ряд особенностей. Во-первых, тема это вечная. От 4 до 6 процентов человеческой популяции гомосексуальны. Кстати - сходная картина наблюдается у всех теплокровных животных. То есть, зачем-то эта часть популяции нужна. Зачем именно - тут есть разные версии, есть и очень интересные и изящные теории - но это тема отдельная. Попытки выловить проклятых содомитов - а такие попытки не раз предпринимались на протяжении известной истории - никакого толку не дают. В каждом поколении воспроизводится все тот же процент - но зато, в подарок, такое общество получает гомосексуальное лобби. А люди там подбираются творческие и энергичные - ну, не все конечно, но процент таких особей там выше. Почему - тоже в принципе, понятно, но это опять же, тема отдельная. И если вы, читатель, лично о таком лобби ничего не слышали - то это не означает, что его нет, уж поверьте. Прислушайтесь повнимательнее.

А, во-вторых, тема эта очень острая в рамках именно христианской культуры, господствовавшей до последнего времени на Западе - ну, так исторически сложилось: и то, что тема острая и то, что христианство господствует. Почему - опять-таки, отдельный и долгий разговор, но это так.

Так вот - самый лучший способ не допускать такого подполья - это его в подполье не загонять. Тем более что речь, повторяю, идет о неистребимых вещах, являющихся частью природы человека. И "пропаганда гомосексуализма" столь же бессмысленна и невозможна, как пропаганда рыжих волос или, скажем, голубых глаз. Да, можно, в принципе, породить на короткое время моду - и она даже наверняка появится после снятия запрета на голубые глаза или рыжие волосы, и в ход пойдет хна и контактные линзы, но количество голубоглазых и рыжеволосых от природы, а не имитирующих это, поддавшись кратковременному модному поветрию, останется ровно таким же.

Примерно то же самое и произошло на Западе - снятие запрета и всплеск моды. Кстати, мода эта уже приелась и сильно пошла на спад. И пресловутые "гей-парады", о которых так любят вопить пророссийские пропагандисты, все менее интересны всем, включая, в первую очередь, их участников. Поскольку эпатажа и связанного с ним адреналина приносят все меньше - а без порции адреналина - ну какой же в них смысл?

Существует общая закономерность: по мере повышения, во-первых, уровня образования в целом, и, во вторых, уровня образования элит, любое общество становится все более и более терпимым по отношению к тем, кто выпадает из привычных стандартов. Точнее, оно все шире раздвигает рамки дозволенного. В этом есть большой смысл - образованное общество все меньше нуждается в "стандартных" запретах, поскольку его граждане достаточно разумны, чтобы не переходить черту. А тот небольшой процент, который её все-таки перейдет, проще легализовать - а не вести с ним борьбу, по крайней мере, это проще в тех случаях, когда их действия не несут прямой угрозы окружающим. Именно такой этап взросления - и снятия прямых запретов и проходит сегодня западное общество. И ни о какой ломке традиций нет при этом и речи. Потому что традиции - это не поклонение пеплу, а передача огня!

В глобализированном мире, где перемещаются огромные массы людей, смещаются и традиционные границы мировых религий. Огромные массы мусульман переселились в страны Запада, еще большее их число, оставаясь на месте, оказались так или иначе вовлечены в жизнь промышленно и коммуникативно развитой части мира. Между тем, Ислам, в силу исторических причин, долгое время был третьемирской религией, религией слаборазвитой мировой периферии, что, как понятно из сказанного, и определяет относительно высокую степень его бытового радикализма и нетерпимости. К слову, радикализм и нетерпимость свойственны далеко не всему исламскому миру, который очень неоднороден. И радикализм Ислама, даже в крайних своих проявлениях, не идет ни в какое сравнение с радикализмом христианства 600-летней давности - а Ислам, напомню, моложе христианства ровно на 600 лет. Впрочем, зачем нам ходить так далеко, аж в Средневековье? Современное нам российское православие по степени агрессии к иноверцам сплошь и рядом даст Исламу сотню очков вперед!

Иными словами, дело не в религии, а в невежестве. И вспышка исламского радикализма в Европе - кстати, сильно преувеличенная все той же российской пропагандой - лишь временный кризис роста. Идет синтез Ислама и традиционной, сложившейся ранее европейской культуры, связанный с выходом миллионов мусульман в "первую линию" человечества - в ряды технологического авангарда мировой цивилизации. Одновременно идет и адаптация этих миллионов к качественно новой жизни, к жизни высокотехнологичного мегаполиса. Растет уровень их образования и широта опыта, растет разнообразие их повседневных контактов - а вместе с ними неизбежно растет и уровень терпимости. С исторической точки зрения это довольно быстрый процесс. Пройдет 50, максимум 70 лет, и Ислам органически впишется в светские европейские реалии, став для абсолютного большинства европейцев не столько активно исповедуемой религией, сколько одной из составляющих их общей культурной основы, наряду с христианством, и с культурными элементами, заимствованными из античных Греции и Рима. Иной вопрос, что с точки зрения человеческой жизни, и 50 и тем более 70 лет - это очень долгий срок, что и порождает разного рода апокалиптические толкования.

В то же время в России идут обратные процессы. Страна на глазах деиндустриализуется. Это происходит вовсе не потому, что "мир отверг Россию" - а потому что российские элиты - тот самый премиальный класс "корпорации Россия" предпочли замкнуться от мира. Они сочли более приемлемым для себя сохранить свой уютный уголок, уйдя от неизбежного снижения уровня своей вседозволенности и роста уровня ответственности, притом, не только моральной, но и уголовной, перед остальной частью общества. Поскольку, при развитии по европейскому пути, все бывшие члены корпорации неизбежно должна стать полноправными - и равноправными - гражданами.

Так вот, все российские элиты это не устроило. И после двадцатилетней борьбы с очень немногочисленной частью российского общества, которая предпочла бы европейский путь развития, им снова удалось повернуть время вспять "в одной, отдельно взятой стране". Россия устремилась к прошлому - к идеалам самодержавия и православия, заимствованным, по большей части, из эпохи Екатерины Второй. Это неизбежно сопряжено со снижением общего уровня образованности общества, с ростом числа предрассудков и фобий, что, в свою очередь влечет за собой и рост числа запретов, притом, не только внешних, но и внутренних. А это, уже в свою очередь, порождает острый культурный конфликт с Западом - впрочем, не только с ним, но и со значительной частью остального мира, включая и мусульманский мир, и Китай, и Латинскую Америку, которые, кто быстрее, а кто медленнее развиваются в прямо противоположном направлении. Мир сегодня развивается в сторону светского (а влияние религии везде, кроме России сегодня падает) и высокотехнологического общества. Именно на этом конфликте культур и произрастает большая часть российских страхов перед Западом. Подогреваемая, к тому же государственной пропагандой, не стесняющейся ни искажения и превратного толкования вырванных из контекста фактов, ни прямой лжи. Иными словами, никакого "морального загнивания" Запада нет и в помине. Есть - да, объективно есть - трудности, возникающие по мере технологического и социального прогресса западного общества, которое к тому же расширяется, включая в себя все новые страны, народы и культуры. Есть все более жесткие требования законов, предъявляемые к защите человеческих, в том числе и детских, прав. Есть деградация России, исторически ставшая уже довольно привычной. И хотя в отдельные периоды её развития скольжение вниз и сменялась иной раз некоторым подобием робкого прогресса, но и Российская Империя, и СССР, и современная Россия всегда были мировыми социальными и культурными аутсайдерами. Эта ситуация не изменилась и по сей день - напротив, за последние 10 лет она резко усугубилась. Все это, взятое вместе, и порождает бредовое и искаженное видение Запада, сложившееся в сознании людей, подпавших под влияние российской пропаганды. Пропаганды - повторюсь ещё раз - крайне лживой и абсолютно бессовестной, лишенной даже малейших моральных ограничителей.

Отдельно коснусь вопроса о детях - поскольку вся аморальность и лживость российской антиевропейской и антизападной пропаганды видны в нем наиболее отчетливо.

Во-первых, российская пропаганда оперирует отдельными трагическими случаями - увы, но трагедии случаются везде. К тому же толкует она их максимально предвзято, и избегает при этом приводить статистические данные о судьбе всех усыновленных детей в России и за рубежом. Во-вторых, подобное морализаторство от властей страны, в которой число беспризорных превысило в несколько раз число беспризорников в послевоенное время - само по себе аморально. В-третьих, даже беглое расследование преступлений совершаемых против детей в России и в пост-СССР приводит к однозначному выводу о том, что только за них, за эти преступления постсовесткие элиты должны предстать перед международным трибуналом и что ничего подобного и в таких масштабах на Западе нет. И уж совсем отвратительно выглядит использование в пропагандистских целях неудачливых авантюристок. Речь идет о вполне определенной категории женщин, заключавших с гражданами западных стран коммерческие, по факту, браки, с единственной целью - закрепиться в ЕС. Затем следовал развод и лишение по суду права на воспитание детей от этих браков. Причем, при внимательном рассмотрении фактов, выясняется, что решение суда было абсолютно справедливо. По крайней мере - по западным стандартам ответственности родителей. Но что агитпропу факты?

Завершая тему, дам читателям один совет. Читая очередную душещипательную историйку, изготовленную антизападным агитпропом, всегда помните, что её авторы - не только короли прямой лжи, но и виртуозы скромного умолчания. Приведу пример, хотя и из другой области, но очень уж ярко характеризующий российских пропагандистов. Все помнят процесс "партизана Кононова"? А знаете, за что именно его судили? Думаете, за борьбу против фашистов? Ничего подобного. "Героя" Кононова судили за убийство девяти мирных жителей в ходе карательной операции. Четверо из них, включая беременную женщину, были сожжены заживо. За все про всё дали ему год и восемь месяцев - трудно назвать такой приговор очень уж суровым.

История Кононова получила очень интересное завершение. Осужденный, опозоренный и отбывший наказание, он получил затем российское гражданство и отказался от латвийского. Тем не менее, Кононов и не подумал эмигрировать в Россию - где его считали героем из аморального и растленного Евросоюза - где он жил с клеймом убийцы. Жил в Риге, до самой смерти, и даже не думал никуда уезжать.

Любопытно проследить и за личной жизнью наиболее яростных обличителей ЕС. Все они - все без исключения: начиная от Путина с Медведевым, и заканчивая депутатами Госдумы и иконами государственных телеканалов, давно уже вывезли детей из России. Кто в ЕС, кто в США. Дочь депутата Мизулиной - яростной обличительницы "гомосексуальной пропаганды", живущая в США не так давно была удостоена престижной премии ЛГБТ-сообщества за создание цикла передач, пропагандирующих терпимое отношение к сексуальным меньшинствам. ЛГБТ, кто не в курсе - это аббревиатура: "Лесбиянки, Геи, Бисексуалы, Трансгендеры".

Так что будьте внимательны, и проверяйте все "очевидные факты", которые вам подсовывают. Вы имеете дело с опытными лжецами.

Если не Евросоюз - то, что тогда?

Безусловно, путь в сторону Евросоюза - сначала Ассоциация с ЕС, а затем, в перспективе, и вступление в него, весь этот путь сопряжен с большими трудностями для любой ступившей на него страны, и Молдова не станет здесь исключением.

В числе самых серьезных проблем - необходимость модернизации всего производственного комплекса до уровня технологий, конкурентоспособного в условиях ЕС. Фактически, это означает его полную замену - то есть, закрытие и демонтаж предприятий и появление новых. Промышленность, созданная ещё во времена СССР и СЭВ, не подлежит модернизации - она безнадежно устарела по всем параметрам.

Именно такой период - когда старая промышленность уже рухнула, не выдержав конкуренции, а новая ещё не построена, поскольку мир только-только выходит из кризиса, и инвестиции на периферию ЕС ещё не пришли, и переживают сегодня недавно вступившие в ЕС страны, такие как Польша, Венгрия, Румыния, и Болгария. Их поспешное принятие в ЕС, ускоренное из политических соображений, без учета способности экономики этих стран справиться с давлением конкуренции в рамках Союза, ускорило крах их устаревших предприятий. А отсутствие инвестиций, из-за общемирового экономического спада сделало переходной период затяжным и крайне болезненным.

Несомненно, на долю жителей этих стран выпало тяжелое испытание. И со стороны деятелей антиевропейского агитпропа уже раздаются реплики, мол, "зачем им вообще был нужен этот Евросоюз" и "посмотрите, подумайте, что им это дало, то же самое будет и с вами".

Такое сочувствие более всего похоже на рассуждения "доброжелателей", говорящих человеку, у которого удалили смертельную опухоль: "Ну, и чего ты добился? Весь в трубках и капельницах, еле живой, ни ходить, ни сидеть не можешь. Не мог спокойно с опухолью жить? Нет, ну ведь как-то же жил ты с ней? Что дала эта операция - тебе ведь сейчас много хуже, чем было до неё!"

Когда дело касается удаления опухоли, фальшивость подобной логики очевидна. Но отнесенные к вступлению к ЕС, такие рассуждения также насквозь фальшивы.

Как уже было сказано, путь в гору всегда труднее, чем пусть с горы. Путь к ЕС - это трудный путь наверх, к модернизации производства, к новым рабочим местам, к новым отношениям в обществе, гарантирующим демократию, законность и защиту прав личности. В целом же, это нелегкий путь к новому, лучшему, чем сегодня, качеству жизни. Путь трудный и долгий - но с достойным результатом в конце. Путь для тех, кто способен видеть перспективу, и думать не только о своем будущем, но и о будущем своих детей. Иначе лишения начального, самого тяжелого, периода теряют смысл - ведь из опыта других стран известно, что такая модернизация занимает, при хорошем сценарии, 50-60 лет.

Какова же альтернатива этому пути? Альтернатива ему - легкий путь вниз: консервация существующей ситуации и прозябание на периферии Таможенного Союза, где Молдове, как уже было показано, будет отведена роль источника дешевых и бесправных полурабов. Это отказ от самой концепции правового государства и прав отдельной личности. Подобные концепции невозможны в докапиталистических обществах - в отсутствии принципа святости и неприкосновенности частной собственности они лишены реального содержания. Это откат назад во всех смыслах: к примитивным и устаревшим производствам, бесправию работников, низкому уровню образования. К всевластию церкви, охоте на инакомыслящих, и тотальному контролю. К полному подавлению "в интересах государства" любой самостоятельности и индивидуальности.

И никакого третьего, серединного, компромиссного пути здесь просто нет. Или в ЕС, в капитализм, в правовое государство. Или прочь от всего этого - в дикость, произвол и средневековье.

Эта развилка, на которой сегодня стоит Молдова, очень опасна для нашего общества ещё и тем, что значительная его часть, имея возможность выбирать, действительно предпочтет откат назад, безо всяких фальсификаций и подтасовок. На то есть серьезные исторические причины. Наше общество ни единого дня не жило ещё в правовом капиталистическом государстве. Как следствие, гражданское сознание, то есть, ощущение себя собственником, несущим полную ответственность за все свои действия и решения, в нем скорее экзотика, чем норма. Иначе и быть не могло - наши исторические корни лежат в Российской Империи и Советском Союзе, где крепостное право было отменено менее чем за 60 лет до антикапиталистического переворота. Где, так и не построив обещанный социализм, снесли, как бульдозером все едва пробившиеся за эти 60 лет ростки правового государства, а общество было отброшено к прежнему положению крепостных рабов, какими, по сути, и были лишенные собственности и избирательных права "советские люди".

Сегодня из России на нас накатывает новая волна все того же, родом из Орды, крепостничества, под теми же, изрядно трачеными молью, лозунгами "возрождения великой державы". Но страна, граждане которой живут поколение за поколением в ничтожном и бесправном состоянии не может быть великой. Она может быть большой, и даже огромной. Может быть страшной - и наводить ужас на весь мир. Но вот великой она не может быть никогда.

Мы начали наш разговор с довольно простого, по своей сути, и, в общем-то, вполне себе бытового выбора между сближением с ЕС и с ТС. Но выбор между краткосрочными преимуществами, которые даст Молдове уступка российскому шантажу и отказ от сближения с Евросоюзом с одной стороны - и твердым курсом на долгосрочную технологическую и социальную модернизацию с опорой на сотрудничество с ЕС, с другой, явно выходит за пределы сиюминутных практических расчетов. Выбор оказывается цивилизационным. Мировоззренческим. По своим сути и смыслу, этот выбор имеет такое же значение, как выбор, некогда сделанный нашими далекими предками, впервые слезшими с дерева и взявшими в лапу острый камень. Те, кто остались на дереве, предпочтя стабильность, нашими предками не стали. Они стали предками тех, кого мы рассматриваем в зоопарке.

И вот сейчас, выбирая курс на Евросоюз, мы, по сути, тоже выбираем: кем нам быть? И не столько даже нам, сколько нашим детям и внукам. Курьезными реликтами тоталитарного прошлого - или образованными и свободными людьми просвещенного будущего?

Я солгал бы, сказав, что Ассоциация с ЕС сулит нам в ближайшее время приятные приобретения. Безвизовый режим, разве что… но это лишь средство, возможность, из которой надо ещё извлечь какие-то выгоды. Туризм - не в счет, и не о нем сейчас речь. Речь о том, как нам снискать в новой реальности хлеб насущный. Так вот, все наши перспективы на ближайшие годы укладываются в известную фразу Черчилля: «я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота». Вот только не надо забывать о том, что отказавшись от трудов и жертв, связанных с Ассоциацией с ЕС, мы в дальнейшем заплатим за это сиюминутное облегчение, ещё большей кровью, потом и слезами. Мы закроем для себя Европу - и это будет самая страшная и самая невосполнимая наша потеря.

Европа – это не чистые улицы. Не соседи, которые стучат в полицию за малейший проступок. Не педофилы, геи, инцесты и марихуана. Кстати, всего перечисленного, за исключением, разве что, чистых улиц, в достатке и у нас.

Европа– это, в первую очередь, чувство собственного достоинства естественное как воздух для каждого отдельно взятого человека. То самое, невыразимое, которое мы, в большинстве своем, оставляем за порогом кухни, выходя на улицу, и уж точно забываем, садясь в маршрутку. Европа – это среда, в которой политика – эффективный инструмент решения проблем и продвижения идей, а не инструмент полукриминального обогащения и удовлетворения больных амбиций. Европа – это толерантность и принятие всех и вся, как спокойный, привычный, успокаивающий фон комфортного существования. Европа – это пространство, в котором общество – это не уставший, ко всему привыкший вол с трижды зарубцевавшейся спиной, тянущий на себе телегу с аппарат власти, а, напротив, погонщик телеги, в которую впряжено государство.

Войти туда безболезненно не получится. Но это не означает, что этого не надо делать вовсе. Напротив, нам обязательно надо превозмогать разочарование, надо объяснить себе и другим, что бывают моменты, когда даже несмотря на четкое понимание того, что все равно обманут, необходимо верить, идти, доказывать, добиваться, и самое главное, надеяться. В кои-то веки в конце нашего туннеля виден свет, а не сфинктер.

Несколько слов на прощание

Выбирая, чему и кому верить, каждый человек, на самом деле, выбирает для себя тот вариант реальности, который ему проще принять. Выбирая между курсом на сближение с Европейским союзом, и отказом от него, мы, на самом деле, стоим перед совсем простым выбором. Не экономическим. Не политическим. И даже не нравственно-этическим.

Этот выбор можно было бы назвать религиозным, если бы значение слова "религиозный" не было так искажено. Выбирая отказ от сближения с ЕС, мы выбираем отказ от модернизации, технологической и социальной. Мы соглашаемся с тем, что убогий, скучный и пыльный вариант безысходного ада на земле - страшного именно своей безысходность, которую главные черти любят называть "стабильностью" - это и есть норма нашего существования. Выбирая курс на ЕС, сулящий нам массу трудностей, мы выбираем веру в то, что безысходность и безнадежность, удерживающая нас в этом аду, может быть побеждена и взорвана нашей волей и намерением. По сути, мы стоим перед выбором между утверждениями: "люди могут объединиться, переступить через страх и изменить свою жизнь" и "все куплено, все продались, везде торжествует злобный фашизм, и наше спасение только в бегстве в прошлое".

И если мы выберем второе, то дело, по большому счету, будет совсем не в том, что фальсификаторы из российского агитпропа так уж хорошо поработали. Да - они поработали неплохо, но это не главное. Потому что самый сильный аргумент - это тот, которому заранее хотят поверить. И очень много людей вокруг нас заранее выбрали веру в ад. Не то чтобы со зла, а как более привычную концепцию.

Но штука тут в том, что всякий поверивший злу, тут же становится частью этого зла, и несет персональную ответственность за его умножение. Речь, как видите, совсем не о том, можно ли спасти наивную и обманутую жертву телевизора. Речь о том, хочет ли спасения сама эта жертва. Теоретически спасение существует для всех. На практике - это очень трудно.

В художественной литературе душу обычно продают за нечто ценное: за деньги, власть, младых дев (или юношей, тут уж кому что) и прочее в таком же роде. Увы, литература здесь обманывает нас. Души покупаются дешевле - за возможность сохранить привычную картину мира, сколь бы мрачной и унылой она ни была. Вернее, за неосознанное желание, чтобы твое уныние и твоя никчемность стали правдой для всех, и чтобы никто от нее не отвертелся.

Это и есть стандартная цена за душу, которая немедленно, ещё при жизни, вместе с телом, попадает в ад и начинает работать на умножение его площади - прямо здесь, на этой земле. Потому что никакого другого ада нет. Есть только этот, за который так крепко держатся миллионы заинтересованных лиц.

Хватит уже, отпускайте руки. Без ада жить в сто раз интересней.

Перепечатка материала допустима только с установкой активной гиперссылки на ava.md !

Автор: специально для ava.md Ильченко Сергей

Обсудить

Другие материалы рубрики